МЕДИЦИНСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И ЛЕЧЕНИЕ

В результате изучения данной главы студент должен: знать

  • • законодательство о медицинском страховании;
  • • правовые основы обязательного медицинского страхования;
  • • виды медицинской помощи;
  • • круг лиц, имеющих право па бесплатную медицинскую помощь;
  • • систему обязательного медицинского страхования; уметь
  • • пользоваться системой законодательства о медицинской помощи и лечении; владеть навыками
  • • применения полученных знаний к решению конкретных профессиональных задач.

Место медицинского обслуживания и лечения в системе права социального обеспечения

Наибольшее число споров в науке права социального обеспечения вызывает вопрос о включении в систему данной отрасли нрава отношений по медицинскому обслуживанию и лечению.

В юридической литературе существуют разные воззрения на правовую природу отношений в сфере здравоохранения и отношений между медицинским учреждением и пациентом по поводу оказания медицинской помощи, или «отношений по врачеванию». Одни авторы выделяют два вида взаимоотношений, возникающих между медицинским учреждением и пациентом: гражданско-правовые и административные; другие — три: административно-правовые, гражданско-правовые и социально-правовые. Третьи придерживаются многофункциональной точки зрения, которая заключается в том, что: 1) отношения между гражданами и лечебными учреждениями по оказанию медицинской помощи вообще не требуют правового регулирования; 2) отношения по поводу предоставления медицинской помощи и лечения однородны с пенсионными и другими, регулируемыми правом социального обеспечения; 3) эти отношения являются административно-правовыми; 4) они носят гражданско-правовой характер.

Вместе с тем представители медицинской науки нередко считают, что отношения врача с пациентами строятся только на этических нормах, полагая, что законодательное регулирование врачебной деятельности в ее профессиональной части — это одно, а врачебная этика — другое; что нужно доверять совести врача, так как никакие юридические законы не могут ее заменить.

Ошибочность этой позиции очевидна: она исходит из противоречия норм этики (профессиональной) и норм права. Следует полагать, что упорядоченность общественных отношений правовыми нормами присуща любому организованному обществу. Право — одно из необходимых условий существования и развития как всего общества, так и сферы врачевания.

Приверженцы административно-правового подхода к регулированию отношений по медицинскому обслуживанию и лечению, в частности В. П. Новоселов, считают, что отношения по поводу оказания гражданам медицинской помощи лечебными учреждениями нельзя считать договорными. Они возникают на основе административного права.

Действительно, реализация положений ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, разрешающей ограничение прав и свобод гражданина в оговоренных законом случаях, допускает принудительное лечение, медицинское освидетельствование (диагностику), принудительные профилактические мероприятия и т.п. В частности, можно указать на меры, предусмотренные Федеральным законом от 30.03.1995 № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-иифекции)», Законом РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Все эти медицинские отношения лежат в сфере публичного (административного) нрава.

Но, комментируя это мнение, следует указать на исключительность применения административно-правовых мер. Также необходимо отметить, что основанием возникновения таких отношений являются, как правило, постановления административного органа или решение суда (ст. 13 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»), С одной стороны, лечебное учреждение не может иметь применительно к пациенту административно-властных полномочий; с другой — в правовой науке весьма широко распространено мнение, согласно которому рассматриваемые отношения являются гражданско-правовыми и характеризуются равноправием сторон, а не подчинением одной стороны отношений (пациента) другой стороне (лечебному учреждению).

Не остались в стороне от рассматриваемой дискуссии и представители науки права социального обеспечения.

Основоположник права социального обеспечения В. С. Андреев впервые в юридической науке выдвинул идею выделения медицинского права в качестве самостоятельной отрасли. Им было разработано учение о предмете и методе медицинского права. При этом к предмету этой отрасли он относил комплекс общественных отношений, субъектами которых являются государственные медицинские учреждения и граждане, и отношения, складывающиеся по поводу лечения заболеваний граждан, их профилактики и способов лечения. В предмет этой области включались также отношения по поводу лекарственной помощи и диспансеризации, содержанию в домах-интернатах, детских домах, санаторных школах и т.п. с частичной или полной оплатой за счет средств социального обеспечения; отношения по поводу содержания в детских учреждениях. Вместе с тем ученый пришел к выводу: рано говорить о самостоятельности медицинского права как правовой отрасли, поэтому нормы медицинского права должны излагаться в качестве составной части учебной дисциплины права социального обеспечения (т.е. ее подотрасли).

В свое время В. С. Андреев, определяя критерии для выделения отношений, составляющих основу предмета права социального обеспечения, отмечал, что субъектами этих отношений выступают, с одной стороны, государство в лице его органов либо (по поручению государства) общественная организация, с другой — гражданин. Первый должен предоставить последнему обеспечение в установленных законом случаях без какой-либо встречной обязанности, безвозмездно (отсюда вытекает, что все эти отношения носят алиментарный характер); обеспечение осуществляется за счет общественных фондов потребления без каких-либо вычетов из заработка граждан; обеспечение возникает в особых случаях, когда лицо в силу нетрудоспособности по разным причинам не может работать. Специалисты в праве социального обеспечения считают эти критерии наиболее четко отражающими суть предмета этой отрасли и сохраняющими свою научную ценность и в современный период.

Здесь нетрудоспособность выступает главным основанием, вызывающим потребность в доставлении средств к существованию не по труду, а следовательно, и в существовании особых отношений распределения. Удовлетворение этой и связанных с ней потребностей составляет предмет права социального обеспечения.

Справедливости ради необходимо отметить, что вышеприведенные мнения весьма убедительно звучали в 1980—1982 гг. К началу нового тысячелетия многое изменилось и в Конституции, и в гражданском праве, и в праве социального обеспечения нашей страны. Однако по-прежнему существует подход к данной группе отношений с точки зрения системы права социального обеспечения. Так, институт медицинской помощи и лечения отдельные ученые относят к Особенной части упомянутой отрасли.

Такое внимание к полемике в юридической науке по поводу природы отношений по медицинскому обслуживанию и лечению в сфере здравоохранения и методов правового регулирования данной области общественной жизни обусловлено необходимостью решения вопроса о наличии оснований к выделению комплексной отрасли законодательства об охране здоровья граждан либо соответствующей комплексной отрасли права. Очевидным должен быть вывод о том, что эта область человеческих отношений и деятельность государства являются очень важными и достойны детальной, тщательной правовой регламентации.

Поскольку сейчас сложились три научных подхода к определению правовой принадлежности медицинских отношений: на основе административного права, гражданского права и смешанный — социально-правовой, то было бы неправильным считать какой-либо из названных подходов приоритетным или единственным в исследуемой области. Напротив, дополняя друг друга, они призваны всесторонне и наиболее полно регулировать все разнообразие медицинских отношений.

Неслучайно в настоящее время наблюдается обилие норм, регулирующих отношения в сфере здравоохранения, принадлежащих к различным отраслям права и содержащихся в различных отраслевых актах (Гражданский, Уголовный и Трудовой кодексы, КоЛП РФ, Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и множество других федеральных законов).

Характерной чертой отечественного медицинского законодательства настоящего времени является его отраслевая бессистемность. С одной стороны, контуры некой системы вроде бы просматриваются. Есть тенденция строить законодательство по принципу «от общего к частному» — от законов общемедицинских (Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») и медико-отраслевых (Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», законопроекты по наркологии) к законам об отдельных заболеваниях (например, ВИЧ-инфекции).

С другой стороны, отмеченной тенденции к какой-то упорядоченности противостоит другая, когда предлагается закон, не укладывающийся в избранную схему (законопроект «О правах пациентов»). К тому же не вполне ясно, сколько законов еще предстоит принять и по какому окончательному признаку выстроить их систему.

Принятый 15 марта 2000 г. Классификатор правовых актов выделяет законодательство о здравоохранении и социальном обеспечении, гражданское и административное законодательство в отдельные самостоятельные блоки. Указанный классификатор содержит в себе как отрасли законодательства, в том или ином объеме соответствующие отраслям права (гражданское, уголовное, трудовое и др.), так и правовые комплексы, имеющие различную отраслевую принадлежность. К последним относятся, например, законодательство о науке, культуре, здравоохранении.

Таким образом, законодательство о здравоохранении не относится пока к какой-либо отрасли права. По нашему мнению, выход из сложившейся ситуации видится в четкой отраслевой систематизации медицинского законодательства. Оптимальным было бы принятие кодифицированного законодательного акта — Медицинского кодекса России (Кодекса законов об охране здоровья граждан). За такое решение сейчас высказывается большое количество авторов.

Принятие подобного акта, устраняющего пробелы в регулировании отношений по охране здоровья и оказанию медицинской помощи, могло бы стать основой для выделения комплексной отрасли права — медицинского (врачебного, здравоохранительного) права.

На данный момент необходимо заключить, что пока по-прежнему нет оснований и к выделению отношений по медицинскому обслуживанию и лечению в предмет самостоятельной отрасли права. Но есть основания для выделения рассмотренного выше блока правовых норм медицинского характера в самостоятельный институт Особенной части права социального обеспечения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >