Публицист: голос «негритянской революции»

1960-е годы прошли в США под знаком «негритянской революции». На некоторое время Болдуин возвращается на родину. Одна за другой выходят знаменитые публицистические книги писателя: «Никто не знает моего имени» (Nobody Knows Му Name, 1961), «В следующий раз — пожар» (The Fire Next Time, 1963), «Имени его не будет на площади» (No Name in the Street, 1972; рус. пер. 1974). Они образуют своеобразный публицистический триптих. При этом Болдуин не связывает себя ни с одним из течений в негритянском движении: он выразитель мыслей и чаяний широких масс темнокожих американцев.

Хроникер народного протеста.

В первой книге «Никто не знает моего имени» запечатлен канун «негритянской революции». Особенно значим очерк «Что значит быть американцем» о том, как приехав в Европу, Болдуин вытравлял из себя психологию «ниггера», человека «второго сорта», решил стать не негритянским писателем, но художником в полном смысле этого слова, без унизительных скидок на цвет кожи. Писатель преисполнен гордости за свою расу, но при этом не приемлет любые националистические крайности.

Книга «В следующий раз — пожар» увидела свет в год бурного подъема негритянского движения (ее заголовок — строчка из народной песни черных рабов). Книга запечатлела переход к более активной фазе борьбы, содержала предупреждение о том, что терпение масс истощается, Америке грозит испепеляющее пламя народного гнева. Лейтмотивом книги стал образ огня.

Книга состоит из двух писем. Первое адресовано племяннику Джеймсу: автор убежден в том, что преодоление расизма в Америке возможно лишь благодаря объединенным усилиям черных и белых. Во втором письме писатель, аппелируя к библейской легенде, создает обобщенный образ распятого на кресте народа-страдальца. Для Болдуина негритянская проблема неразрешима без радикальных, коренных сдвигов в политической и социальной структуре Америки.

Третья книга цикла «Имени его не будет на площади» была напечатана спустя 9 лет.

За это время произошли важные события: в 1964—1965 гг. были приняты законы, юридически закрепившие отмену дискриминации на основании цвета кожи; был убит Мартин Лютер Кинг (1968); сверкнули последние яростные вспышки расовых бунтов.

Болдуин переключается с нравственных на политические и экономические аспекты негритянской проблемы. Он полемизирует с либералами, пишет о том, что низкий материальный уровень и образовательный ценз черных по сравнению с белыми американцами — иллюстрация «фальшивой природы американского образа жизни».

Главное зло для Болдуина — идеология расизма. Он напоминает о живучести мифа о «второсортности» негров и одновременно другого, не менее стойкого мифа о «белом превосходстве». В нем — самообман и страх носителей расовых предрассудков, людей, ослепленных собственным невежеством. На расистов неизбежно обрушится возмездие. Не случайно Болдуин, постоянно прибегающий к библейской образности, выносит в заголовок книги слова из Книги Иова: «Да свет у беззаконного потухнет... Память о нем исчезнет с земли и имени его не будет на площади».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >