Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ)

Объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие безопасность движения и эксплуатации транспорта. Дополнительный объект — нормальная деятельность предприятий транспорта и других организаций, факультативный — имущество, экологическая безопасность; в квалифицированных составах — жизнь человека.

Предмет преступления — транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи либо другое транспортное оборудование, транспортные коммуникации, т.е. водные пути, автотрассы, воздушные коридоры.

Объективная сторона — активные действия, направленные на приведение в негодность транспортных средств и путей сообщения, совершенные способами, перечисленными в диспозиции сг. 267 УК РФ, а именно: разрушение, повреждение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, а равно блокирование транспортных коммуникаций, если эти деяния повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба.

Разрушение — приведение в полную негодность, невозможность использования по назначению и дальнейшей эксплуатации, экономическая нецелесообразность восстановления.

Повреждение — частичная непригодность с возможностью восстановления.

Иные способы — разукомплектование, перенос знаков в другое место, отключение сигнала, вложение в механизмы посторонних предметов и др. В юридической литературе высказывалась также точка зрения, что иной способ может заключаться «в любых действиях, в результате которых транспортные средства и другие указанные объекты не могут быть использованы по назначению»1.

Блокирование — создание препятствий, в результате чего происходит нарушение работы транспортных коммуникаций, затруднено выполнение работниками транспорта своих служебных обязанностей либо создается угроза безопасности движения, соблюдению прав и законных интересов других лиц, пассажиров. Например, преграждается автомагистраль посторонними предметами. Блокирование не предполагает причинение вреда самому транспорту и не связано с приведением его в технически неисправное состояние. Крупный ущерб при блокировании может быть выражен в потерях, которые терпят транспортные организации в результате помех движению, а также затрат на разблокирование.

В юридической литературе высказывалась точка зрения, что блокирование означает полное прекращение свободного функционирования транспортных средств[1] [2]. Представляется, что если, например, лица, блокировавшие автомагистраль, будут пропускать машины скорой помощи, т.е. признак полного прекращения функционирования транспортных средств будет отсутствовать, все же блокирование будет иметь место.

Объективную сторону преступления могут составлять следующие действия: лицо раскручивает гайки на рельсах, разбивает средства сигнализации и связи, снимает кабель, накладывает различные предметы на железнодорожный путь; это и создание живой преграды, когда люди преграждают путь транспорту.

Состав преступления — материальный. Для квалификации по данной статье необходимы последствия: тяжкий вред здоровью человека или причинение крупного ущерба. В примечании к рассматриваемой статье определен крупный ущерб — сумма, превышающая 1 млн руб. Должна быть установлена также причинная связь между действием и последствиями.

С субъективной стороны преступление характеризуется неосторожной формой вины: легкомыслием (нарушая правила, лицо предвидит последствия, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение) или небрежностью (лицо не предвидит вредные последствия, хотя могло и должно было их предвидеть). При этом, как отмечается в юридической литературе, сами действия (разрушение и пр.) «совершаются, как правило, осознанно».

Как представляется, при блокировании транспортных коммуникаций возможен косвенный умысел в отношении последствий. Так, лица, устроившие пикеты на железнодорожных путях с целью добиться увеличения заработной платы, предвидят возможность наступления последствий —

3

крупного ущерба и сознательно их допускают. Именно с учетом такой возможности и совершается блокирование: власти вынуждены будут скорее пойти на уступки. То есть речь идет о косвенном умысле.

На практике нередко возникают сложности с разграничением рассматриваемого состава и неосторожного уничтожения или повреждения имущества, предусмотренного ст. 168 УК РФ.

Пример

А. обратился к водителю автомобиля «МАЗ-54329» с прицепом О. с просьбой отбуксировать его автомобиль «МЛЗ-509» с прицепом. Образовался автопоезд. По правилам водитель автопоезда должен согласовать его проезд через охраняемый переезд с работниками железнодорожного транспорта, однако он не сделал этого. Были нарушены п. 1.3,1.5, 6.13, 15.3, 15.4, 23.5 Правил дорожного движения. О. проехал переезд и остановился из-за невозможности разъезда со встречным автомобилем, ожидающим проезда. Прицеп остался на переезде. Произошло столкновение его с поездом. При столкновении локомотив протащил прицеп на расстояние 397 м, в результате прицеп произвел стрелочный перевод на соседний путь, где в это время работала снегоуборочная машина. Машина перевернулась, с рельсов сошли три вагона этой машины. Двое ее работников получили ушибы. В грузовом поезде с рельсов сошли электровоз и 25 груженых углем вагонов, 23 из которых повреждены до состояния, исключающего их дальнейшую эксплуатацию. В итоге были повреждены электровоз, снегоуборочная машина, 450 км пути, 3 стрелочных перевода, 12 опор контактной сети. Перерыв движения составил 23 ч. Содеянное было квалифицировано судом по ч. 1 ст. 267 УК РФ.

Капитан К., управлявший теплоходом, при подходе к причальной стенке Константиновского гидроузла Волго-Донского водного пути нарушил установленные правила (определенные пункты Инструкции по эксплуатации ДЛУ «Река-1» для двигателей Г-60, Правила плавания по внутренним водным путям Российской Федерации и др.), в результате двигатели запустились на передний ход вместо заднего, увеличивая скорость судна вперед. Это привело к столкновению теплохода со створкой нижних ворот гидроузла, в результате чего гидроузел был приведен в негодное состояние, чем, как отмечено в приговоре, блокирована транспортная коммуникация от г. Волгограда до Азовского моря. Содеянное было квалифицировано судом по ч. 1 ст. 267 УК РФ.

  • [1] Уголовное право России. Части Общая и Особенная. 5-е изд. М., 2005. С. 560.
  • [2] См.: Струков В. В. Уголовная ответственность за блокирование транспортных коммуникаций (статья 267 УК РФ) // Общество и право. 2011. № 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >