Создание реадаптационного социума

Социально-психологическая реадаптация — эго протяженный по времени процесс. Он не ограничивается тремя-пятыо днями «психологического карантина». За столь короткое время нельзя полностью перестроить психику и изменившуюся систему ценностей ветерана адекватно требования мирного социального окружения. Да и масштаб стоящих в этом отношении задач не позволяет решить их исключительно силами командиров и психологов. В связи с этим остро встает задача формирования вокруг ветеранов боевых действий реадаптирующей социальной среды — среды понимающей, принимающей, помогающей, мобилизующей, побуждающей.

Проявившаяся кое-где после Великой Отечественной войны тенденция пожалеть ветеранов, дать им заслуженный пролонгированный отдых, не грузить излишними заботами привела к тому, что некоторые из них испытали на себе власть «вторичной выгоды» от своего положения, утратили социальную активность, увлеклись спиртным и, по существу, выпали из социальной жизни. Поэтому лозунгом социального окружения ветеранов должно быть: «Хочешь сделать человека инвалидом — пожалей, хочешь сделать его борцом — помоги!»

Социальную среду ветерана боевых действий составляют его родные и близкие, сослуживцы, командиры, военные психологи. Задачами социальной среды, ориентированной на скорейшую социально-психологическую реадаптацию ветеранов, являются:

  • — удовлетворение специфических потребностей ветеранов (достойная встреча участников боевых действий; публичное признание социальной значимости их участия в боевых действиях, их нового, более высокого социального статуса; понимание специфических ценностей боевого братства, особенностей психических реакций и поведения ветеранов);
  • — когнитивно-смысловая переработка травматической информации и отреагирование травматических ситуаций (вовлечение ветеранов в активную общественную работу, организация их выступлений перед военнослужащими, различными категориями граждан);
  • — создание системы социальной поддержки ветерана (благоприятной психологической атмосферы в семье, в коллективе; раннее выявление, быстрое и позитивное разрешение межличностных конфликтов с участием ветеранов; создание условий для общения ветеранов);
  • — постепенное «стирание» социальной стратификации по критерию участия в боевых действиях.

Независимо от того, вернулся ли солдат домой победителем или побежденным, его должны достойно встретить страна, сослуживцы, члены семьи, знакомые. Желательно, чтобы встречающие хорошо понимали специфические проявления психики и поведения ветеранов, были обучены элементарным приемам оказания психологической поддержки. Однако ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы участники событий воспринимались как «ненормальные», «психи», «травматики». Отношение к ним командиров, сослуживцев, членов семей должно всемерно способствовать разрядке накопившихся психических напряжений, предупреждению дополнительной психотравматизации.

Безусловно, особая роль в социально-психологической реадаптации ветеранов боевых действий принадлежит их семьям. К сожалению, как раз именно семья нередко выступает фактором социальной дезадаптации и вторичной психотравматизации ветеранов. Это происходит по целому ряду объективных и субъективных причин. Если срок участия военнослужащего в боевых действиях превышает шесть месяцев, успевают произойти весьма значимые адаптационные процессы не только у воина, но и у членов его семьи. Каковы эти процессы?

Например, супруга военнослужащего, оставшись одна, вынуждена активно и целенаправленно заниматься многими делами по обеспечению жизнедеятельности семьи, уходу за домом, решением других многочисленных проблем, которыми раньше занимался супруг (от забивания гвоздя до ремонта велосипеда сыну). Она сама принимает многие решения, например, на что потратить деньги. В результате у нее формируется новая идентичность человека, способного организовывать свою жизнедеятельность самостоятельно, ощущение самодостаточности, чувства «я за собой, как за каменной стеной».

Некоторые супруги вынуждены поступить на работу (возможно, впервые) или сменить ее. В результате у них образуется новый режим жизнедеятельности, новый круг общения.

Женщина, находящаяся одна на протяжении длительного времени, вызывает интерес окружающих мужчин. Ей чаще, чем обычно, делают комплименты. Она начинает лучше следить за собой. У нее может возникнуть ощущение, что другие ее любят больше, чем супруг, или что ее только тогда и любят, когда супруга нет.

Ребенок, в первую очередь сын, в отсутствии отца часто слышит от окружающих: «Ты уже взрослый. Ты — мужчина в семье. Ты несешь ответственность за семью» и г.д. Он стремится добросовестно выполнять роль мужчины. В результате у него формируется идентичность мужчины в семье, защитника, «главного».

Когда ветеран возвращается с войны домой, он нередко застает другую семью. У супруги другая работа, новый круг общения, новая одежда, духи, новые увлечения, повышенная самостоятельность. Ветерану кажется, что жена стала уделять ему значительно меньше внимания. Возникает вопрос: «Уж не завела ли себе кого?» Появляются подозрения, упреки, конфликты. Превращение мужа в источник напряжения и конфликтов побуждает жену больше времени проводить на работе, чаще встречаться с подругами.

Сын конкурирует с отцом за роль «главного» мужчины в семье, проявляет недостаточную послушность, уважение. Попытки, как раньше, использовать в «воспитательных целях» ремень или оплеуху, встречают решительное сопротивление. Ветеран чувствует, что попал в чужой и некомфортный мир, где его не понимают, не любят, не дают ему состояться в важнейших социальных ролях «мужа» и «отца». Семья в данном случае не может удовлетворить описанные выше важнейшие социальные потребности ветерана.

Исходы подобной ситуации могут быть самыми различными: уход из семьи, развод, выяснение отношений и тюрьма, самоубийство, убийство родных и близких. Напомним статистику: около 90% американских ветеранов, страдающих ПТСР, разводились со своими супругами хотя бы раз. В России такую статистику обнаружить сложно, но, по-видимому, больших поводов для оптимизма здесь быть не может.

Для того чтобы предупредить развитие в семье описанного выше драматического сценария, необходима серьезная психологическая работа, как с ветераном боевых действий, так и с членами его семьи. Необходимо рассказать им о причинах и признаках неблагоприятных тенденций в развитии семьи, показать, где находятся самые критические точки семейных отношений, подсказать, как лучше справляться с подозрениями, сомнениями, гневом, как терпеть и вытерпеть ради будущего семейного счастья и т.д. Члены семьи должны четко уяснить, что их ветеран не стал хуже, не заболел, а просто нуждается во времени и поддержке, чтобы вернуться в нормальную жизнь. Психологу следует отслеживать динамику отношений в семьях ветеранов, организовывать «группы встреч», на которых обсуждать опыт других семей в стабилизации семейных отношений.

Таким образом, в осуществлении социально-психологической реадаптации участников войны не меньшее, а, может быть, и большее значение имеет работа с обществом, готовящимся к встрече ветеранов. Именно от его готовности и способности принять и ассимилировать людей с «обнаженной психикой» в значительной степени зависит, разовьются отдельные психологические последствия участия в войне в носттравматическое стрессовое расстройство или нет, будет ли ветеран счастливым семьянином или одиноким «волком войны».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >