Последние десятилетия: «американское кредо»

В конце 1930-х годов завершился наиболее плодотворный и интересный этап в творчестве Дос Пассоса. Впереди были еще три десятилетия интенсивного труда, но главные художественные достижения Дос Пассоса, прежде всего связанные с его стилевыми экспериментами, были позади. Заметно померкла и его писательская слава.

В годы Второй мировой войны он работает корреспондентом на Тихоокеанском театре боевых действий, активно занимается публицистикой. В 1942—1943 гг. много ездит по стране, посещает военные заводы, арсеналы, верфи, где «куется оружие победы». Итогом становится серия репортажей «Народ на войне» (People at War, 1943). Продолжая эту тему, он выпускает еще одну книгу: «Государство народа» (State of the Nation, 1944). В ноябре-декабре 1945 г. находится в Нюрнберге, пишет репортажи о процессе над главными нацистскими преступниками.

Дос Пассос публикует еще два романа, явившихся продолжением книги о Гленне Спотсвуде и составивших трилогию «Округ Колумбия» (District Columbia, 1952). В трилогии первой частью стал упоминавшийся роман «Приключения молодого человека», за которым последовали «Номер первый» (Number One, 1943) и «Великий план» (The Grand Design, 1949). Написанная в традиционной манере трилогия была художественно слабее прежней беллетристики Дос Пассоса: она отразила разочарование писателя в радикализме, содержала критику в адрес коммунистов и сатирически обрисовывала фигуры либералов, увлеченных идеями «Нового курса».

Новое направление творчества: исторические труды. Дос Пассос расстается с надеждой на то, что Старый Свет предложит модель справедливого общественного устройства. Его духовной опорой становятся национальный исторический опыт, укорененные в США демократические ценности. Отсюда вытекал важнейший для Дос Пассоса-поли- толога вывод «относительно единственной системы правления, соответствующей американским традициям». Он считал, что это «система избранного народом правительства, основанная на свободе личности». Ее и следовало всегда и везде отстаивать. Это было его кредо, «американское кредо».

В послевоенные годы, когда коммунизм усиливал свою экспансию и укреплял позиции, Дос Пассос утверждал: «Мир становится музеем неудач социализма». Конец XX в. показал, что писатель был прав.

В 1940-е годы Дос Пассос избирает для себя новую стезю — профессионального историка. Эта сторона его деятельности у нас почти не изучена. Занимаясь в архивах, штудируя научную литературу, консультируясь со специалистами, Дос Пассос на протяжении почти двух десятилетий создает серию исторических трудов и биографий («Живые мысли Тома Пейна», «Фундамент, на котором мы стоим», The Ground We Stand on, 1941; «Ум и сердце Томаса Джефферсона», «Люди, создавшие нацию», Men who Made the Nation, 1957; и др.). В них он прослеживал развитие демократической и либеральной традиций в США, сложившихся в XVIII в., рисовал панораму жизни страны, доведя исследование до 1830—1840-х годов.

Создавая цикл своих исторических трудов, Дос Пассос стремился отозваться на идеологическую конфронтацию двух систем.

В его статьях настойчиво присутствует формула «использование прошлого» (use of the past). При всех недостатках демократии она, по его мнению, обладает огромными потенциальными возможностями, будучи «способной обуздать рвущиеся к власти влиятельные группы». Сердцевину политической философии Дос Пассоса составляла убежденность в непреходящей ценности индивидуальной свободы, равно как и способности людей «направить всю мощь науки для улучшения, а не истребления жизни на земле».

Финал. В 1947 г. Дос Пассос попадает в автокатастрофу. Гибнет его жена. Сам писатель получает тяжелейшие травмы, но, несмотря на резкое ухудшение здоровья, поддерживает работоспособность, много пишет. Выходит несколько романов, мемуары, публицистические книги. Он остается общественно активен: выступает в защиту писате- лей-диссидентов в СССР, в своей публицистике отстаивает демократические ценности от нависшей над ними угрозы коммунизма. По мысли Дос Пассоса, с точки зрения благосостояния людей противоречие существует не между социализмом и капитализмом, а между такой организацией производства, которая стимулирует рост продукции, и той, которая «душит общество мертвой рукой бюрократической рутины и высасывает до конца его ресурсы». Он признает крах радикальных надежд своей юности, что не мешает ему, однако, критиковать недостатки американской системы.

Вместе с тем очевидно снижение эстетического уровня прозы Дос Пассоса. Видимо, причины того — и состояние здоровья, и, главное, то, что он заметно разбрасывается, трудится и как беллетрист, и как ученый, и как культуролог и публицист, довольствуясь подчас усредненным журналистским стилем.

Дос Пассос умер в 1970 г. К этому времени он уже воспринимался как живой классик. В 1958 г. ему была вручена золотая медаль Национальной академии литературы и искусства. Фолкнер, вручая награду, обронил фразу, ставшую афористичной: «Никто не заслужил ее больше, никто не ждал ее дольше». Незадолго до смерти Дос Пассос в письме к дочери советовал ей и ее друзьям «направить энергию на создание более справедливого общества».

Расхожий тезис о том, что Дос Пассос был чуть ли не «отступником», который начал как «радикал», а кончил как «консерватор», во многом несправедлив. Конечно, уроки истории корректировали его позицию. Но, в общем, вся его деятельность, писательская карьера отличались цельностью, защитой демократических идеалов, а глубинной темой была «борьба человека против угнетения»: будь то «всевластие денег» или «тоталитарные и бюрократические структуры».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >