Ленгстон Хьюз. Ранние годы.

Ленгстон Хьюз (Langston Hughes, 1902—1967) родился в городе Джоплин, штат Миссисипи, в негритянской семье среднего достатка. Еще школьником он проявлял поэтические склонности. В 1921 г. в журнале «Крайсис» увидела свет его первая публикация, стихотворение «Негр говорит о реках» (The Negro Speaks About Rivers). Некоторое время Хьюз учился в Колумбийском университете, затем решил переменить судьбу. Проплавав два года (1922—1924) моряком, он совершает экстравагантную и по-своему символичную акцию: выбрасывает за борт пачку скучных учебников, которые штудировал на студенческой скамье. В это время реальный мир, подлинная драма жизни пленяли Хьюза больше, чем книжная мудрость. Расставшись с морем, Хьюз два года живет в Париже, потом в Италии, перебивается случайными заработками. В 1924 г. он возвращается в Гарлем, имея 25 центов в кармане. Зато он полон надежд, а в его голове непрерывно пульсируют новые строки.

Дебют Хьюза: «Мы знаем, что мы прекрасны».

Среди одаренных поэтов-«гарлемцев» Хьюз был фигурой наиболее значительной. В 1926 г. в программной статье «Негритянский художник и расовая вершина» (Negro Artist and the Racial Mountain) он высказал кредо, ставшее эстетическим лозунгом гарлемцев: «Мы, молодые негритянские художники... хотим выразить наше негритянское “я” без страха и стыда. Если белым это по душе, мы рады. Если нет, мы не обидимся. Мы знаем, что мы прекрасны...» Само провозглашение тезиса о том, что быть негром — «прекрасно», стало свидетельством преодоления «комплекса неполноценности», стремления обрести художественное выражение «негритянской сущности» (Negro identity). Здесь — исток тех идейноэстетических поисков, которые в 1960-е годы, в пору «негритянской революции», вызвали к жизни лозунг «Черное — это прекрасно».

Хьюз — художник плодовитый и универсальный. В его деятельности было ярко выражено «просветительское» начало. Он работал едва ли не во всех жанрах: поэт и романист; драматург и новеллист; критик и переводчик; автор книг для детей и собиратель фольклора; историк и культуролог; либреттист и публицист. И все же, не умаляя его работ в других жанрах, очевидно, что наиболее органично и полно его талант проявлялся на поэтическом поприще.

Встреча с Вэчелом Линдсеем стимулировала выход первого сборника Хьюза «Усталые блюзы» (The Weary Blues, 1926). В его ранних стихах заметен налет эстетизации, любование экзотикой Гарлема («Негритянские танцоры», Negro Dancers; «Танцы под банджо», Song for Banjo Dance; «Черный Пьерро», A Black Pierrot и др.). Но главным, однако, было то, что поэт удачно включил в свою стилистику новые фольклорные формы. Социальная проблематика, наметившаяся в первом сборнике, становится доминирующей во втором — «Хорошие вещи в закладе» (Fine Clothes to the Jew, 1927), из-за которого некоторые эстетствующие критики аттестовали Хьюза «певцом обитателей сточных канав». Это были стихи о «работе и поисках работы», о людях, представляющих «низшие классы». «Я стремлюсь запечатлеть горечь их судеб, монотонность их труда, скрытую усталость их песен. Это люди, которых я знаю лучше всего», — писал поэт.

Первую книгу Хьюза венчает стихотворение «Эпилог» (Epilogue), во многом носящее программный характер. Лирический герой утверждает свое человеческое достоинство. Он американец, поэт, пусть с черным цветом кожи.

Я тоже пою Америку.

Я сын ее темнокожий.

И пусть меня гонят на кухню.

Чуть гости придут, - Я смеюсь.

Ем больше.

И вырасту сильным.

А завтра

За стол я усядусь,

Чуть гости придут. Никто не посмеет Сказать мне Завтра: «Эй, марш на кухню!» Увидят они:

Я красивый, я сильный. Им станет стыдно.

Я тоже — Америка.

(Пер. М. Середенко)

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >