Задачи «психологического карантина»

Вопрос о необходимости выделения специального периода времени для организации «психологического карантина»[1] участников боевых действий — порождение войн конца XX в. Он связан с появлением войн нового типа — войн малой интенсивности или, как их называют на Западе, войн «трех кварталов». На примере боев в Дамаске видно, что, когда в одном квартале города идут ожесточенные бои, в других кварталах может продолжаться вполне нормальная мирная жизнь (дети ходят в школу, влюбленные женятся и празднуют свадьбы, работают рестораны и кафе, отпускники отправляются на отдых и т.д.). В этих условиях солдат в течение дня может несколько раз оказываться то в боевых, то в мирных условиях. Происходит сшибка идентичностей, постоянная перенастройка психики, деформация мотивации.

Быстрое, неподготовленное возвращение участников современных войн в мирные условия жизни порождает ряд психологических проблем. Современный боец может утром участвовать в жестоком и кровопролитном бою в зоне боевых действий, в обед его может сменить прибывший на замену военнослужащий, а к вечеру, еще не остывший от возбуждения боя, не смывший с себя крови (своей и противника), он может оказаться на улицах мирного города. Здесь его может случайно толкнуть прохожий, резко окрикнуть полицейский, грубо ответить кассир в билетной кассе. Последствия подобных ситуаций предсказать трудно.

Раньше (после Первой и Второй мировых войн) участники боевых действий возвращались на родину на поездах, кораблях, повозках, пешком, в течение многих недель и месяцев. Сотни раз они делились друг с другом своими воспоминаниями, сомнениями, страхами, чувствами. Каждый из них десятки раз выступал для товарищей «терапевтом», «консультантом», понимающим слушателем. В ходе этих задушевных бесед срабатывали психологические механизмы отреагирования, когнитивно-смысловой переработки травматического опыта в условиях действенной эмоциональной поддержки, интеграции этого опыта в личностную историю и актуальное бытие.

Сегодняшнее скоропалительное, психологически неотреагированпое возвращение участников боевых действий сродни кессонной болезни («вскипание крови» в результате быстрого подъема водолаза из глубины). Ветеран с «военизированной психикой», оказавшийся в мирном обществе, подобен человеку без кожи (знаменитого фрейдовского «защитного слоя» личности). Любое прикосновение к нему вызывает боль.

В связи с этим в советское время в нашей армии проводились месячные реадаптационные мероприятия с военными моряками после длительных плаваний, однако они практически не содержали психологического аспекта. Необходимость искусственного замедления возвращения воинов с войны в мирную жизнь отчетливо осознали американские, британские, канадские, австралийские военные психологи. Они разработали стратегию организованного психологического возвращения участников воины в мирное общество. В среднем они отводят от трех до пяти дней на «психологический карантин» — специальный период жизнедеятельности военнослужащих, завершающих участие в боевых действиях, в ходе которого они постепенно психологически и физически интегрируются в мирный социум.

В некоторых армиях мира период реинтеграции ветеранов боевых действий не заканчивается «психологическим карантином», а продолжается еще минимум 90 дней в форме контрольных обследований, оценки состояния здоровья, психологических консультаций воинов.

В ходе «психологического карантина» решаются следующие задачи:

  • — когнитивно-смысловая переработка, структурирование травматического и субтравматического боевого опыта, отреагирование травматических ситуаций (живое общение с сослуживцами, командирами, психологами);
  • — удовлетворение специфических потребностей ветеранов (тщательный разбор боевых действий личного состава, по возможности — положительная оценка вклада каждого военнослужащего в решение боевых задач; награждение боевыми наградами, памятными знаками, грамотами, благодарственными письмами и т.д.);
  • — психологическая подготовка ветеранов к типовым травматогенным ситуациям мирной жизни (тренинги, кейс-стади, разбор и обсуждение конкретных ситуаций);
  • — постепенный перевод психики с военного на мирный режим функционирования (уровень бдительности, психического напряжения, готовности к импульсивным действиям, реактивности и т.д.);
  • — снятие боевого напряжения (вовлечение военнослужащих в динамичную, нескучную, несложную деятельность: фотографирование с командирами и сослуживцами на фоне боевого знамени воинской части, оформление памятных фотоальбомов; подготовка военной формы; спортивные и культурно-художественные мероприятия; помощь местным жителям в решении житейских проблем и т.д.);
  • — выявления военнослужащих, получивших боевые психические травмы, и оказания им психологической помощи;
  • — постепенное, поэтапное вовлечение людей с «невоенизированной» психикой в контакты с ветеранами боевых действий; постепенное предоставление воинам информации, по-разному оценивающей их участие в боевых действиях.

Таким образом, карантин должен помочь воинам «остыть» от боевого накала, перевести свою психику с военного на обычный режим функционирования и подготовить к типовым конфликтным ситуациям мирного социума.

  • [1] См.: Попов В. Е. Психологическая реабилитация военнослужащих после экстремальных воздействий (на материале землетрясения в Ленииакане, межнационального конфликтав Фергане и боевых действий в Афганистане): дис.... канд. психол. наук. М, 1992.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >