Диалектика взаимодействия государства и гражданского общества

Теории гражданского общества

Теория и практика генезиса гражданского общества занимает ключевое место в политической науке и других гуманитарных дисциплинах.

Гражданское общество представляет собой устойчивую систему экономических, социально-политических, религиозных, духовно- нравственных, семейных, культурных и других общественных отношений, которые, влияя на государственную политику (иногда определяя ее), выражают волю граждан общества. В рамках этой своеобразной и обширной системы функционируют различные общественные организации, движения, политические партии, религиозные организации, экономические организации и объединения и, прежде всего, сам человек, как гражданин и личность со своими семейными, профессиональными, досуговыми и другими разнообразными потребностями и интересами.

Концепт гражданского общества, как объекта и особенно активного субъекта политики, широко используется в управленческих, прогностических и проектных теориях.

Классики политических и гуманитарных наук Нового времени, рассматривая формирование гражданского общества, обращали особое внимание на его активный, политический потенциал воздействия на государство.

Так, Г. Гегель подразумевал иод гражданским обществом относительно независимую от государства совокупность отдельных индивидов, классов, групп и институтов, взаимосвязь которых регулируется гражданским правом. Он показал, что гражданское общество сформировалось в результате исторической трансформации всей общественной жизни, длительного диалектического движения от семьи к государству. Социум, образовавшийся в результате этого генезиса, включает частнособственнические отношения, рыночную экономику, социальные группы, институты, обеспечивающие жизнеспособность общества и реализацию гражданских прав1. Отсюда вытекает как политичность гражданского общества, так и гражданственность политического. Гегель признавал определенный примат и руководство государства над гражданским [1]

обществом: ассоциациями, корпорациями, общинным представительством, семьей. Государство, по его мнению, как более высокоорганизованная органическая целостность выступает как бы гарантом действительной свободы гражданского общества и представляет общество в его единстве.

Итальянский социолог А. Грамши иод гражданским обществом понимал сеть частных организаций социальных классов и слоев, прямо не включенных в аппарат государственной власти: профессиональных, культурных, просветительных, религиозных, благотворительных, а также общественно-политических групп и объединений. Грамши располагал гражданское общество как бы между экономическим и политическим обществами, одновременно связывая его как с данными экономическими структурами, так и с государством, с ареной открытой классовой борьбы, которая получает свое разрешение и принимает политические и правовые (институциональные) формы господства1.

Авторы фундаментального исследования по данной проблематике профессора Колумбийского университета Дж. Л. Коэн и Э. Арато также отмечают важность понимания гражданского общества в рамках трехчастной модели (отделяющей гражданское общество как от государства, так и от экономических структур)[2] [3].

Обратите внимание!

Опыт взаимоотношений государственных и гражданских институтов, как в прошлом, так и в настоящем, показывает, что между ними может возникать большее или меньшее напряжение. Власть, которая сознает значимость гражданского общества, должна быть готова не только к тому, что оно будет сотрудничать с нею, но и к тому, что оно будет оппонирующей силой, создающей порой критическую ситуацию для властных структур и бюрократии.

Исключительно важная роль гражданского общества как промежуточного звена в процессе взаимодействия власти и граждан порождает соблазн его идеализации. Многие видят в нем определяющее условие решения всех острых социально-политических проблем, существующих в современных обществах. Между тем эта точка зрения не выдерживает сопоставления с действительностью. В широком историческом плане становление и развитие гражданского общества, безусловно, позитивно влияет на эффективное функционирование общественного организма и на утверждение в нем демократических начал. Тем не менее любое гражданское общество является слепком противоречий своего времени. В фундаменте его организаций — кластеры частных интересов, среди которых есть и такие, которые расходятся с интересами общества в целом и даже противостоят им.

В кризисных ситуациях, когда государство ослаблено, возможно разрушительное давление гражданского общества, которое в состоянии подорвать способность власти решать свойственные ей задачи. В такие периоды гражданские институты склонны брать на себя не входящие в их функции властные полномочия. Власть, оказавшись в руках стихийного или неправового гражданского общества, лишившаяся государственного контроля, может стать носителем не столько общенациональных, сколько групповых интересов.

Роль гражданского общества как промежуточного звена в процессе взаимодействия власти и граждан может порождать его идеализацию как главного условия решения чуть ли не всех насущных проблем. Такой подход ошибочен. В любом гражданском обществе существуют организации и группы, выражающие частные и эгоистические интересы, в том числе сектантских, экстремистских, преступных группировок. Их лидеры навязывают рядовым членам неправовые нормы поведения, ущемляющие их индивидуальные права и свободы. В подобных случаях возникает потребность защиты как индивида, так и общества в целом от незаконной и (или) антиобщественной гражданской ассоциации.

Гражданское общество проходит в своем развитии ряд этапов, имеет свои существенные особенности в каждой стране, регионе и т.д. Для западной цивилизации, например, при формировании гражданского общества были характерны распространение протестантской этики труда, индивидуализация общественной сферы, определенная независимость общественных организаций и движений от государственных структур (в большей степени в англосаксонских, чем в континентально-европейских странах).

Опыт становления гражданского общества в индустриальных и постиндустриальных странах Восточной Азии (Республика Корея, Сингапур, Тайвань, Япония и др.) показал, что его развитие происходит на базе издавна существовавшей модели культуры и религии (например, на базе конфуцианства), сохранения традиционных политико-психологических феноменов поведения, при восприятия (обычно формального) лишь некоторых либеральных принципов и форм организации.

В индустриальных странах, вступивших на путь модернизации и демократизации, обычно формируется переходный, развивающийся тип гражданского общества: особенности его взаимодействия с государством зависят от характера властных структур, режима, процессов демократизации, политической культуры общества, религиозной этики и др.

Современные концепции политического развития постиндустриальных стран, как правило, предполагают решать насущные проблемы не за счет радикальной ломки наличной институциональной структуры, а путем дополнения ее институтами гражданского взаимодействия, которые позволяют существенно расширить масштабы участия, не создавая угрозы политической и социальной дестабилизации общества1.

В условиях глобализации активизируются контакты и связи организаций гражданского общества различных стран, формируются его наднациональные структуры. Такое взаимодействие усиливает позиции соответствующих национальных общественных организаций. В этой связи отдельные исследователи ставят вопрос о перспективах создания некоего «глобального гражданского общества»[4] .

Негативной стороной концепций о таком обществе является то, что его базовой моделью и управляющим центром объявляются США или развитые страны Запада. При данной постановке вопроса относительно слабые в организационном и финансовом отношениях организации национальных гражданских обществ других стран почти неизбежно попадают под контроль более сильных — западных. Международные филиалы американских гражданских фондов, при взаимодействии с ТНК, получают возможность навязывать свою волю гражданским организациям соответствующих государств. В ряде случаев, особенно в ходе, так называемых цветных движений-революций, филиалы западных фондов открыто финансировали антиправительственные организации гражданского общества в большинстве соответствующих стран.

С другой стороны, руководствуясь концепциями «управляемого хаоса», США и ряд их союзников безосновательно объявляет якобы нелегитимными неугодные им государства или их лидеров, проводящих независимый от Запада политический курс, и осуществляют подрывную политику прямого военного вмешательства во внутренние дела этих стран, включая прямое военное вторжение (Ирак, Ливия, Сирия и др.), с целью дробления и ослабления этих национальных государств и их гражданских сообществ.

2

Все это остро ставит проблему правовых и моральных основ взаимодействия различных организаций гражданских обществ на международной арене. Желательна их структуризация на основе Международной конвенции по развитию всемирного гражданского общества.

Обратите внимание!

В современных концепциях политического и государственного управления развитое гражданское общество рассматривается как неотъемлемый составной элемент сложного взаимодействия с государством. В различных странах государство разрабатывает соответствующие программы сотрудничества с гражданским обществом, уделяет этому направлению политики значительное внимание. Гражданское общество в большинстве постиндустриальных стран пытается выступать в отношениях с государством в качестве строгого заказчика и клиента; осуществлять и отдельные контрольные функции от имени общества, требуя от государственной службы большей прозрачности, эффективности, социальной направленности и т.п. [5] [6] [7] [8]

5. Характер и качество взаимодействия органов власти с организациями гражданского общества данного региона.

Понимание и знание состояния и проблем развития гражданского общества выступает как важный фактор государственного управления и проектирования публичной политики1.

  • [1] См.: Гегель Г. Философия права. М., 1991. С. 262.
  • [2] Грамши А. Избранные произведения : в 3 т. М., 1959. Т. 3. С. 43.
  • [3] Коэн Дж. JI., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория : пер.с англ. М., С. 16.
  • [4] Eberly D. The Rise of Global Civil Society: Building Communities and Nationsfrom the Bottom Up. Encounter Books, 2008. C. 16.
  • [5] Степень развития социальной, экономической, национальнойи культурной среды, в которой существует и развивается гражданское общество.
  • [6] Уровень развитости структуры гражданских организацийи тип связи между ними.
  • [7] Характер ценностей, лежащих в основе гражданской активности.
  • [8] Воздействие гражданской активности на социально-политическую среду, власть.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >