Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow ГОСУДАРСТВЕННОЕ АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ
Посмотреть оригинал

Ответственное инвестирование в интересах устойчивого развития

Переосмысление понятия «бизнес-лидерство» в контексте корпоративной ответственности

Проблему выработки системы стабилизационных и антикризисных мер государственной политики в нефтяной отрасли, в том числе проблему финансирования отрасли, сегодня необходимо рассматривать в контексте глобальных изменений в бизнесе и в мире в целом. Происходящие политические, экономические, социальные процессы выдвинули на повестку дня задачу формирования новой экономической модели, способной обеспечить устойчивое развитие экономики и общества в целом, преобладание долгосрочных общественных целей над краткосрочными экономическими выгодами. Но в системе приоритетов многих компаний пока все еще доминируют именно краткосрочные экономические выгоды, что определяет соответствующие модели принятия решений и в целом бизнес-модели, создает угрозу стабильности отдельным отраслям, экономике страны и обществу.

Рамкой для выработки стратегии и практического решения задачи долгосрочного устойчивого развития стали глобальные цели устойчивого развития (ЦУР), сформулированные в декларации Генеральной ассамблеи ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года»1, принятой 25 сентября 2015 г., а также Парижское соглашение о климате[1] [2], принятое в декабре того же года, впервые официально зафиксировавшее достигнутый мировым сообществом консенсус относительно низкоуглеводородного будущего как важнейшей характеристики формирующегося нового технологического и экономического уклада.

Среди 17 сформулированных в Повестке задач1 — ликвидации нищеты, голода, улучшения здоровья людей во всем мире, обеспечения всеобщего качественного образования, уменьшения неравенства, борьбы с изменением климата и т. д. — ответственное потребление и производство (задача 12), а также призыв к компаниям, особенно крупным и транснациональным, «переходить к устойчивым методам работы и включать информацию, касающуюся устойчивости, в свои регулярные отчеты»[3] [4].

Вплоть до самого последнего времени бизнес вносил свой вклад в устойчивое развитие через рост экономики, создание рабочих мест и уплату налогов. Теперь бизнесу предложено взять на себя и более масштабную, интегрирующую роль в практической реализации Повестки глобального развития, достижения ЦУР, которая рассматривается как «дорожная карта» для бизнеса.

По экспертным оценкам, достижение ЦУР требует ежегодного объема финансирования в 5—7 трлн долл. Ежегодные ресурсы, которые способны предоставить правительства стран мира, сейчас не превышают 132 млрд долл.[5] Понятно, что ключевую роль в финансировании достижения ЦУР придется сыграть бизнесу и обновленным финансовым рынкам, способным обеспечить ответственное финансирование в интересах устойчивого развития. И главная роль будет здесь принадлежать компаниям, которые в центр своих бизнес-стратегий ставят экологические, социальные и управленческие показатели (так называемые критерии ESG — environmental, social and governance) и, в частности, ESG-инвестиции. Именно такие компании должны стать главными субъектами практического достижения ЦУР путем трансляции своей прибыли в устойчивый и инклюзивный экономический рост, защиту окружающей среды и борьбу с изменением климата.

Крупнейшей инициативой в направлении практической реализации этой идеи и создания институциональных основ для ее осуществления стал Глобальный договор ООН (ГД ООН)[6], идея которого была выдвинута Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 1999 г. и реализована в 2000. Сейчас ГД ООН объединяет 13 000 компаний и организаций из 170 стран мира и 88 национальных сетей, включая в том числе российскую национальную сеть (с 2008 года Договор с ООН заключили почти 80 участников из 16 регионов России, в том числе «Роснефть», «Сахалин Энерджи», «Лукойл»),

Миссия ГД ООН — стимулировать глобальное движение устойчивых компаний, переосмысливших понятие бизнес-лидерства в контексте корпоративной ответственности и понимающих прямую зависимость своих перспектив от объема и качества вовлеченности в совершенствование окружающей среды и общества. ГД содержит обращение к компаниям всего мира с призывом привести свою бизнес-модель в соответствие с универсальными международными принципами в области прав человека, трудовых отношений, защиты окружающей среды, противодействия коррупции, а также — с 2015 г. — с планом реализации Целей устойчивого развития до 2030 года (ЦУР).

Десять принципов Глобального договора ООН (Новая эра действий и влияния) разбиты на следующие группы и содержат следующие разделы применительно к действиям бизнеса:

  • 1. Права человека. Деловые круги должны:
    • — поддерживать, защищать и уважать провозглашенные на международном уровне права человека;
    • — не должны быть причастны к нарушениям прав человека.
  • 2. Трудовые отношения. Деловые круги должны:
    • — поддерживать свободу объединений работников и реальное право на заключение коллективных договоров;
    • — выступать за ликвидацию всех форм принудительного и обязательного труда;
    • — выступать за полное искоренение детского труда;
    • — выступать за ликвидацию дискриминации в сфере труда и занятости.
  • 3. Окружающая среда. Деловые круги должны:
    • — поддерживать основанный на принципе предосторожности подход к экологии;
    • — предпринимать инициативы, направленные на повышение ответственности за состояние окружающей среды;
    • — содействовать развитию и распространению экологически безопасных технологий.
  • 4. Противодействие коррупции. Деловые круги должны:
    • — противостоять всем формам коррупции, включая вымогательство и взяточничество.

В октябре 2016 г. была создана новая платформа сотрудничества под эгидой ООН (Financial Innovation Platform) для поиска инновационных финансовых инструментов, с помощью которых будет возможно достичь ЦУР-2030. В частности, странами-членами G-20 была создана Рабочая группа по раскрытию финансовой информации, связанной с изменением климата (Financial Stability Board’s Task Force on Climate- Related Financial Disclosures)[7], которая разработала Рекомендации по раскрытию информации для единообразного подхода к оценке климатических рисков и к раскрытию финансовой «климатической информации» в целях принятия участниками рынка взвешенных и точных решений относительно размещения капиталов.

Таким образом, происходят и будут происходить значительные изменения в той сфере деятельности, которая в отчетах компаний называется «корпоративная социальная ответственность (КСО) и устойчивое развитие», и это потребует от бизнеса, особенно крупного, быстрого реагирования и пересмотра своих планов.

В конце 2016 г. ГД ООН совместно с крупнейшей консалтинговой компанией Accenture провел опрос генеральных директоров ведущих мировых компаний1. На основе полученных данных исследователи делают очень интересные и знаменательные выводы.

  • • Бизнес-лидеры «готовы принять мандат на действия по глобальному развитию.
  • • Лидеры уже переориентируют свои компании на создание ценностей не только для своих акционеров, но и для общества в целом: 70% CEO видят в ЦУР ясную рамку для структурирования усилий в направлении устойчивости.

С момента проведенного в 2013 г. аналогичные исследования, «фру- стрированные ожидания уступили место оптимизму, с которым CEO смотрят на мандат на решение социальных проблем как ключевой элемент в поисках конкурентных преимуществ».

Таким образом, постепенно создается социально-экономическая система, способная обеспечить одновременно и устойчивый экономический рост, и достижение ЦУР, соединить максимизацию доходов с достижением долгосрочных экономических, социальных и экологических целей.

Руководитель Института устойчивого инвестирования Morgan Stanly Institute for Sustainable Investing О. Чой отмечает наличие у инвесторов большего выбора и возможностей для изменения подхода компаний к вопросам охраны окружающей среды, социальной сферы и управления (ESG), мощный потенциал использования финансов для позитивных социальных изменений, а также необходимость разрушить миф о том, что «если вы заботитесь об экологических или социальных проблемах, когда инвестируете, вы, похоже, не собираетесь зарабатывать много денег». Исследования свидетельствуют, что инвестиции в компании с сильными стратегиями устойчивости могут привести к такому же, если не лучшему результату, чем другие, так как это увеличивает ценность компании в глазах общества[8] [9].

Переход к инвестициям в устойчивость может стать стабильной тенденцией в том числе благодаря стимулам финансовых рынков. Все большее число инвесторов осваивают «устойчивое инвестирование»: в 2012 г. в США 1 из 9 долларов профессионально управляемых активов был направлен в различные формы устойчивого инвестирования, а в 2014 г. — уже 1 доллар из каждых 6, на общую сумму 6,57 трлн долл.1 В Европе стратегиями устойчивого инвестирования уже охвачено более 60% профессионально управляемых активов[10] [11]. Исследователи отмечают резкий рост интереса к инвестициям, связанным с изменением климата и устойчивым развитием, со стороны институциональных инвесторов. Некоторые из таких инвесторов начинают избавляться от инвестиций в компании, деятельность которых создает угрозу устойчивости[12].

В глазах инвестиционного сообщества корпоративная приверженность ЦУР становится не только рыночной ценностью, но и моральным императивом. По данным исследования «Устойчивость глазами инвестора»[13], 72% индивидуальных инвесторов уверены, что компании получают выгоды, когда они сфокусированы на устойчивости. Существуют гендерные и возрастные различия в инвестиционных предпочтениях. 76% женщин и лишь 60% мужчин считают ESG важными факторами, которые нужно учитывать, принимая инвестиционные решения. Представители так называемого поколения миллениум (в этом исследовании к нему отнесена возрастная группа 18—32 года) склонны искать работу в компании с социально и экологически ответственной позицией в три раза чаще, чем в среднем по выборке, в два раза чаще готовы инвестировать в компании или фонды, ориентированные на конкретные социальные или экологические цели, так же в два раза чаще в своем потреблении ориентированы на бренды ESG- ответственных компаний и т.д. Очевидно, что со сменой поколений в бизнесе переход к устойчивым инвестициям будет ускоряться.

  • [1] Transforming our world: the 2030 Agenda for Sustainable Development [Electronicresource]. URL: https://sustainabledevelopment.un.org/post2015/transformingourworld
  • [2] Paris Agreement on Climate Change [Electronic resource]. URL: http://unfccc.int/paris_agreement/items/9485.php
  • [3] Sustainable development goals [Electronic resource]. URL: http://www.un.org/sustainabledevelopment/sustainable-development-goals/; The UN SustainableDevelopment Goals, https://sustainabledevelopment.un.org и http://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/
  • [4] Sustainable development goals 12. Ensure sustainable consumption and productionpatterns [Electronic resource]. URL: https://sustainabledevelopment.un.org/sdgl2
  • [5] Report on Progress. A paper prepared for the sustainable stock exchanges. GLOBALDIALOGUE/ [Electronic resource]. URL: http://www.sseinitiative.org/wp-content/uploads/2012/03/SSE-Report-on-Progress-2016.pdf
  • [6] Глобальный договор ООН (ГД). [Electronic resource]. URL: http://www.globalcompact.ru/assets/uploads/docs/globalcompact_booklet.pdf
  • [7] URL: https://www.fsb-tcfd.org/
  • [8] The UN Global Compact — Accenture Strategy CEO Study. Agenda 2030: A Windowof Opportunity. The Path to 2030. [Electronic resource]. URL: https://www.accenture.com/us-en/insight-un-global-compact-ceo-study
  • [9] Voting With Our Dollars And Investing in Change. [Electronic resource]. URL: https://www.morganstanley.com/articles/audrey-choi-ted-talk-sustainability.html
  • [10] Sustainable Reality: Understanding the Performance of Sustainable Investment Strategies /Morgan Stanly Institute for Sustainable Investing. March 2015 [Electronic resource]. URL:http://www.morganstanley.com/sustainableinvestmg/pdf/sustamable-reality.pdf
  • [11] Ответственная деловая практика в зеркале отчетности: настоящее и будущее. Аналитический обзор корпоративных нефинансовых отчетов. 2015—2016 годы выпуска. М.,2017. С. 30. [Electronic resource], URL: http://media.rspp.ru/ document/l/7/4/743222fc4c6650093518c635d0e8ecdd.pdf
  • [12] Moody’s: Sustainable investing an opportunity for asset managers to generate valueand sustain active management fees [Electronic resource]. URL: https://www.moodys.com/research/Moodys-Sustainable-investing-an-opportunity-for-asset-managers-to-generate--PR_356142
  • [13] Sustainability Through the Eye of the Investor. Feb 27, 2015 [Electronic resource]. URL:http://www.morganstanley.com/ms-articles/sustainability-in-the-eye-of-the-investor/
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы