Военно-полевой быт как фактор боеспособности воинов

Военно-полевой быт — это уклад повседневной фронтовой жизни, не связанный с непосредственным решением боевых задач, включающий как удовлетворение материальных потребностей участников войны (в нище, одежде, жилище, поддержании здоровья), так и освоение духовных благ, культуры, общение, отдых, развлечения (фронтовой быт, быт воинской части, индивидуальный быт).

Военно-полевой быт — явление не отвлеченное. Он складывается и изменяется иод влиянием общественных отношений в воюющем обществе, достигнутого уровня производства, вида боевых действий и используемых средств вооруженной борьбы, культуры командиров, характера взаимоотношений военнослужащих, а также географических, погодно-климатических и иных условий. Подчеркивая эту зависимость, Е. С. Сеняв- ская отмечает: «Конкретные бытовые условия участников боевых действий определяются общими, социальными и ситуационными факторами. К первым относятся тип и масштаб войны, ее длительность, мобильный или позиционный, наступательный или оборонительный характер. Немалое значение имеет также театр военных действий — с точки зрения климатических условий и времени года. К социальным факторам относятся принадлежность к роду войск и военной специальности (в том числе к элитным или обычным частям), а также к рядовому или командному составу. В ряду ситуационных факторов — ход военных действий (наступление, оборона, отступление); расположение на основном или второстепенном участках фронта; расстояние от переднего края (передовые позиции, ближние и дальние тылы и т.п.). С точки зрения совокупности факторов, влияющих на специфику быта, каждая из войн очень индивидуальна, — прежде всего, из-за различий в историческом времени, в масштабе и длительности конфликта, в используемых технике и вооружении, в степени мобильности и т.д., хотя можно найти и немало совпадений. При этом в любой войне бытовая проблема не только имеет важное самостоятельное значение, по нередко перерастает в проблему психологическую, подрывая или, напротив, укрепляя моральный и боевой дух личного состава»[1].

Военно-полевой быт отражает в материальной форме отношение общества к воюющей армии и поэтому служит своеобразной «болевой» точкой единения армии и общества. Солдат определяет характер отношения к нему общества через обеспеченность пищей, водой, одеждой, обувью, почтой и т.д. Если в этой сфере возникает неблагополучие, оно быстро переносится в сферы управления войсками и боевой деятельности.

Быт оказывает огромное влияние практически на все стороны жизни участников боевых действий, на формирование образа жизни воинских коллективов и личности военнослужащего, выполняя важнейшие функции.

Известный отечественный физиолог Ю. П. Фролов, обобщая опыт Первой мировой и Гражданской войны в России (1918—1921), подчеркивал: «Как бы идеально ни был составлен стратегический план, как бы высока ни была цель войны, все же недостатки и перебои в питании должны губительно отзываться на состоянии работоспособности, а значит, и на конечном результате всех операций. То же самое, разумеется, касается и других вопросов снабжения, смежных с вопросами питания, а именно, обмундирования, обеспечения обувью и т.д.». Он также указывал на то, что «отсутствие регулярной почты, к которой так привык современный человек, появление газет, разбирающих события уже давно минувших дней вместо того, чтобы освещать текущий момент, неизвестность о том, что делается с домашним хозяйством; наконец, половая необеспеченность, — все это, разумеется, является серьезным испытанием для всякого, даже наиболее стойкого бойца»[2].

Психологические функции военно-полевого быта. Логический анализ, обобщение, классификация проявлений бытовых условий на войне и их отражения в научных исследованиях позволяет выделить следующие психологические функции военно-полевого быта, которые должны быть реализованы, чтобы быт стал психологическим ресурсом солдата.

1. Потребностная функция состоит в способности быта удовлетворять жизненно важные материальные и духовные потребности участников боевых действий. Если использовать в качестве основы для анализа теорию иерархии потребностей А. Маслоу, то можно охарактеризовать влияние военно-полевого быта на удовлетворение потребностей участников боевых действий следующим образом: быт на войне, так или иначе, удовлетворяет все иерархические уровни потребностей военнослужащего — потребность в пище, воде, сне, жилище, комфорте, безопасности, вхождении в социальную группу, уважении, самореализации.

Важность своевременного обеспечения качественным питанием участников боевых действий трудно переоценить. Для боевой деятельности характерны высокие энергозатраты, преимущественное пребывание на открытом воздухе, огромные психические нагрузки. Вследствие этого, в ходе высокоинтенсивных боевых действий, осуществляющихся в сложных природногеографических условиях, военнослужащий может расходовать в течение суток до 6000 ккал и терять порядка 5 кг своего веса. Для восполнения таких энергозатрат требуется качественная пища в большом количестве. Для примера, такой калорийной ценностью обладают 2 кг свинины, 3,5 кг говядины, 3 кг хлеба, 12 л молока.

Американские ученые в годы Второй мировой войны провели эксперимент по влиянию голода на осознание и удовлетворение других потребностей человека. Испытуемые (лица, отказавшиеся от участия в войне по религиозным и другим соображениям) подверглись пищевой депривации. По мере того, как они начали терять в весе, они стали безразличными практически ко всему, кроме еды. Они постоянно говорили и читали преимущественно о еде, отодвинув на дальний план сексуальные, культурные, социальные и другие потребности. И это не случайно, ведь от качества и количества пищи зависит работа головного мозга, всей нервной системы. Ее недостаток или неполноценность могут вызывать такие явления, как неспособность сконцентрировать внимание, запоминать боевую информацию, решать простейшие мыслительные задачи, мобилизовать волю, создать необходимый боевой настрой.

Голодные солдаты нередко превращаются в банду разбойников, промышляющих в населенных пунктах в зоне боевых действий. Воровство, грабеж, убийство местного населения из-за куска хлеба наносит непоправимый ущерб отношениям с местным населением, толкает его в объятия врага. Неудовлетворенность в пище в ходе выполнения боевых задач и в периоды передышек между боями оцениваются военнослужащими по-разному. Постоянное недоедание военнослужащих может интерпретироваться как результат воровства тыловых работников, недостаточного внимания командного состава к нуждам подчиненных, профессиональная несостоятельность командиров и т.д.

Не случайно плохое обеспечение войск продовольствием мгновенно становится козырем в психологических операциях противника. Так, в годы Первой мировой войны английские специалисты психологической войны выпустили даже специальную листовку, в которой без всякой аннотации приводились суточные рационы английских и германских военнослужащих. Ее действенность оценивалась очень высоко. Солдаты сами делали выводы о том, чьи командиры лучше заботятся о своих подчиненных.

Таким образом, качественное питание бойцов — это не сугубо тыловая проблема, а проблема, связанная с боевым духом войск, моральным превосходством над противником, вопрос победы или поражения, жизни и смерти.

Критическим вопросом в сфере обеспечения боеспособности войск является их полноценное водоснабжение. Выше говорилось о том, какое пагубное влияние оказывает даже незначительное обезвоживание на боевые качества и морально-психологическое состояние военнослужащих. В ходе высокоинтенсивных боевых действий для поддержания необходимого водно-солевого баланса солдатам может требоваться до 6—8 л воды. Например, в ходе боевых действий в пустынной местности питьевой режим военнослужащих организуется из расчета потребления 1 л воды в час. Обеспечение участников боевых действий водой должно быть встроено в военно-полевой быт войск, в распорядок дня их повседневной жизнедеятельности. У военнослужащих должна быть сформирована культура водопотребления. Каждый военнослужащий должен иметь флягу и минимум раз в день наполнять ее водой. Вода должна обязательно употребляться после каждого приема пищи, во время каждого привала и кратковременного отдыха, при возникновении чувства жажды, головокружения, головной боли, запоров и т.д. Командиры подразделения, заботящиеся о боевом духе и боеспособности своих подчиненных, должны периодически давать команду на употребление воды, проверять наличие у военнослужащих фляг и воды в них.

Стремление максимально использовать возможности военно-полевого быта в качестве ресурса боевой активности воинов неизменно ставит вопрос об употреблении алкоголя в боевой обстановке.

В начале XX в. Г. Е. Шумков писал: «Напрасные надежды возлагают на пушки. Пушки только тогда страшны, когда бойцы, управляющие ими, морально и физически сильны. И когда, открыв глаза, мы постараемся проникнуть в силу бойцов во время сражений и сделаем попытку к изучению их деятельности в эго время, тогда в первую голову мы сталкиваемся с вопросом об алкоголе в бою, ибо многие бойцы предпочитают идти в бой в пьяном виде, будучи уверены в том, что выпивка дает храбрость»[3].

Ни одна война не обошлась без алкоголя. Официальные мотивы его употребления разнообразны. Среди мотивировок употребления спиртного преобладают: «за погибших боевых товарищей»; «за здравие именинников»; «за победу»; «от простуды»; «с устатку»; «за празднование»; «для сна»; «для расслабления»; «для храбрости» и др. Однако все эти мотивировки чаще всего скрывают мотив отвлечься, уйти от травмирующих воспоминаний.

Мнение специалиста

Заинтересовавшись вопросом о роли спиртного в жизнедеятельности участника боевых действий, Шумков объективно, без предвзятости, с единственной целью — приблизиться к справедливому решению больного вопроса как в личной жизни воинов, так и в общем взгляде военного искусства на употребление алкоголя бойцами — исследовал эту проблему. Вот как он описывает результаты своего исследования.

«Выпил участник боя чарку. В голове зашумело, в глазах показался туман, в ушах неопределенный шум, заглушающий неприятельские выстрелы и разрывы. Но далее... просвистела пуля, вскоре прогудела другая, там третья, четвертая... Уже при первых полетах пуль туман в голове рассеивается. Немного погодя “хмеля” в голове как не было. Человек в этих условиях быстрее трезвеет, голова становится свежей, как у невыпившего. Казалось бы все хорошо. Первоначальный хмель прошел. На самом деле этим все не кончается. После быстрого отрезвления, при свежей голове и мыслях, развивается физическая слабость во всем теле.

Будучи ослабленным, воин плохо владеет собой, скорее устает и подчиняется движениям и поступкам других; скорее проявляются признаки страха и, не имея сил в себе сдерживать страховую реакцию, своим видом заражает соседей. Тс начинают волноваться и терять самообладание, смотря на своего товарища. В этом состоянии выпивший скорее впадает в панический страх, столь опасный в бою».

«...пьяный смотрит вперед стекловидными глазами, а что творится по сторонам, он плохо видит и боковым зрением нс руководствуется в своих замедленных и грубых действиях».

«Алкоголь понижает выносливость и боевую деятельность, зоркость зрения и слух, точность расчета, понижает самообладание... способствует возникновению страха и паники».

Алкоголик в бою «первым старается отстать, увернуться, скрыться в безопасное место, а при случае бежать».

Выпившие перед боем и получившие ранение, переносят их «значительно хуже, чем люди трезвые, но получившие такие же ранения. В дальнейшем лечение и заживление раны происходит медленнее и болезненнее, чем у трезвых»[4].

Таким образом, по мнению Шумкова, алкоголь как напиток, понижающий боевую силу в боевой деятельности, должен быть исключен и выведен из употребления как способствующий ослаблению боевых сил и отдалению ожидаемого успеха и победы.

Учитывая то, что для работоспособности воинов, расходования ими энергии, потребности в пище и воде имеет значение боевая нагрузка, командирам подразделений необходимо заботиться о ее целесообразном распределении. Боевая амуниция сегодняшнего солдата весит десятки килограммов. Идя в бой, он стремится быть во всеоружии. Выше говорилось о том, что война — это не только непрерывное огневое и тактическое противоборство с противником, но и значительный отрезок обыденной человеческой жизни с ее простыми человеческими потребностями и радостями. Участник боевых действий думает о своем возвращении домой, встрече с родными и близкими. Он готовит им какие-то мелкие подарки, сувениры. Наличие таких безделушек поддерживает психологическую связь воина с его родными и близкими, свидетельствует о вере солдата в свое будущее, а значит о вере в победу. За время боевых действий у него накапливаются вещи, свидетельствующие о его воинской доблести: награды, ценные подарки, грамоты. Все эти мелочи создают психологическое пространство повседневного бытия воина, ощущения им воинского подразделения своим домом. Нередко он вынужден «все свое добро» носить постоянно с собой из-за отсутствия места надежного хранения личных вещей. Это увеличивает физическую нагрузку на воина, ускоряет его утомление, делает менее подвижным на поле боя. Для того чтобы сохранить эти важные для психологического самочувствия солдата ощущения и снизить на него физическую нагрузку, командиру необходимо позаботиться о создании надежных «ячеек» для хранения личного имущества каждого подчиненного.

Эффективность действий военнослужащих на поле боя и их психическое состояние во многом определяются качеством обмундирования, эргономическими характеристиками микросреды повседневной жизни воина.

Особенно важными являются такие свойства военной одежды, как хороший теплообмен, защита от дождя и влажности, легкость, удобность, прочность, маскирующие свойства, элегантность, модность. При равных прочих условиях из двух встретившихся в бою противников психологическое преимущество будет иметь тот, кто выглядит молодцевато, лихо. Если обмундирование под дождем впитывает влагу, становится тяжелым, затрудняет движения, сохнет в течение нескольких суток, если ботинки тяжелы, провоцируют нотницу, если снаряжение не позволяет удобно разместить носимые боевые средства, это вызывает уныние, досаду, разочарование и т.д.

Нс случайно, в конце XIX — начале XX в. свойства обмундирования тщательно исследовались и оценивались как важнейший фактор успешности боевых действий войск. Один из специалистов в области военной физиологии Ю. П. Фролов в начале XX в. писал: «Стоит лишь посмотреть, с какой заботой выбирается материя для пошивки обмундирования, как оцениваются его качества, теплопроницаемость, промокаемость, легкость, как взвешивается каждый грамм нагрузки, выпадающий на пехотинца или кавалериста, сколько раз пересматривается размещение отдельных предметов обмундирования относительно центра тяжести бойца, — для того, чтобы убедиться, что именно здесь “путь к сердцу солдата”»[5]. Зная это, император Николай II лично испытывал солдатское обмундирование, проходя в нем пешим маршем несколько десятков километров. Ошибочное утверждение, что XX в. стал исключительно веком машин, негативно сказалось на внимании к качествам военной одежды.

Участники боевых действий стремятся всемерно усовершенствовать военную форму в сторону повышения ее функциональности и эстетических качеств. В 1980 г. командир 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Афганистане, на совещании руководящего состава воинских частей показал вариант формы одежды, переделанной из стандартного обмундирования. Она оказалась не только удобной, адаптированной к природно-гео- фафическим и погодно-климатическим условиям региона боевых действий, но и довольно элегантной, придавала военнослужащему бравый, лихой вид. Через двое суток весь личный состав дивизии спонтанно переоделся в новую форму одежды. Военнослужащие сами отрезали рукава курток, кроили из них карманы, пришивали их, «расклешали» брюки, лихо заламывали панамы. У местных жителей сложилось впечатление, что за это время войска были заменены более подготовленными, опытными военнослужащими[6].

Сегодня, впервые за последние десятилетия, в России разработан комплект боевого снаряжения воина «Ратник», где каждый элемент является частью целого, имеет свое место, выполняет несколько функций. Его полный вес, включая вес оружия и боеприпасов, составляет примерно 22 кг; это более чем в два раза меньше, чем вес имеющихся в настоящее время сборных комплектов. По свидетельствам СМИ, снаряжением «Ратник-2» уже обеспечено более 80 тыс. военнослужащих. Одновременно разрабатывается комплект снаряжения «Ратник-3», в состав которого будут включены экзоскелетоны, позволяющие военнослужащим поднимать грузы в несколько сот килограммов и совершать без переутомления длительные пешие переходы. В этот комплект будет также интегрирована система оценки состояния здоровья военнослужащего, которая в случае его ранения передаст немедленную информацию командиру.

Военно-полевой быт оказывает воздействие на психическое состояние войск через свою способность или неспособность обеспечивать здоровый образ жизни (достаточный уровень активности, сон, личная и групповая гигиена, соматическое здоровье и др.).

Скопление большого числа людей, ограниченность в использовании средств личной и групповой гигиены, нарушение правил размещения войск на местности (недостаточно частое мытье в бане, стирка нательного белья, сбои в санитарной обработке мест расположения войск, туалетов и т.д.) способствуют массовому завшивлению военнослужащих, размножению насекомых (клопов, клещей, тараканов, мух) и крыс, и, как следствие, - распространению инфекционных заболеваний.

Так, во время боевых действий в Афганистане вшивость была широко распространена не только среди рядового, но и среди офицерского состава нашей армии. Американские и британские специалисты пишут о том, что среди сегодняшнего контингента союзных войск в Афганистане эта проблема стоит так же остро. Вывести вшей на войне полностью сложно. Это требует согласованных действий банно-прачечных комбинатов (по качественной стирке и пропариванию белья), командиров воинских частей (по обязательной организации в батальонах походных бань), командиров подразделений (по организации обязательной глажки и ежедневной проверки чистоты белья и соблюдения подчиненными гигиены), каждого военнослужащего (по соблюдению личной гигиены).

Негативно влияют на самочувствие военнослужащих мухи. Война создает благоприятные условия для их бурного размножения. Мухи мешают отдохнуть, выспаться, комфортно поесть, отправить свои естественные надобности. Некоторые участники боевых действий в Афганистане относят мух к самым негативным раздражителям.

Свидетельство бойца

Вот как описывает один из участников боевых действий свои впечатления, связанные с мухами.

«Бывало, заходишь в туалет, а там — черным-черно от мух. Кажется, что они покрывают стены и пол в несколько слоев и с удовольствием питаются лизолом, который, “но уму”, их должен убивать. Первый же шаг вовнутрь ведет к тому, что вся эта несметная рать взвивается в воздух и атакует нарушителя их покоя. Мухи пытаются залезть в уши, нос, глаза, за шиворот, в рукава и даже в штанины. Когда представишь, откуда они только что взлетели, нулей вылетаешь из туалета. И ждешь вечера, чтобы выйти куда-нибудь за угол и сделать “грязное дело”. А это, в свою очередь, ведет к размножению мух.

В условиях массового распространения таких заболеваний, как гепатит, тиф, дизентерия, муха, севшая на хлеб или другую пищу, напрочь лишает аппетита. Особенно неприятные ощущения вызывают мухи, роями кишащие на местах бывших боев. Кажется, что каждая из них только что взлетела с трупа и норовит залететь тебе в рот».

Нередко туалеты выносятся за пределы охраняемых территорий полевых лагерей, и хождение в них воспринимается военнослужащими как небезопасное. Уборные в воинских частях, участвовавших в боевых действиях в Афганистане, обычно представляли собой сооружения из столбов и мешковины, закрывающей человека до пояса. Военнослужащие, отправлявшие естественную нужду, испытывали чувство дискомфорта. Между тем, еще в Первую мировую войну в германской армии делались туалеты в виде одиночных кабин — четырехугольных ящиков, опрятных, сколоченных из досок, закрытых со всех сторон, с великолепным, очень удобным сиденьем, сбоку у которых делались ручки для их переноски. Такие туалеты рассматривались не только как уборные, но и как место, где можно уединиться и прочитать письмо из дома, снять эффект «витринности» повседневного военно-полевого быта.

В американской и британской армиях солдат использует специальный герметичный туалетный пакет с комплектом туалетной бумаги и влажных салфеток для рук. После использования пакет легко закрывается и бросается в специальную яму. Раз в неделю скопившиеся в яме пакеты сжигают[7]. Это существенно снижает количество мух в расположении подразделений, предупреждает распространение инфекционных заболеваний, повышает настроение и самоуважение бойцов.

Продолжая психологический анализ военно-полевого быта с помощью теоретических положений иерархической концепции А. Маслоу, необходимо подчеркнуть, что он должен обеспечивать определенный уровень безопасности военнослужащих. Безопасности не только от заболеваний, обморожения, тепловых и солнечных ударов, нападения опасных животных и укусов ядовитых насекомых, но и от противника.

2. Коммуникативная функция проявляется в способности быта формировать вполне определенную систему общения и отношений военнослужащих, устанавливать и поддерживать социальные статусы. Быт во многом определяет степень общности или разобщенности командиров и подчиненных, частоту интеракций между ними, возможность контактов с женщинами, родными и близкими.

Если командиры живут непосредственно с подчиненными, это до определенного уровня психологически объединяет их. Вместе с тем это нарушает имидж некоей «особости» командира, наделенное™ его еще не до конца раскрытыми и понятыми подчиненными интеллектуальными, волевыми, управленческими, боевыми и другими качествами, благодаря которым он признается безусловным лидером. Если же различия в бытовых условиях офицеров и солдат достигают значительных величин, возможно проявление психологической разобщенности. Например, 3. Фрейд считал, что Первую мировую войну Германия проиграла именно из-за ярко выраженных бытовых различий и психологической разобщенности командного и рядового состава.

3. Рекреационная функция связана с возможностью быта структурировать жизнедеятельность военнослужащих на войне, выделяя в ней наряду с боевой активностью периоды «мирной жизни» и тем самым обеспечивать их сон, отдых, восстановление сил, израсходованных в процессе решения боевых задач.

Восприятие военнослужащими жилищных условий в боевой обстановке зависит скорее не от их реальных свойств, а от их сравнения с жилищными условиями различных категорий военнослужащих (генералов, офицеров и рядовых) и противника.

4. Гедонистическая функция заключается в создании возможностей для развлечений, получения наслаждения участниками боевых действий.

Сюда входят концерты художественной самодеятельности и художественных коллективов, встречи с деятелями культуры и искусства, просмотр художественных фильмов, организация работы полевых солдатских и офицерских клубов и т.д.

  • 5. Функция личностного развития проявляется в предоставлении военно-полевым бытом возможностей для развития интеллектуальных, нравственных, эстетических и других качеств участников боевых действий. Важную роль в этом играют деятельность полевых библиотек, радиообслуживание, обеспечение личного состава газетами и журналами, система политического, боевого и правового информирования военнослужащих и др.
  • 6. Афобическая функция состоит в том, что хорошо организованный быт, насыщенный событиями повседневной армейской работы, множеством «мелочей солдатских будней», отвлекает бойцов от драматических, устрашающих воспоминаний и размышлений.
  • 7. Психотерапевтическая функция связана со способностью быта снимать чрезмерное напряжение, тягостные переживания и сомнения, продуктивно разрешать межличностные конфликты участников боевых действий. Реализации этой функции способствуют организация телефонной связи с родными и близкими, бесперебойной работы почты, деятельности психологической службы и др.

Оптимизация психологических свойств военно-полевого быта возможна посредством:

предварительной психологической подготовки военнослужащих к жизнедеятельности в бытовых условиях военного времени;

повышении способности военно-полевого быта реализовать свои психологические функции.

Создавая научные основы военной психологии, Г. Е. Шумков подчеркивал, что для психологической подготовки будущих бойцов к боевой обстановке необходимо обучать не только эффективным приемам боевых действий, но и повседневной жизнедеятельности в суровых условиях военно-полевого быта.

Психологическая подготовка предполагает периодические полевые выходы частей и подразделений, в процессе которых военнослужащие адаптируются к условиям военно-полевого быта. При этом на короткое время создается обстановка, которая по своим отрицательным психологическим свойствам превосходит условия жизнедеятельности в современном бою.

Опыт боевых действий в Афганистане и Чечне показывает, что военнослужащие должны обучаться выживанию в крайне неблагоприятных обстоятельствах. Они должны уметь:

  • — строить временное полевое жилье из подручных материалов (шалаши, перекрытые щели, «поры» и т.п.);
  • — выживать в условиях экстремально высоких и низких температур;
  • — добывать и обеззараживать воду;
  • — готовить пищу из продуктов сухого пайка;
  • — добывать и готовить пищу в условиях индивидуального и группового выживания;
  • — употреблять в пищу растения, насекомых и животных, традиционно не относящихся к пищевым;
  • — продуктивно отдыхать и спать по самоприказу и т.д.

Непосредственно в боевой обстановке командиры и другие должностные лица должны принимать меры к реализации всех перечисленных психологических функций военно-полевого быта. Особенно важно заботиться о питании, тепле и возможности высушить промокшее обмундирование.

Каждый командир, организуя военно-полевой быт своих подчиненных, должен задавать себе вопросы: «Достаточно ли безопасно расположение подразделения? Достаточно ли комфортно устроены люди? Смогут ли они отдохнуть и выспаться в достаточной мере? Будут ли они иметь возможность взаимодействовать друг с другом, написать письмо домой, почитать книгу? Достаточно ли качество и вовремя ли готовится пища? В достаточной ли мере воины обеспечены водой?» и т.д.

  • [1] Сенявская Е. С. Психология войны в XX веке. С. 88.
  • [2] См.: Фролов Ю. П. Введение // Хахаиьян Г. Д. Основы военной психологии.
  • [3] Шумков Г. Е. Пьяная храбрость или алкоголь в бою // Общество ревнителей военныхзнаний. 1909. № 1. С. 1.
  • [4] Шумков Г. Е. Пьяная храбрость или алкоголь в бою. С. 1.
  • [5] Фролов 10. П. Предисловие // Хаханьян Г. Основы военной психологии. С. 40—41.
  • [6] См.: Караяны Л. Г., Сыромятников И. В. Прикладная военная психология.
  • [7] См.: HughesJ. //., Neville М. Battle Against Stigma. Barcelona, 2014.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >