Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие защиту сотрудников органов управления и иных участников управленческих отношений от общественно опасных посягательств

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ)

Основным объектом преступления является управленческая деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Дополнительным объектом выступает жизнь сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих или их близких.

Потерпевшими от данного преступления могут быть сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие либо их близкие.

Однако потерпевшими от данного преступления могут быть не все сотрудники правоохранительных органов, а только те, кто охраняет общественный порядок или обеспечивает общественную безопасность. Так, общественный порядок охраняют сотрудники полиции, несущие постовую или патрульную службу, поддерживающие порядок во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований, других массовых мероприятий, предотвращающие или пресекающие правонарушения и т.д. Согласно Федеральному закону от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» к деятельности по охране общественного порядка относятся выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Если имеет место посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов, осуществляющего иную деятельность, то его следует квалифицировать но иным нормам УК РФ. Статья 317 УК РФ содержит специальную норму по отношению к составу, предусматривающему ответственность за убийство лица или его близких в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, помимо сотрудников правоохранительных органов могут быть военнослужащие, осуществляющие деятельность по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности. Военнослужащие — это лица, которые проходят военную службу в Вооруженных Силах РФ или иных войсках. Функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности возлагаются прежде всего на военнослужащих внутренних войск МВД России.

Понятие близких потерпевшему лиц дано в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». К ним, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Объективная сторона представляет собой посягательство на жизнь. Оно охватывает два вида общественно опасных действий: убийство и покушение на убийство. В силу этого оконченное преступление будет иметь место как в случае наступления смерти (оконченного убийства) сотрудника правоохранительного органа, так и в случае покушения на его жизнь.

Субъективная сторона характеризуется умышленной виной и специальной целью (воспрепятствование деятельности по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности) или специальным мотивом (месть за такую деятельность).

Рассматриваемое преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Как правило, имеет место прямой умысел, виновный стремится лишить потерпевшего жизни. Реже встречается косвенный умысел в отношении смерти. Например, когда применяется насилие по соответствующему мотиву, но при этом отсутствует желание причинить смерть.

Умыслом виновного должно охватываться то, что он посягает на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего или близкого им человека.

Пример

Г. признан виновным в том числе и в посягательстве на жизнь работника милиции, пытавшегося пресечь его противоправные действия.

В своей надзорной жалобе осужденный Г. просит изменить судебные решения в части осуждения его по ст. 317 УК РФ.

Свои доводы осужденный обосновывает тем, что судья в постановлении и суд в приговоре не привели данных, свидетельствующих о том, что потерпевший X. в 3 часа ночи, находясь в квартире Д., выполнял служебные обязанности, связанные с охраной общественного порядка, в связи с чем неправильно квалифицировал его (Г.) действия по ст. 317 УК РФ.

Однако Президиум Верховного Суда РФ не согласился с доводами, изложенными в жалобе. Было установлено, что Г. в ответ на законные требования X., зная, что тот является работником милиции, с целью его умышленного убийства нанес со значительной силой удар ножом в область живота, пытался нанести еще удары, однако потерпевший оказал активное сопротивление.

При таких обстоятельствах, по мнению Президиума, суд правильно квалифицировал действия Г. в отношении X. по ст. 317 УК РФ как посягательство на жизнь работника милиции в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка1.

Если виновный при достаточных к тому основаниях считает, что причиняет смерть лицу, которое хотя и пресекает правонарушение, но не является сотрудником правоохранительного органа, содеянное следует квалифицировать но п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство в связи с выполнением общественного долга.

Посягательство на жизнь в виде покушения на убийство может быть совершено только с прямым конкретизированным умыслом.

Пример

Президиум Верховного Суда РФ отметил, что, обосновывая квалификацию действий Т. по ст. 317 УК РФ, суд не привел достаточных доводов о наличии у виновного прямого умысла на убийство.

При таких обстоятельствах действия Т. в отношении В. охватываются диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ как угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей[1] [2].

Цель воспрепятствования деятельности по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности предполагает стремление виновного либо пресечь деятельность, которую уже осуществляет потерпевший, либо не допустить такую деятельность в будущем.

Месть за указанную деятельность, как правило, связана с конкретными действиями потерпевшего.

Посягательство на жизнь по мотиву мести может быть совершено в том числе и в отношении бывших сотрудников правоохранительных органов, которые на момент совершения убийства уже не осуществляют деятельность по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности. При этом важно установить, что посягательство на жизнь совершено по мотиву мести за прошлую деятельность.

Содеянное, по-видимому, следует квалифицировать по ст. 317 УК РФ и в том случае, когда имеет место посягательство на жизнь в связи с принадлежностью потерпевшего к числу сотрудников правоохранительного органа, а не только в связи с конкретными действиями потерпевшего. Например, убийство сотрудника полиции общественной безопасности в связи с его принадлежностью к лицам, осуществляющим функции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, надлежит оценивать по ст. 317 УК РФ.

Если посягательство на жизнь не связано с охраной потерпевшим общественного порядка или обеспечением им общественной безопасности, то содеянное не может квалифицироваться по ст. 317 УК РФ.

Пример

Приговором установлено, что мотивом действий Е. являлась не месть за законную деятельность по охране общественного порядка, а обида за замечания Б., воспринятые им как оскорбление. Действующее законодательство предусматривает квалификацию действий виновных лиц по направленности их умысла, по их субъективной стороне.

При таких данных действия Е. подлежат переквалификации со ст. 317 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство Б. на почве возникших личных неприязненных отношений[3].

Для квалификации содеянного по ст. 317 УК РФ не требуется, чтобы потерпевший в момент посягательства на его жизнь обязательно находился при исполнении соответствующих обязанностей. Наступление уголовной ответственности уголовной закон увязывает с наличием связи между деятельностью по охране общественного порядка или обеспечению общественной безопасности и посягательством на жизнь. Последнее должно быть обусловлено соответствующей деятельностью.

При квалификации посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа по ст. 317 УК РФ необходимо, чтобы общественно опасное деяние было совершено в связи с осуществлением правомерной деятельности. Посягательство на жизнь, обусловленное неправомерными действиями потерпевшего, не может квалифицироваться по ст. 317 УК РФ, поскольку отсутствует объект уголовно-правовой охраны.

Пример

Квалифицируя действия Г. по ст. 317 УК РФ, суд исходил из того, что деятельность сотрудника отделения вневедомственной охраны Т. по задержанию и доставлению Г. в районный отдел внутренних дел (РОВД) за совершение им административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, была законной.

Между тем в соответствии со ст. 20.21 КоАП РФ административная ответственность за появление в общественных местах в состоянии опьянения наступает лишь в том случае, если это состояние оскорбляло человеческое достоинство и общественную нравственность.

Кроме того, милиции в соответствии со ст. 11 действовавшего в то время Закона РФ от 18.04.1991 № 1026-1 «О милиции» было предоставлено право доставлять в медицинские учреждения либо в дежурные части органов внутренних дел и содержать в них до вытрезвления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, либо могущих причинить вред окружающим или себе.

Такие обстоятельства по настоящему делу нс установлены.

Из протокола об административном правонарушении следует, что Г. находился в пьяном виде, имел неопрятный вид, шаткую походку, невнятную речь, изо рта исходил устойчивый запах спиртного. О том, что Г. своим видом оскорблял человеческое достоинство или общественную нравственность, в протоколе не указано.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что Г., хотя и находился в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, однако своим видом не оскорблял человеческое достоинство и общественную нравственность, а потому в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 20.21 КоАП РФ.

Кроме того, он не утратил способность передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, нс представлял опасности ни для себя, ни для окружающих, в связи с чем оснований для его задержания и доставления в РОВД сотрудники отделения вневедомственной охраны Т. и Б. не имели.

При таких обстоятельствах вывод суда о законности действий Т. по задержанию Г. нельзя признать обоснованным.

Принимая во внимание эти данные, действия Г., направленные на убийство Т., подлежат квалификации по закону, предусматривающему ответственность за преступление против личности — по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку[4].

Субъект преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, общий — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лицо, достигшее 14-летнего возраста, но не достигшее 16 лет, будет отвечать по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

  • [1] См.: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25.05.2005 № 229н05 [Электронный ресурс] // Судебная система Российской Федерации : электронная библиотека.URL: http://www.sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsiicl_big_31936.htrn (дата обращения:07.08.2014).
  • [2] См.: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 22.03.2000 № 86п2000 [Электронный ресурс] // Судебная система Российской Федерации : электронная библиотека. URL:http://www.sudbiblioteka.ru/vs/text_bigl/verhsud_big_6492.htm (дата обращения: 07.08.2014).
  • [3] См.: определение Верховного Суда РФ от 10.01.2002 № 59-о01-19 // СПС «Консуль-тантПлюс».
  • [4] См.: кассационное определение Верховного Суда РФ от 24.03.2003 № 8-003-8 [Электронный ресурс] // Судебная система Российской Федерации : электронная библиотека.URL: http://www.sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsucl_big_26492.htm (дата обращения:07.08.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >