Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В 2 Ч. ЧАСТЬ 2. 1941—2015
Посмотреть оригинал

Начальный этап десталинизации советского общества

До середины 1950-х гг. партийное руководство не могло отбросить психологический груз старых догм и отказаться от версий о «врагах народа». Тем нс менее «очищение» началось уже в 1953 г. В марте был арестован заместитель министра государственной безопасности Рюмин, считавшийся одним из главных истязателей арестованных по «делу о врачах-вредителях». 6 апреля 1953 г. газета «Правда» обвинила Рюмина в обмане правительства, возложив на него политическую ответственность за раздувание государственного антисемитизма в стране. 7 июля 1954 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР вынесла ему смертный приговор, который был приведен в исполнение 22 июля.

Вслед за этим дошла очередь до бывшего руководителя МГБ Абакумова, одного из инициаторов сфабрикованного «ленинградского дела». Смерть Сталина и арест Берии лишили его шансов на освобождение из тюрьмы, куда он попал еще в 1951 г. по высочайшему решению вождя. 14 декабря 1954 г. в Ленинграде, в здании Дома офицеров, где за четыре года до этого проходил процесс но «ленинградскому делу», состоялся суд над Абакумовым и некоторыми из его ближайших подручных. Большинство из них были приговорены к высшей мере наказания.

Ликвидировались особые совещания, «тройки» и другие внесудебные органы. 13 марта 1954 г. был образован Комитет государственной безопасности (КГБ) при Совете Министров СССР. Таким образом, новое ведомство получило формально статус не министерства, а комитета.

Н.С. Хрущев выступил перед руководящим составом органов и войск КГБ с двухчасовой речью. В ней он поставил задачу превратить органы в острое оружие партии, направленное против действительных врагов социалистического государства, а не против честных людей. Хрущев подчеркнул, что роль контрразведки раздута и, следовательно, содержать такие огромные штаты нет необходимости. Первый секретарь ЦК КПСС предложил превратить КГБ в обычное гражданское учреждение, лишив его сотрудников воинских званий (от чего впоследствии отказался).

Начались ликвидации райотделов, сокращения в городских и областных отделах и управлениях, в центральном аппарате. Чекистов частично переводили в милицию или увольняли. За два года из КГБ уволили 16 тыс. человек «как не внушающих политического доверия, злостных нарушителей социалистической законности, карьеристов, морально неустойчивых, а также малограмотных и отсталых работников». Были заменены все начальники главных управлений и отделов центрального аппарата. На эти должности направили свыше 60 руководящих партийных и советских работников.

В органы госбезопасности направлялись коммунисты и комсомольцы с высшим образованием, комсомольский актив. Это позволило улучшить качественный состав кадров КГБ СССР.

Хрущев вывел партаппарат из-под постоянного контроля спецслужб. В «Положении о прокурорском надзоре в СССР», принятом указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 г., ставилась задача по усилению прокурорского надзора за точным и неукоснительным исполнением советских законов. Еще 27 сентября 1953 г. приказом Генерального прокурора в региональных прокуратурах создавались отделы по надзору за следствием в органах госбезопасности.

Несмотря на то что многие непосредственные виновники инспирированных процессов не могли быть привлечены к ответственности в силу занимаемых ими высоких государственных постов, скрывать большое количество нарушений законности стало невозможно. С целью получения информации поданному вопросу было принято решение о создании специальной комиссии во главе с бывшим директором института Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина и редактором «Правды», секретарем ЦК КПСС академиком П.Н. Поспеловым.

Без преувеличения звездным часом руководителя партии I I.C. Хрущева стал XX съезд КПСС, открывшийся 14 февраля 1956 г. С отчетным докладом перед представителями 55 коммунистических и рабочих партий выступил первый секретарь ЦК. Им подтверждалось наметившееся после смерти Сталина изменение политического курса как во внутренней политике, так и на международной арене. Развивая вопрос об экономической стратегии государства, Хрущев предлагал первостепенное внимание уделить сельскому хозяйству и жилищному строительству, изложив при этом основные направления шестого пятилетнего плана. Касаясь политической ситуации в стране, Хрущев ограничился упоминанием Берии, которого назвал «матерым агентом империализма», пролезшим на руководящие посты. В духе прежних лет клеймились троцкисты и бухаринцы, названные «злейшими врагами народа».

О разоблачении «фашистско-провокаторской банды Берия» говорили в своих выступлениях на съезде Маленков, Каганович и другие, некогда близкие к этому руководителю люди. Одним из тех, кто подверг критике официальный учебник «История ВКП(б). Краткий курс», был А.И. Микоян. Он отметил, что история закавказской и бакинской партийных организаций оказались сфальсифицированы. Репрессированных В.А. Антонова-Овсеенко и С.В. Косиора Микоян впервые за много лет открыто назвал товарищами, подчеркнув тем самым, что «врагами народа» они никогда нс являлись.

Центральным событием съезда, несомненно, стал знаменитый доклад Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях», прочитанный на закрытом заседании 25 февраля. В основе доклада лежали материалы комиссии П. Поспелова. Выступление Хрущева нс стенографировалось, его не обсуждали. 5 марта 1956 г. высшее руководство приняло решение ознакомить с отредактированным текстом доклада «всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников». Это была беспрецедентная акция приобщения населения страны к высокой политике.

Доклад был насыщен деталями, которые поразили аудиторию. Сталин представлялся слушателям не как «отец всех народов», а как убийца и тиран. Однако докладу не хватало стройности и четкости, его выводы несколько однобоки. Все преступления 1930-х — начала 1950-х гг. приписывались исключительно Сталину и его личным качествам, а к жертвам культа личности были отнесены преимущественно коммунисты. Таким образом, доклад обходил стороной вопрос об ответственности всего сталинского руководства за многочисленные репрессии.

Против решения XX съезда о культе личности выступили жители ряда городов Кавказа. 5—9 марта 1956 г. в Тбилиси, Гори, Кутаиси, Сухуми и Батуми прошли приуроченные к третьей годовщине смерти Сталина манифестации населения, переросшие в беспорядки. Основными участниками этих выступлений были школьники и студенты. В Тбилиси в митингах у памятника Сталину приняли участие более 60 тыс. человек. 9 марта в грузинской столице было введено военное патрулирование. Во время ликвидации беспорядков около 20 человек были убиты, а более 60 получили ранения. В ночь с 9 на 10 марта органами КГБ были задержаны 381 человек. Большинство из них оказались студентами вузов и учащимися средних школ. К уголовной ответственности власти привлекли 39 человек, в том числе ряд выступавших на митингах, инициаторов и участников составления требований к Советскому правительству.

Назвав Сталина главным виновником массовых репрессий, Хрущев тем самым отвел угрозу разоблачения его соратников, в том числе и себя. Сам Хрущев вспоминал впоследствии: «Шли на оттепель в руководстве, в том числе и я в этом коллективе, и шли сознательно и сознательно побаивались этой оттепели, потому что как бы из этой оттепели нс наступило половодье, которое бы захлестнуло и с которым было бы трудно справиться».

Вопросу преодоления культа Сталина предполагалось посвятить специальный Пленум ЦК, открытие которого должно было состояться в середине 1956 г. С разоблачением сталинщины на нем планировал выступить маршал Г.К. Жуков. Пленум, однако, так и не был собран. Официально же по вопросу о преодолении культа личности последовало постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. Вплоть до XXII съезда партии, состоявшегося в 1961 г., оно являлось идеолотческой базой послесталинского периода, но по сравнению с «секретным» докладом Хрущева на XX съезде было шагом назад. Все сталинские преступления характеризовались в нем не иначе, как «некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии, неизбежные в условиях ожесточенной борьбы с классовым врагом», а сам вождь был представлен человеком, который боролся за дело социализма. В постановлении указывалось, что развитию культа личности способствовали в огромной степени некоторые индивидуальные качества Сталина, на отрицательный характер которых указывал еще Ленин. В то же время ЦК КПСС подчеркивал, что сталинские преступления (названные в постановлении «серьезными ошибками») были «допущены в последний период жизни» вождя. Тем самым делалась попытка обойти стороной вопрос о массовых репрессиях 1930-х гг.

Разоблачение сталинизма Н.С. Хрущевым послужило толчком к сплочению так называемых «твердых» сталинцев и некоторых членов руководства, недовольных усилением позиций Первого секретаря, создававших угрозу для их собственного положения. По версии Л.М. Кагановича, после XX съезда последние остатки былой некогда скромности Хрущева исчезли. Почувствовав себя «вождем», он, как вспоминал Каганович, «во-первых, перестал старательно готовить вопросы к заседаниям Президиума. Коллективность в руководстве была грубо нарушена, а главное — это приводило к грубым ошибкам в существе политического и экономического руководства».

В вину Хрущева помимо нарушения принципа коллективного руководства ставилось и форсированное освоение целины, укрупнение колхозов, наступление на личное подсобное хозяйство колхозников, декларативные призывы в кратчайший срок догнать и перегнать США по производству молока, мяса, масла на душу населения.

В конце концов большинство членов Президиума ЦК решили, что Хрущев некомпетентен и мало пригоден для роли Первого секретаря ЦК, что рано или поздно ЦК должен освободиться от него.

Воспользовавшись визитом Хрущева в Финляндию, ими был подготовлен и созван Президиум ЦК. На заседании 18 июня 1957 г. 7 из 11 его членов (Булганин, Ворошилов, Каганович, Молотов, Маленков, Первухин и Сабуров) потребовали отставки Хрущева. Последний сослался на принципы демократического централизма и потребовал, чтобы вопрос был перенесен в ЦК — высшую инстанцию, из состава которой собственно и формировался Президиум. Значительная часть обновленного аппарата ЦК партии, а главное — армия и КГБ, поддержали Хрущева. Министр обороны Г.К. Жуков, занимавший этот пост с февраля 1955 г., и председатель КГБ И.А. Серов организовали доставку военными самолетами в Москву членов ЦК. Большую роль в поддержке Хрущева сыграл и первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Ф.Р. Козлов. В эти дни в Ленинграде проходило с четырехлетним опозданием празднование 250-летия города. На торжествах присутствовали представители других регионов, члены и кандидаты в члены ЦК. По инициативе Козлова они были срочно доставлены «Красной стрелой» в столицу, где приняли участие в работе Пленума.

Состоявшийся 22—29 июня 1957 г. Пленум ЦК охарактеризовал действия сталинистов как фракционные, а их группа была названа «антипартийной». Г.М. Маленков, Л.М. Каганович, В.М. Молотов были исключены из состава членов Президиума ЦК и из членов ЦК КПСС. Д.Т. Шепилов был снят с поста Секретаря ЦК КПСС, выведен из состава кандидатов в члены Президиума ЦК и из состава членов ЦК. Чуть позже, в марте 1958 г., был смещен с поста Председателя Совета Министров Н.А. Булганин.

Нс все политические обвинения, предъявляемые так называемой антипартийной группе, были достаточно обоснованы. Речь прежде всего шла о том, что оппозиционеры во всех вопросах внутренней политики будто бы выступили против линии XX съезда партии и пытались противодействовать ленинскому курсу на мирное сосуществование между государствами. Партийное руководство по-прежнему находилось в плену старых методов решения политических проблем, но уже не прибегая к физической расправе.

Вместо объективного анализа деятельности Хрущева Пленум фактически выдал ему мандат на полную свободу действий. Первым на Пленуме выступил Г.К. Жуков. Не касаясь главного пункта повестки дня (стиля работы Первого секретаря ЦК), он пустился в рассуждения о причастности Маленкова, Молотова и Кагановича к репрессиям. Тем самым он задал тональность и последующим выступлениям.

Таким образом, решающую роль в дни июньского кризиса 1957 г. сыграл Г.К. Жуков. Хрущев, разумеется, не забыл, что в 1953 г. своенравный маршал занимал активную позицию в вопросе устранения Берии. Кроме того, перед всем миром существовал наглядный пример того, как боевой генерал Д. Эйзенхауэр стал президентом США. Инстинктивно чувствуя угрозу своему положению, Хрущев инициировал отставку Жукова. 26 октября 1957 г. на заседании Президиума ЦК он был освобожден от обязанностей министра обороны СССР. Через три дня состоялся Пленум ЦК, на котором Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Одним из основных обвинений, предъявленных маршалу, был «отрыв» Вооруженных Сил от партии, их «уход» из-под контроля Центрального Комитета. Основанием для обвинений послужил приказ «О состоянии воинской дисциплины в Советской Армии и Военно-Морском Флоте и мерах по ее укреплению», подписанный Г.К. Жуковым и начальником Генштаба В.Д. Соколовским 12 мая 1956 г. Приказ содержал критику партийных органов Вооруженных Сил, отмечал неудовлетворительную политико-воспитательную работу с личным составом, запрещал критику деятельности командиров на партийных и комсомольских собраниях. ЦК возмутило то, что Г.К. Жуков не ознакомил с приказом высшее партийное руководство, проявив таким образом «недопустимое самовольство». На Пленуме прозвучал вывод, что Г.К. Жуков поставил Министерство обороны выше ЦК и присвоил себе функции последнего. При этом Главное политическое управление СА и ВМФ превратились якобы в своеобразную канцелярию и стало Главным политическим управлением Министерства обороны. Подписывая приказ, Г.К. Жуков исходил из своего личного опыта, свидетельствовавшего о том, что значительная часть партийных работников плохо помогала, а иногда и мешала командирам. Политорганы в армии стали, по выражению маршала, простыми бездельниками, «потерявшими всякий нюх, как старые коты».

Новым министром обороны в октябре 1957 г. был назначен маршал Р.Я. Малиновский. Сам Н.С. Хрущев в начале 1958 г. совместил посты Первого секретаря и главы правительства, оттеснив с должности председателя Совмина Н.А. Булганина. Это положило конец коллегиальности в руководстве, провозглашенной на XX съезде партии.

В октябре 1961 г. на XXII съезде КПСС разоблачение сталинизма было продолжено. Однако вопрос об ответственности партийного руководства за репрессии и на этот раз был обойден стороной. Правда, теперь совершенные преступления приписывались не одному только Сталину, а узкому кругу сталинцев, который совпадал с составом «антипартийной группы». По мнению ряда исследователей, разоблачение «культа личности» рассматривалось Хрущевым в качестве орудия в борьбе против недавних соратников, не признававших в нем лидера.

После XXII съезда КПСС тело Сталина было вынесено из Мавзолея. Сталинград переименовали в Волгоград, убрали портреты и статуи вождя, которых немало насчитывалось по всей стране. Предложение Хрущева воздвигнуть памятник жертвам сталинских репрессий было спущено на тормозах и всерьез не обсуждалось; сформулированное в резол юции съезда положение о том, что партия сказала народу «всю правду о злоупотреблениях в период культа личности», указывало на то, что данный вопрос закрыт окончательно и дальнейшему обсуждению не подлежит.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы