ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРАВЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ

До Октябрьской революции 1917 г. Россия входила в романогерманскую правовую семью. Основные черты русской юриспруденции второй половины XIX в. сформировались под определяющим влиянием правового позитивизма (подхода, отождествляющего право с положительным, писаным правом). Причем для России был характерен этатический позитивизм (позитивизм, рассматривающий право как порождение и инструмент государства).

В начале XX в. российский этатический позитивизм вступил в кризисное состояние и распался на два направления:

  • формально-догматическое, основанное на логической интерпретации юридических понятий (Е. В. Васьковский, Д. Д. Гримм, А. А. Рождественский и др.);
  • социологизированное, основанное на проблеме интереса в праве (С. А. Муромцев, Н. М. Коркунов и др.).

В это же время значительная часть российских теоретиков права отошла от позитивизма и образовала несколько школ. Серьезному натиску в конце XIX— начале XX в. российский позитивизм подвергся со стороны возрожденного естественного права. Эту идею отстаивали П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, В. М. Гессен, Е. Н. Трубецкой, Н. И. Палиенко и др. Возникла «психологическая школа права» (Л. И. Петражицкий, П. А. Сорокин).

Накануне Первой мировой войны социальные процессы в России приобрели жестокий и неуправляемый характер, что послужило почвой для возрождения этатического позитивизма. Наиболее ярким его представителем выступил Г. Ф. Шершеневич.

В первые годы советской власти отношение к праву среди ученых- правоведов и интерпретаторов марксизма было явно нигилистическим (А. Г. Гойхбарг, В. В. Адоратский, М. А. Рейснер, Е. Б. Па- шуканис, П. И. Стучка и др.).

Однако потребности самой жизни и бурная нормотворческая деятельность советской власти объективно требовали теоретических разработок права и четкого определения позиции в правопоиима- нии. В связи с этим в конце 1920-х— начале 1930-х гг. начала интенсивно развиваться правовая теория. При этом наряду с марксистским направлением в теории права (П. И. Стучка и Е. Б. Пашуканис) появились и другие концепции, в том числе были попытки возродить традиции психологической школы права (М. А. Рейснер и др.).

Вместе с тем постепенно вновь набирает силу этатическое право- понимание, которое получило официальную поддержку на I Всесоюзном съезде марксистов-государственников и правовиков в 1931 г. Становление тоталитарного режима Сталина требовало соответствующего теоретико-правового обеспечения. В 1938 г. на Всесоюзном совещании работников науки советского права была принята дефиниция, предложенная правовым идеологом сталинского режима А. Вышинским: «Советское социалистическое право есть совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных социалистическим государством и выражающих волю рабочего класса и всех трудящихся, правил поведения, применение которых обеспечивается принудительной силой социалистического государства». По сути, это определение составляло основу всех последующих дефиниций советского права.

Во второй половине 1950-х гг. рядом российских правоведов была выдвинута идея «широкого» понимания права. Предлагалось наряду с нормами включать в право и правоотношения (С. Ф. Кечекьян,

A. А. Пионтковский), правоотношения и правосознание (Я. Ф. Ми- коленко), субъективные права (Л. С. Явич). По существу, это была попытка социологизации правопонимания в рамках позитивистской концепции. Однако, как заметил В. С. Нерсесянц, «широкое» понимание права еше не означало различения права и закона.

С начала 1970-х гг. в советском правоведении появились работы, в которых такое различение как раз стало проводиться (В. С. Нерсесянц, Д. А. Керимов, Г. В. Мальцев, Р. 3. Лившиц, Л. С. Мамут,

B. А. Туманов и др.).

В последнее время В. С. Нерсесянц предложил интересную концепцию цивилитарного права. Вместе с тем, как верно отметил Г. В. Мальцев, проблема поиска новых определений права остается открытой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >