Психологическая поддержка участников боевых действий

Психологическая поддержка направляется на актуализацию имеющихся и создание дополнительных психологических ресурсов, обеспечивающих преодоление симптомов боевого дистресса и активные действия военнослужащих на поле боя.

В профилактическом плане она оказывается всем военнослужащим, а в качестве средства психологической коррекции применяется но отношению к лицам с симптомами боевого дистресса.

Психологическая поддержка военнослужащих в целях профилактики дистресса и травматического стресса. В процессе всего периода боевых действий общими для всех участников боевых действий мерами психологической поддержки должны быть стресс-превенция на организационном и индивидуальном уровне и стресс-вакцинация.

Как было показано в гл. 13, главными факторами развития дистресса и травматического стресса выступают: во-первых, нарушения и задолженность сна и, во-вторых, продолжительность воздействия боевых стресс- факторов и физических нагрузок, вызывающих утомление. Поэтому именно на их профилактику и должна быть направлена психологическая поддержка.

Контроль качества спа. Как бы ни развивались боевые действия, командир должен стремиться к тому, чтобы дать поспать непосредственным участникам боевых действий 7—8 ч/сут. Следовательно, план боевой деятельности, сна и отдыха должен предусматривать 16 ч деятельности и 8 ч сна. Если такой план в складывающейся боевой обстановке реализовать не удается, следует установить план 12 ч деятельности и 12 ч на сон и отдых. В крайнем случае, в течение пяти суток может реализоваться план 4 ч через 4 ч. В последнем случае лицам, занимающимся умственной деятельностью (работники штабов), должно предоставляться не менее 6 ч/сут для сна и восстановления сил.

Организация активного отдыха и предупреждение безделья военнослужащих. Особое внимание командиров в боевой обстановке должно быть обращено на недопущение бездействия личного состава. Доказано, что чем дольше длится такое бездействие, тем хуже оно переносится личным составом и тем больше создается возможностей для развития неблагоприятных психических состояний. Это особенно важно при участии войск в локальных военных конфликтах, характеризующихся чередованием периодов интенсивной боевой деятельности и «мирной» жизнедеятельности. Безделье ведет к превращению солдата в постоянно дремлющее вялое от скуки, безвольное существо. Кроме этого, оно провоцирует воинов на поиск «приключений», который может завершиться созданием в подразделении изощренной системы неуставных взаимоотношений, издевательством над сослуживцами, грабежом, насилием над местным населением, убийством мирных граждан и т.д.

Контроль пребывания в непосредственном соприкосновении с противником. Учитывая опыт войн и военных конфликтов, когда после непрерывного пребывания в течение нескольких дней на передовой большое количество военнослужащих утрачивало боеспособность из-за страха и утомления, необходимо периодически давать военнослужащим возможность отдохнуть во втором эшелоне, в резерве. Как показывает опыт, целесообразное время пребывания па передовой должно составлять 15 суток, а предельный срок — 35 суток.

Регулирование пребгявания военнослужащих в районе боевых действий. Для предупреждения психических расстройств в действующей армии Дж. Аппель еще в 1946 г. рекомендовал полностью заменять личный состав на передовых позициях через шесть месяцев, так как дезадаптация у большинства солдат развивалась через 8—12 мес. после прибытия на фронт. Во время войны в Корее (1950—1953) в американской армии был внедрен принцип «ротации», при котором длительность пребывания в районе боевых действий ограничивалась 9-ю мес. и каждый солдат заранее знал о точной «дате ожидаемого возвращения из-за моря» для удобства обозначаемой аббревиатурой DEROS (Date Expected to Return from Overseas). При этом замена участников боевых действий осуществлялась не отдельными военнослужащими, а целыми подразделениями, что позволяло сохранить на все время их боевых действий групповую сплоченность[1].

Опыт боевых действий наших войск в Афганистане показал, что после годичного пребывания в районе боевых действий у военнослужащих происходили сбои в работе иммунной системы, ведущие к массовым заболеваниям. В связи с этим в локальных военных конфликтах, когда на карту не ставится судьба своей страны, наиболее целесообразным сроком нахождения в боевой обстановке является 6—8 мес.

Поддержание единства армии и народа, связей с семьей. Как было показано, одной из причин снижения уровня мотивации, возникновения негативных психических состояний у участников военных конфликтов является реальная или кажущаяся утрата социально-психологического единства воюющей армии со своим народом, с родными и близкими. Когда происходит такое расслоение, участникам боевых действий кажется, что их просто «подставили», что они «попали». В то время, когда обычные граждане страны спокойно занимаются своими делами, влюбляются, женятся, рожают детей, ходят в рестораны, «попавшие» с оружием в руках отстаивают интересы своей страны. В данном случае у воинов может формироваться ощущение изолированности, забытости, психология лузера, неудачника. Подобное явление наблюдалось в контингенте советских войск в Афганистане, в российских частях в Чеченской Республике в 1995—1996 гг., в американской армии во Вьетнаме.

Следовательно, важной задачей психологической поддержки участников боевых действий является всемерное укрепление или фиксированное обозначение наличия таковых связей. Опыт такой работы накоплен в некоторых частях ВС РФ. Например, во время боевых действий в Чеченской Республике руководство СибВО постоянно и эффективно использовало эту форму психологической поддержки. Существовавший воздушный мост между Сибирью и зоной боевых действий в Чеченской Республике интенсивно использовался не только для переброски военных грузов, но и для доставки посылок, почты, подарков воинам от родных, близких и земляков. Регулярно в район боевых действий выезжали концертные бригады, представители общественности. Все это, по оценкам участников боевых событий, придавало им уверенность, вселяло надежду, поднимало боевой дух, положительно влияло на психологический климат в воинских коллективах. Окружная газета «Воин России» с января 1995 г. начала готовить регулярные спецвыпуски для воюющих в Чечне военнослужащих. Рассказы о семьях, публикации фотографий домочадцев, рукописные приветы прямо на газетных полосах не могли не сказаться на настроении и самочувствии воинов.

Сегодня уже трудно будет объяснить участникам боевых действий, почему они, когда позволяет боевая обстановка, не имеют возможности иод контролем командиров поговорить по «ротному» телефону с родными и близкими, послать им СМС, выйти в чат и т.д.

Защита военнослужащих от психологических операций противника. Еще более жесткие меры должны быть предприняты для предупреждения эффективного психологического воздействия на военнослужащих со стороны противника и негативно настроенного местного населения. Здесь недостаточны исключительно организационные меры (запрещение несанкционированных контактов с населением; изъятие у личного состава личных радиоприемников; назначение ответственных за сбор и уничтожение пропагандистских материалов; выявление, подавление и уничтожение средств психологического воздействия и др.). Важная задача состоит в создании и актуализации у военнослужащих интеллектуальных и эмоциональных барьеров, исключающих или существенно снижающих их подверженность информационно-психологическому воздействию противника. Для этого необходимо на ярких и убедительных примерах показывать цели, способы, психологические механизмы и возможные последствия такого воздействия. В данном плане весьма эффективными считаются такие методы групповой психологической работы, как психологические тренинги, обсуждение конкретных ситуаций и др.

Фармакологическая профилактика деструктивного стресса. Фармакологические способы состоят в усилении и коррекции психологического ресурса участника боевых событий за счет применения лекарственных препаратов, витаминов, лечебных трав и иных препаратов, имеющих психотропный эффект.

Опыт боевых событий в Афганистане, Чечне, Вьетнаме, в зоне Персидского залива и в других регионах мира показывает, что фармакологические средства могут быть использованы в целях: повышения активности действий личного состава в условиях опасности и хронического утомления (препараты группы психостимуляторов); снятия чрезмерной психической напряженности (релаксаторы); ускорения процесса адаптации военнослужащих к экстремальным условиям жизнедеятельности, повышения показателей работоспособности отдельных психических функций и др. Исследования, проведенные в Чечне группой медицинских специалистов, показали высокую эффективность применения ряда фармакологических средств для повышения боеспособности военнослужащих — препараты «Сиднокарб» и «Пирацетам», для купирования боевого стресса, острых психотических реакций военнослужащих — «Феназепам» и «Седуксен», в целях повышения скорости и точности реакций водительского состава — «Пирроксан», в интересах коррекции астено-депрессивных состояний — «Сиднокарб», «Элеутерококк», «Поливитамины».

Проверенным средством регуляции психической деятельности в обстановке действия психотравмирующих факторов являются поливитамины «Аснитин», «Аэровит», «Гексавит», «Декамивит», «Ревит», «Рибовит», а также психотропные травы: валериана, пустырник, синюха голубая, пион уклоняющийся, мелисса, душица обыкновенная, хмель обыкновенный, вахта трехлистная, фиалка трехцветная, полынь обыкновенная, мята перечная.

Психологическое просвещение и обучение военнослужащих. Опыт боевых действий практически всех армий и эпох свидетельствует о том, что эффективность боевых действий войск в значительной мере определяется тем, как противоборствующим сторонам удается работать со страхом.

На современном уровне развития военно-психологической науки для профилактики деструктивного страха и паники рекомендуются следующие мероприятия[2].

1. Формирование представления о страхе как крайне полезной эмоции, выполняющей сигнально-предупредительную, охраняющую, мобилизующую, ресурсную функцию в боевой деятельности воина. Психологические, гормональные, энергетические сдвиги в организме, превращающие человека в бойца (см. табл. 10.1), в значительной мере запускаются именно страхом. Без страха нет воина. Страх нужно понять и полюбить, «найти с ним общий язык».

Когда солдат знает, что страх является естественным состоянием, что его переживают и другие люди, в том числе неприятель, ему легче побороть страх.

2. Сегодня уже понятно, что научить человека победить смерть — самое лучшее средство сделать его равнодушным к страху, «ибо выше всего именно страх смерти, страх неизвестности по ту сторону бытия. Человек цепляется за жизнь, потому что он не знает смерти. Всего неизвестного человек боится. Но если человек уверует в то, что его мыслящее и чувствующее “Я” со смертью не погибнет, — будет ли это “загробная жизнь вечная” христианства или Магометов рай, или Буддистское перевоплощение души в новое существо для новой жизни, — все равно эта вера подержит дух во время смертельной опасности и даст мужество смело умереть. Государство, которое отказывается от религии и от воспитания своей молодежи в вере в бога... будет иметь трусливых солдат и нерешительных начальников... оно будет побеждено людьми, сознательно идущими на смерть, верующими в Бога и бессмертие души»[3].

Вера в справедливость войны также существенно укрепляет морально- психологическое состояние войск, порождает массовый героизм. Другими словами, формула В. Фраикла о взаимосвязи отчаяния и смысла работает и в отношении страха.

Один из самых сильных страхов на войне — страх быть раненым, страх боли. Командиры, военные психологи должны внушить солдату, что непереносимой боли не бывает. Что, «как только боль становится нестерпимой — является спасительное забытье. Объяснить, что зубная боль... гораздо больнее, чем боль при ранении. Рассказать солдату, что та пуля, которая чмокнула в землю или просвистела над ухом, тот снаряд, который разорвался, уже не ранят... Снаряд, который ранит, пуля, которая ударит - их не услышишь. Рассказать ощущения ранения. Я был ранен — какая боль? Ну, — точно внезапно палкою ударило — все... Совсем не страшно... Везде, на стрельбище, на учении показывать, как даже в спокойном состоянии духа много пуль летит даром»[4].

Важно рассказывать об этом, приводя конкретные, понятные и яркие примеры. Действительно, чтобы уничтожить одного воина, 100 солдат противника должны вести огонь по нему 11 суток без перерыва, до конца используя дневной рацион боеприпасов в 360 патронов (12 магазинов по 30 патронов). При этом общий вес израсходованных на одного человека пуль в 45 раз превысит его собственный вес.

В борьбе со страхом и паникой необходимо широкое ознакомление бойцов с достижениями современной медицины, в частности хирургии; обучение бойцов действиям в обстановке опасности; доведение военно-технических навыков до автоматизма; вовлечение воинов в те виды спорта, которые связаны с опасностью, и др.

Солдат, идя в бой, должен быть абсолютно уверен в том, что санитарная служба организована образцово, что в случае ранения он никогда не будет брошен и что есть люди, которым вменено в специальную обязанность помочь ему при ранении, вынести его из боя и вылечить. Он должен верить, что об инвалидах войны позаботится государство, что быть инвалидом в этой стране почетно, что инвалид не в тягость обществу, а в славное напоминание подвига.

3. Занятие военнослужащих конкретной деятельностью, особенно на этапе подготовки к бою. Опросники, заполненные несколькими сотнями солдат бригады Л. Линкольна, — ветеранами гражданской войны в Испании — показали, что 71% из них переживали страх перед битвой и только 15% — во время самой акции. Сегодняшние данные показывают, что максимальный страх перед боем переживают 39% воинов.

Долг начальника — прийти на помощь солдату. Прежде всего нужно занять солдата в бою. Сделать так, чтобы у него пропала мысль об опасности боя. Безделье на всех этапах боя — кратчайший путь к страху и панике. Здесь важная роль должна принадлежать психологическому активу — воинам, специально подготовленным для психологической поддержки сослуживцев. Напомним, в британской армии подготовлено более 10 тыс. таких активистов, в армии США — около 2 тыс.

  • 4. Формирование у военнослужащих четкого представления о противнике, задачах и условиях предстоящего боя, порядке и сигналах взаимодействия, о правилах эффективного применения оружия и боевой техники и т.д. Чем больше солдат знает о неприятеле и ситуации на фронте, тем больше он устойчив к страху, панике и дезинформации. Вспомним: «Предупрежден, значит вооружен».
  • 5. Поддержание строгой дисциплины. В гл. 15 обосновывается важность дисциплины как средства преодоления страха и сомнений воина и дающее ему синергетическую энергию, умножающую его духовные и физические силы.
  • 6. Повышение боевого мастерства воинов. В бою под воздействием стресс-факторов дольше сохраняются лишь те навыки действий, которые доведены в мирное время до автоматизма.
  • 7. Поддержание среди личного состава спокойствия и самообладания, предупреждение и пресечение панических настроений и слухов. Не только страх, но и самообладание является заразительным. Особенно это касается командира. Если дух начальника подавлен «и он это покажет, если он только проявит свое волнение хотя бы в нескольких указаниях, его сомнения распространятся с чрезвычайной быстротой; они удесятеряются в силе в каждой инстанции командования; приказания становятся все более и более нервными и внизу иерархической лестницы возникает беспорядок»[5].

Паникера необходимо немедленно убрать с глаз других солдат, так как, по утверждению Г. Е. Шумкова, «поражение психики бойца является для горячей боевой работы более ощутимой потерей, нежели одиночная смерть бойца, не считая того, что нарушение психики немногих участников боя может расстроить и понизить психику многих других их сотоварищей, вызывая панику»[6].

8. Хорошее физическое состояние бойцов противодействует страху. Физически тренированный солдат больше уверен в своих возможностях, меньше боится боли, в меньшей степени подвержен утомлению, способствующему развитию страха. Он чаще использует вместо страха — гнев. Как известно, гнев и страх имеют реципрокное соотношение, т.е. не могут переживаться одновременно. Переживание гнева практически исключает возможность проявления чувства страха.

При всех прочих равных условиях, при одинаковом упорстве и военном искусстве противников верх одерживает тот, кто оказывается более сильным физически. Кроме того, здоровье обусловливает до некоторой степени и сам боевой дух, упорство воина. По-видимому, срабатывает истина, гласящая: «В здоровом теле — здоровый дух».

Особое внимание командир должен уделять профилактике таких проявлений страха, которые по своему проявлению сродни психическим расстройствам (фобиям): «минобоязнь», «снайперобоязнь», «танкобоязнь», «самолетобоязнь», «атомобоязнь», «водобоязнь» и др.

Стресс-регуляция в ходе боевых действий. Непосредственно в ходе боевых действий применяются коммуникативные, организационно-деятельностные и аутогенные способы психологической поддержки. Командир и психолог в ходе боя могут непосредственно контактировать лишь с несколькими воинами. В ходе боевых действий в наступлении, в населенных пунктах, в горно-лесистой местности возможность контактов тет- а-тет — минимальна. В связи с этим функция психологической поддержки в большой степени должна быть возложена на боевой психологический актив и самих военнослужащих[7].

К коммуникативным способам психологической поддержки относятся:

  • вербальные — доведение до военнослужащих мобилизующей информации, убеждение по типу «Мы справлялись и не с такими задачами, справимся и с этой»; внушение по типу «Ты справишься с этим!»; подкрепление по тину «Молодец!», «Орел!», «Герой!»; психологическое заражение настроением по типу «Мужики мы или нет?»; шутки, приказы, угрозы и др.;
  • визуальные — контакт глазами, улыбка, подмигивание, одобряющая пантомимика и другое;
  • тактильные — прикосновения, пожатие руки, обнимание, похлопывание по плечу, «встряхивание» и др.;
  • эмоциональные — нахождение рядом с подчиненным в трудную минуту, сопереживание, дружеская улыбка и др.;
  • деятельностные — личный пример активных и решительных действий, поддержка действиями и огнем, угощение сигаретой, водой и др.

Организационно-деятельностные способы психологической поддержки составляют: вывод военнослужащего в безопасное место; ликвидация или блокирование источников травматизации; предупреждение контактов военнослужащих с лицами, подвергшимися деморализации; твердое управление действиями подчиненных; постановка четких задач на продолжение боевых действий по типу «Рядовой Петров! Противник справа, за горящим автобусом. Уничтожить!» или «Петров! Посмотри на Сидорова. Он делает правильно. Делай как Сидоров!»; организация целесообразного чередования напряженной деятельности, отдыха, сна, своевременного приема пищи и т.п.

Аутогенные способы психологической поддержки (самопомощь)

на сегодняшний день являются наиболее известным, доступным и весьма эффективным средством регуляции психической деятельности. К их числу относят как простейшие приемы саморегуляции (успокаивающее и мобилизующее дыхание; расслабление мышц по контрасту; элементарные формулы самоубеждения, самовнушения, самоприказа, самонодкренления), так и сложные психорегуляционные комплексы (аутогенная тренировка; самогипноз; медитация; нервно-мышечная релаксация и др.).

Простейшими методами психической саморегуляции являются дыхательные и мышечные упражнения. Дыхательными упражнениями регулируется степень насыщения мозга кислородом (уменьшение количества кислорода ведет к успокоению, способствует лучшему засыпанию, увеличение — к повышению уровня бодрствования). Если в упражнения встраивается визуальный ряд, это способствует отвлечению внимания воина от неблагоприятной ситуации. Если упражнение структурировано, оно порождает плацебо-эффект.

Примеры упражнений

«Успокаивающее дыхание»^. В исходном положении стоя или сидя сделать полный вдох. Затем, задержав дыхание, вообразить круг и медленно выдохнуть в него. Этот прием повторить четыре раза. После этого вновь вдохнуть, вообразить треугольник и выдохнуть в него три раза. Затем подобным же образом дважды выдохнуть в квадрат. Упражнение повторить три-четыре раза. После выполнения этих процедур обязательно наступает успокоение.

«Волевое дыхание»-. Выполняющие упражнение принимают исходное положение стоя, расслабляются, устанавливают ровное глубокое дыхание. Затем, вдыхая ровно и спокойно, одновременно поднимают руки до уровня груди ладонями вверх, сгибают их в локтях и отводят локти назад. После этого делается спокойный выдох с одновременным медленным опусканием рук ладонями вниз. Во время выдоха последовательно напрягаются мышцы рук, плечевого пояса, живота, ног. Можно представить, что опускающиеся руки прессуют находящийся в легких воздух и направляют его вниз в землю. По окончании выдоха напряжение мышц прекращается. Упражнение повторяется до появления чувства уверенности в своих силах и готовности организма действовать с максимальной отдачей. Данное упражнение, после его освоения, можно выполнять без внешних движений, в любом положении тела. [8] [9]

«Возбуждающее дыхание»[. Исходное положение стоя, расслабиться, установить ровное, глубокое дыхание. Сделать спокойный вдох через нос, одновременно поднимая руки вверх и скрещивая их перед лицом. После этого, напрягая все мускулы тела, особенно мышцы живота, резко открыв рот, опуская руки через стороны вниз, сделать выдох. В конце выдоха собраться с силой и резко вытолкнуть из легких остаток воздуха. При выдохе издавать гортанный звук. Вдох и выдох производить замедленно. Трехкратное повторение этого упражнения позволяет мобилизовать силы и активизировать деятельность. Данное упражнение, после его освоения, также можно выполнять без внешних движений, в любом положении тела.

Американским военнослужащим в боевой обстановке рекомендуют выполнить упражнение «Глубокое дыхание». Сделать глубокий вдох, выпячивая живот (диафрагмальное дыхание). Задержать дыхание на 5 с. Медленно выдохнуть через рот, завершив выдох «выбросом» остатков воздуха. Упражнение повторить пять раз.

Прием «Релаксация». Доказано, что произвольное напряжение мышц способствует повышению и поддержанию психической активности, торможению нежелательных реакций на действующий или ожидаемый стимул. Для снятия неактуальной или чрезмерной психической активности, напротив, необходимо мышечное расслабление (релаксация). После энергичного напряжения мышц наступает рефлекторная их релаксация.

Психологическое неблагополучие практически всегда связано с мышечным неблагополучием, «законсервированным напряжением», зажимами. У каждого человека есть своя «неблагополучная» мышечная область: голова, грудь, живот, спина.

Упражнение предполагает три процедуры:

  • - при переживании неблагоприятной ситуации обнаружить напряженную группу мышц (желательно это сделать заранее, один раз на всю жизнь);
  • - почувствовать силу напряжения мышц, максимально напрячь их, ощутить напряжение;
  • - резко расслабиться и почувствовать состояние расслабления и благополучия.

Военнослужащим армии США рекомендуют в ситуации «мандража» выполнить следующее мышечное упражнение. Сильно напрячь все мышцы тела на 15 с. Расслабить мышцы и «стряхнуть» напряжение. Выполнить несколько раз.

Для достижения лучшего напряжения можно упереть ладонь в ладонь, или кулак в кулак, или, напротив, сцепить пальцы рук и пытаться развести руки, максимально напрягая все мышцы тела.

При предварительной подготовке для повышения уровня энергии и мобилизованности организма, создания необходимого волевого настроя, преодоления утомления можно выполнить упражнение на визуализацию «Передана энергии». Вообразите перед собой какой-то источник энергии. Он согревает вас, дает вам энергию. Постарайтесь ощутить, как энергия воздействует на переднюю часть вашего тела. Вдохните ее. Представьте такой же источник энергии за своей спиной. Почувствуйте, как волны энергии скользят вниз и вверх по вашей спине. Поместите источник энергии справа. Ощутите воздействие энергии на правую половину тела. Поместите источник энергии слева. Ощутите воздействие энергии на левую половину тела. Вообразите источник энергии над собой. Ощутите, как энергия воздействует на голову. Теперь источник энергии находится у вас под ногами. Почувствуйте, как наполняются энергией ступни ваших ног, а потом энергия поднимается выше и распространяется но всему вашему телу.

Представьте, что вы посылаете энергию своим сослуживцам.

Важным моментом стресс-регуляции является окончание боя. Бой нельзя закончить ловами «Всем спасибо! До свидания!». События боя [10]

требуют интеллектуальной и эмоциональной переработки, осмысления, принятия. Не переработанная информация о бое способна прождать у военнослужащих чувство «вины выжившего», неуверенность в своей профессиональной подготовке и психологических качествах, недоверие к своим боевым товарищам, командиру и т.д. Физическое окончание боя не совпадает с психологическим его завершением. Некоторые воины продолжают «свой главный бой» всю оставшуюся жизнь.

Для психологического завершения боя в разных армиях используются различные методы. В Советской армии это были эмоционально насыщенные митинги прощания с боевыми товарищами с клятвами на их могилах. На этих митингах давалась общая оценка боя на фоне общих целей войны, отмечались лучшие воины, давалась общая ориентировка, формировалась мотивация, настрой на будущие сражения.

В российской (и, по некоторым данным, в китайской) армии для этого применяется метод «Обсуждение стресса». После боя, проводив погибших и раненых товарищей, воины садятся в круг и делятся своими переживаниями, эмоциями, чувствами. Цель таких дискуссий состоит в снятии эффекта уникальности переживаний, в принятии исхода боя, в положительной оценке действий подразделения, предупреждении развития комплекса вины и конфликтных отношений между военнослужащими. Имеющиеся претензии к отдельным военнослужащим можно высказать персонально или в ходе занятий по отработке конкретных боевых действий.

В американской армии для завершения боя проводят два мероприятия: «Остывание» и «Послебоевой командирский брифинг»[11].

«Остывание» (англ, cool-down meeting — охлаждающая встреча) — немедленная, короткая встреча после тяжелого, интенсивного боя, особенно с потенциально травматическими событиями (гибель, ранение, убийство противника, гражданских людей). Проводится до полного физического восстановления (сна, приема пищи) и других форм помощи (брифингов).

Пример организации «охлаждающей встречи»

  • 1. Сбор всех военнослужащих подразделения в безопасном и относительно комфортном месте на 15 мин.
  • 2. Употребление неспиртных напитков и приятной (удобной для употребления) пищи.
  • 3. Предоставление военнослужащим возможности беседовать друг с другом.
  • 4. Выражение признательности и поощрение за выполнение трудной миссии.
  • 5. Предоставление военнослужащим информации, где и как они могут отдохнуть и восстановить силы.
  • 6. Оиредление дальнейших планов но проведению дебрифингов и других психологических интервенций.
  • 7. Опредление времени подготовки к последующим задачам.

«Послебоевой командирский дебрифинг» (англ. Leader led after action debriefing, LLAD) проводится в подразделениях от взвода и ниже после завершения боевых действий, особенно, когда они пошли не по плану. Может проводиться в случаях с гибелью и ранением военнослужащих;

сразу после возвращения в относительно безопасное место и удовлетворения физических потребностей (сон, пища). Обычно — это наиболее эффективное средство работы с боевым стрессом, за исключением случаев, когда состояние военнослужащих опасно для сплоченности коллектива, и возможно усиление разрушительного поведения и эмоций.

В этих случаях командир должен спросить себя: «Должен проводить дебрифинг я сам? Должен ли быть приглашен в помощь опытный фасилитатор? Нужна ли помощь специалистов по стрессу?»

Командир должен быть подготовлен для ведения брифинга и вести его:

  • — либо методом реконструкции события;
  • — либо методом презентации военнослужащих своих ролей в событии. Командиры рот и батальонов могут проводить брифинги со своими

штабами и подчиненными командирами.

Пример организации дебрифинга

1. Введение: цели, климат, правила. Разъяснить назначение брифинга — переработка эмоций; но не обычное изучение или сбор фактов. Это обсуждение (теплый душ) с фокусировкой на деталях случившегося. Это не расследование или поиск виновных, а событие, адресованное человеческим реакциям.

Формулируются цели:

  • — предоставление наибольшего количества информации, фактов и деталей, чтобы каждый мог обнаружить свои заблуждения;
  • — предоставление возможности обсудить свои реакции;
  • — обеспечение эмоциональной поддержки членам группы;
  • — информирование о нормальных реакциях и чувствах, а также о том, куда обращаться при возникновении любых проблем впоследствии.
  • 2. Обсуждение деталей происшедшего. Создание фактологической картины критической ситуации боя с упором на позитивные моменты.
  • 3. Признание реакций и мыслей естественными для данной ситуации. Акцент на нивелировании эффекта «второй догадки» (хиндсай га), порождающей чувство вины. Воины, осмысливая бой в безопасной ситуации, могут находить ошибки в своих действиях и действиях товарищей, что может иметь негативные психологические последствия. Задача командира показать, что в экстремальной ситуации они действовали единственно правильным образом.
  • 4. Опора на поддержку товарищей в эмоциональной проработке события.
  • 5. Формирование у военнослужащих чувства уверенности и перспективы в выполнении последующих задач, формирование чувства уверенности в своих силах, в коллективе, высокого боевого настроя.

  • [1] Латвийцев С. В., Снедков Е. В., Резник А. М. Боевая психическая травма. С. 42.
  • [2] См.: Борипг Э. Психология для Вооруженных Сил; Краснов П. Душа армии: очеркипо военной психологии; Хаханьян Г. Д. Основы военной психологии; Шумков Г. Е. Психикабойцов во время сражений.
  • [3] Краснов П. Душа армии: очерки по военной психологии. С. 72—73.
  • [4] Там же. С. 78.
  • [5] Головин II. II. Обширное поле военной психологии // Душа армии: русская военнаяэмиграция о морально-психологических основах российской вооруженной силы. С. 21.
  • [6] Шумков Г. Е. Психика бойцов во время сражений. С. 10.
  • [7] По материалам: Захарик С. В. Формирование психологической устойчивости у воииов-десантников к влиянию факторов современного боя.
  • [8] СмЛаданов И. Д. Психическая саморегуляция хозяйственных руководителей. М., 1986.
  • [9] Там же.
  • [10] См.: Ладанов И. Д. Психическая саморегуляция хозяйственных руководителей.
  • [11] 2 Field Manual FM 6—22.5. Combat and operational stress control manual for leaders andsoldiers.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >