Законы логики добра и долга

Можно ли о хорошем и плохом, обязательном и запрещенном рассуждать логически последовательном непротиворечиво? Можно ли быть логичным в области этики, эстетики, права и других наук о ценностях? Вытекают ли из одних оценок и норм какие-то иные оценки и нормы? На эти и связанные с ними вопросы должна ответить логика, прежде всего два недавно возникших се раздела — логика оценок и логика норм. Они показывают, что рассуждения о ценностях не выходят за сферу «логического» и могут успешно анализироваться и описываться с помощью методов логики.

Все оценки делятся на абсолютные, которые формулируются обычно с помощью понятий «хорошо», «плохо» и «безразлично», и сравнительные, формулируемые с помощью понятий «лучше», «хуже» и «равноценно».

Например: «Хорошо, что зима наступила рано», «Плохо, когда человек не заботится о своих близких», «Безразлично, как называть собаку», «Лучше пойти в кино, чем на выставку». «Быть больным хуже, чем быть здоровым», «Больший отпуск при меньшей зарплате равноценен меньшему отпуску при большей зарплате» и т.п.

В формулировках норм используются понятия «обязательно», «разрешено» и «запрещено». Например: «Обязательно с уважением относиться к старшим», «Разрешено выезжать'в другие страны», «Запрещено наказывать без причины».

И оценочные, и нормативные рассуждения подчиняются всем общим принципам логики. Кроме того, имеются специфические логические законы, учитывающие своеобразие оценок и норм.

Представим ряд законов логики оценок:

  • ? ничто не может быть хорошим и плохим одновременно, с одной и той же точки зрения;
  • ? невозможно быть сразу и хорошим, и безразличным;
  • ? логические следствия хорошего позитивно ценны;
  • ? что-то является хорошим в том и только в том случае, когда противоположное плохо, и т.п.

Например: 1. Разоружение не может быть и хорошим, и плохим одновременно, в одном и том же отношении; если концепция всеобщего разоружения оценивается позитивно, то к положительным должны быть отнесены и все следствия, логически вытекающие из нее. 2. Свобода слова не является и хорошей, и безразличной в одно и то же время, с одной и той же точки зрения. 3. Обновление методов обучения является позитивно ценным, только если консерватизм в этой сфере оценивается негативно.

Истинность этих и подобных им утверждений, являющихся конкретными приложениями законов логики оценок, нс вызывает сомнений. И тот, кто пытается оспорить, скажем, общее положение «безразличное не может быть плохим» или какой-то конкретный его случай, просто не понимает обычного смысла слов «безразличное» и «плохое».

Частое применение в аргументации находят логические законы, распространяющие требование непротиворечивости на случай оценок. «Два положения дел, логические несовместимых друг с другом, не могут быть оба хорошими» и «такие положения не могут быть вместе плохими» — так можно передать смысл этих законов. Например: несовместимыми являются честность и нечестность, искренность и неискренность и т.д. В случае каждой из этих пар исключающих друг друга способов поведения справедливо, что если быть искренним хорошо, то неверно, что не быть искренним тоже хорошо; если быть нечестным плохо, то неправда, что быть честным также плохо, и т.д. Речь идет об оценке двух противоречащих друг другу ситуаций с одной и той же точки зрения. У всего есть свои достоинства и свои недостатки. Если, допустим, активность в общественных делах и отсутствие такой активности рассматривать с разных сторон, то у каждой из этих черт найдутся свои преимущества и свои недостатки. И когда говорится, что они не могут быть вместе хорошими или вместе плохими, имеется в виду: в одном и том же отношении. Логика оценок не утверждает.

что если, скажем, искренность хороша в каком-то отношении, то неискренность не может быть хорошей ни в каком ином отношении. Например: проявить неискренность у постели смертельно больного — это одно, а быть неискренним с его лечащим врачом — совсем другое. Логика настаивает только на том, что противоположности не могут быть хорошими в одном и том же отногиении, для одного и того же человека.

К логическим законам, касающимся сравнительных оценок, относятся следующие:

  • ? ничто не может быть лучшее или хуже самого себя;
  • ? одно лучше второго только в том случае, когда второе хуже первого;
  • ? равноценны каждые два объекта, которые не лучше и не хуже друг друга, и т.п.

Эти законы ничего не говорят об оцениваемых объектах и их свойствах. Они лишь раскрывают обычный смысл слов «лучше», «хуже» и «равноценно», указывают правила, которым подчиняется их употребление.

Хорошим примером положения логики оценок, вызывающего постоянные споры, является так называемый принцип транзитивности (переходности): «Если первое лучше второго, а второе лучше третьего, то первое лучше третьего» (аналогично для «хуже»).

Например: человеку был предложен выбор между сокращением рабочего дня и повышением заработной платы, и он предпочел первое. Затем ему предложили выбирать между повышением заработной платы и увеличением отпуска, и он избрал повышение заработной платы. Означает ли это, что, сталкиваясь затем с необходимостью выбора между сокращением рабочего дня и увеличением отпуска, этот человек выберет в силу законов логики, так сказать автоматически, сокращение рабочего дня? Будет ли он противоречить себе, если выберет в последнем случае увеличение отпуска?

Ответ здесь не очевиден. На этом основании принцип транзитивности нередко не относят к законам логики оценок. Однако отказ от него имеет и не совсем приемлемые следствия. Человек, который не соблюдает в своих рассуждениях этого принципа, лишается возможности выбрать наиболее ценную из тех вещей, которые не считаются им равноценными. Допустим, что он предпочитает банан апельсину, апельсин яблоку и вместе с тем предпочитает яблоко банану. В этом случае, какую бы из трех данных вещей он ни избрал, всегда останется вещь, предпочитаемая им самим выбранной. Если предположить, что разумный выбор — это выбор, дающий наиболее ценную вещь, то соблюдение принципа транзитивности окажется необходимым условием разумности выбора.

К законам логики норм относятся следующие:

  • ? никакое действие не может быть одновременно и обязательным, и запрещенным;
  • ? логические следствия обязательного — обязательны;
  • ? если действие ведет к запрещенному следствию, то само действие запрещено, и т.д.

Очевидность этих положений становится особенно наглядной, когда они переформулируются в терминах конкретных действий. Например, неверно что уплата налогов одновременно и обязательна, и запрещена.

Таким образом, в логике норм предполагается, что основные нормативные понятия — «обязательно», «разрешено» и «запрещено» — являются взаимно определимыми. Разрешено действие, от выполнения которого не обязательно воздерживаться; запрещено то, от выполнения чего следует возде)живаться; не разрешенное - запрещено, и т.п. Безразличное действие определяется как не являющееся ни обязательным, ни запрещенным,, или, что то же, как действие, которое разрешено выполнять и разрешено не выполнять.

Особый интерес представляет принцип «не запрещенное — разрешено». Нередко не учитывается, что этот принцип хотя и имеет широкую область приложения, но не является тем не менее универсальным, справедливым для всех сфер общественной жизни и для всех участников правовых отношений. Например, деятельность государственных органов, должностных лиц, организаций в силу особого их положения и выполняемых функций строится в основном не на основе принципа «дозволено все, что не запрещено», а исходя из другого правила: «дозволено то, что особо разрешено». В логике норм принято проводить различие между «либеральным» нормативным режимом, в случае которого действует принцип «не запрещенное — разрешено», и «деспотическим» нормативным режимом, когда этот принцип не находит применения и разрешенными считаются только те виды деятельности, которые оговорены особо.

Итак, невозможно что-то сделать и вместе с тем не сделать, выполнить какое-то действие и одновременно воздержаться от него. На этом основании логика норм выдвигает принцип нормативной непротиворечивости: действие и воздержание от него не могут быть одновременно обязательными или вместезапрегиеппыми. Его можно передать и так: никакое действие не может быть и обязательным, и запрещенным одновременно.

Оценочные и нормативные высказывания не являются истинными или ложными. Их функция — не описание действительности, а направление человеческой деятельности, преобразующей действительность. Описание говорит о том, каким является предмет, оценки и нормы указывают, каким он должен быть.

Например: «Вода кипит** — это описание, и если вода на самом деле кипит, оно истинно. «Нагрейте воду до кипения!» и «Хорошо, что вода кипит» — это соответственно требование и оценка. Они могут быть эффективными, целесообразными и т.п., но их нельзя считать истинными или ложными.

Можно ли из описательных высказываний логически вывести некоторую оценку или норму? В соответствии с принципом, высказанным впервые английским философом Д. Юмом, нельзя с помощью логики перейти от высказываний со связкой «есть» к высказываниям со связкой «должен». Иначе говоря, не существует обоснованного логического вывода, посылками которого являлись бы только чисто описательные высказывания, а заключением - та или иначе оценка или норма. Оценки и нормы выводимы лишь из посылок, включающих некоторые оценки и нормы.

Невозможным является и обратный логический переход — от оценок или норм к описаниям.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >