ОСНОВНЫЕ ВИДЫ НАУЧНЫХ СПОРОВ

Спор - столкновение мнений, позиций, в ходе которого каждая из сторон аргументированно отстаивает свое понимание обсуждаемых проблем и стремится опровергнуть доводы другой стороны.

Спор представляет собой важное средство прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в значительной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. Даже если участники спора не приходят в итоге к согласию, в ходе спора они лучше уясняют как позиции другой стороны, так и свои собственные.

Искусство ведения спора называется эристикой. Эристика получила большое распространение в Древней Греции в связи с расцветом политической, судебной и моральной полемики. Первоначально эристика понималась как средство отыскания истины и добра с помощью спора, она должна была учить умению убеждать других в правильности высказываемых взглядов и, соответственно, умению склонять человека к тому поведению, которое представляется нужным и целесообразным. Постепенно эристика выродилась в обучение тому, как вести спор, чтобы достигнуть единственной цели - выиграть его любой ценой, совершенно не заботясь об истине и справедливости. Широкое хождение получили разнообразные некорректные приемы достижения победы в споре. Это серьезно подорвало доверие к обучению искусству спора.

Использование в споре нечестных или некорректных приемов не способно, конечно, скомпрометировать саму идею спора как интересного и важного средства достижения взаимопонимания между людьми, углубления знаний о мире. Эристика как изучение спора и обучение искусству его ведения и правомерна и полезна, но только при условии, что целью спора считается установление истины и добра, а не просто победа любой ценой.

Эристика не является отдельной наукой или разделом какой- либо науки. Она представляет собой разновидность «практического искусства», подобного обучению ходьбе или музыке.

Тактические приемы, помогающие выиграть спор, можно разделить на корректные и некорректные. Первые носят преимущественно технический характер, в них есть элемент хитрости, но нет прямого обмана. Приемы второго рода - это разнообразные обманные действия.

Частый, но явно некорректный прием в споре - так называемая «подмена тезиса». Вместо того чтобы обосновать выдвигаемое положение, приводятся аргументы в пользу другого утверждения, выдвигаемого вместо того, которое требовалось доказать.

К примеру, надо показать, что на осине не могут расти яблоки; вместо этого доказывается, что они растут обычно на яблоне и не встречаются ни на груше, ни на вишне.

Еще один некорректный прием - использование ложных и недоказанных аргументов в надежде на то, что противная сторона этого не заметит.

Недопустимы в споре и такие уловки, как умышленный уход от темы, длинные разглагольствования о вещах, не имеющих никакого отношения к обсуждаемым вопросам, попытки запутать основную мысль в чаще всяких деталей и подробностей, чтобы затем незаметно направить внимание участников спора на то, что кажется выигрышным, и т.п.

То, что называется общим именем «спор», имеет несколько вариантов. Прежде всего, споры делятся на те, в которых допускаются только корректные приемы, и те, в которых используются также некорректные приемы. Далее, споры можно подразделить на те, целью которых является достижение истины, и те, конечной целью которых является победа над противником.

Большим упрощением было бы думать, что целью каждого спора может быть только истина или, по меньшей мере, достижение общего согласия по нерешенным проблемам, оказавшимся источником спора. Человек - не только разумное и познающее, но и действующее существо. Действие - это всегда успех или неуспех, удача или неудача. Наивно представлять дело так, что успех достигается только теми, кто ориентируется на истину, и что неудача - неизбежный удел тех, кто не особенно считается с нею. Иногда, и нередко, успех достигается и неправыми средствами.

Действие невозможно без оценок: утверждений целей, норм, образцов, идеалов и т.п. Истина является свойством описаний, и спор о ней - это спор о соответствии описания реальному положению дел. Споры об оценках, направляющих действие, не относятся к спорам об истине, поскольку оценки не являются ни истинными, ни ложными.

Имеются, таким образом, споры об описаниях и споры об оценках. Конечной целью первых является истина, т.е. достижение описания, отвечающего реальности. Цель споров об оценках - утверждение каких-либо оценок и, соответственно, принятие конкретного определяемого ими направления будущей деятельности.

Слово «победа» прямо относится только к спорам об оценках и выражаемых ими ценностях. Победа - это утверждение одной из противостоящих друг другу систем ценностей. В спорах об истине о победе одной из спорящих сторон можно говорить лишь в переносном смысле: когда в результате спора открывается истина, она делается достоянием обеих спорящих сторон и «победа» одной из них имеет чисто психологический характер.

Таким образом, по своей цели споры делятся на направленные на достижение истины и ориентированные на завоевание победы над противоположной стороной. По своим средствам они подразделяются на использующие только корректные приемы и использующие также разнообразные некорректные приемы.

Объединяя эти два деления споров, получаем четыре их разновидности, которые можно назвать дискуссией, полемикой, эклектикой и софистикой.

Дискуссия - спор, направленный на достижение истины и использующий только корректные приемы ведения спора.

Полемика - спор, направленный на победу над противоположной стороной и использующий только корректные приемы.

Эклектика - спор, имеющий своей целью достижение истины, но использующий для этого и некорректные приемы.

Софистика - спор, имеющий своей целью достижение победы над противоположной стороной с использованием как корректных, так и некорректных приемов.

Приято считать, что всякий научный спор является дискуссией, т.е. спором, направленным на отыскание истины и использующим только корректные приемы. На самом деле это не так. В реальной науке имеют место споры всех четырех возможных видов, хотя они вызывают различное отношение. Во многом оно зависит от области науки и от того, насколько тема спора задевает реальные интересы его участников и существующие острые социальные проблемы.

Дискуссия - одна из важнейших форм научной коммуникации, метод решения спорных проблем и своеобразный способ познания. Она позволяет лучше понять то, что не является в полной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. И если даже участники дискуссии не приходят в итоге к согласию, они определенно достигают в ходе дискуссии лучшего взаимопонимания.

Польза дискуссии еще и в том, что она уменьшает момент субъективности. Убеждениям отдельного человека или группы людей она сообщает общую поддержку и тем самым определенную обоснованность.

Непосредственная задача дискуссии - достижение определенной степени согласия ее участников относительно дискутируемого тезиса. Используемые в дискуссии средства должны, как правило, признаваться всеми, кто принимает в ней участие. Употребление средств другого рода ведет к обрыву дискуссии.

Обычно форму дискуссии имеют споры в науках о природе. Но если на этих спорах сказываются внешние для существа дела социальные и личностные факторы, такие споры могут приобретать форму, весьма далекую от научной дискуссии.

В частности, тянувшиеся десятилетия споры по поводу биологических идей Т.Д. Лысенко никогда не имели формы дискуссии. Чаще всего эти споры являлись эклектикой, а иногда и просто софистикой. Н.С. Хрущев, в конце 50-х годов неожиданно взявшийся защищать «учение Лысенко», однажды заметил: «Как все эти биологи смеют нападать на такого известного ученого? У него одного больше правительственных наград, чем у них всех, вместе взятых». Довод подобного рода - типичный прием софистического спора.

Полемика, во многом подобная дискуссии, существенно отличается от последней в отношении как своей цели, так и применяемых средств.

Цель полемики - не достижение согласия, а победа над другой стороной, утверждение собственной точки зрения. Средства, употребляемые в полемике, должны быть корректными, но не обязательно настолько нейтральными, чтобы с ними соглашались все участники. Каждый из них применяет такие приемы, которые находит нужным для достижения победы, и не считается с тем, насколько они соответствуют представлениям других участников полемики о допустимых приемах спора.

Споры в философии между представителями разных философских школ, многие споры в социальных науках, особенно те, в которых затрагиваются интересы больших социальных групп, ведутся, как правило, не в форме дискуссии, а полемики. В таких спорах разговор об истине носит внешний характер, а на самом деле речь идет о ценностях и об утверждении собственной системы оценок, хотя и корректными, типичными для науки средствами.

Спор об истине, использующий и некорректные приемы, именуется «эклектикой» на том основании, что такие приемы плохо согласуются с самой природой истины. Скажем, расточая комплименты всем участникам спора или, напротив, угрожая им силой, можно склонить их к мнению, что 237 - простое число. Но выигрывает ли сама истина при таком способе ее утверждения? Вряд ли.

Тем не менее эклектические споры, в которых истина поддерживается чужеродными ей средствами, существуют, и они не столь редки, как это может показаться. Они встречаются даже в естественных науках, особенно в период формирования новых научных теорий, когда осваивается новая проблематика и еще не достигнут синтез разрозненных фактов, представлений и гипотез в единую систему.

Известно, что Галилей, отстаивая когда-то гелиоцентрическую систему Коперника, победил, благодаря, не в последнюю очередь, своему стилю и блестящей технике убеждения. Он писал на итальянском языке, а не на быстро устаревавшей латыни и обращался напрямую к людям, пылко протестовавшим против старых идей и связанных с ними канонов обучения. Вовлечение в спор большого числа людей, не способных составить ясное представление о предмете спора, - типичный некорректный, пропагандистский прием, именуемый обычно «аргументом к публике». Для самой истины безразлично, на каком языке она излагается и какие конкретно люди ее поддерживают. Тем не менее пропагандистские аргументы Галилея также сыграли позитивную роль в распространении и укреплении гипотезы Коперника.

«Одну естественную интерпретацию, - пишет П. Фейерабенд, - Галилей заменяет другой, весьма отличной от первой и в то время (1630 г.) казавшейся, по крайней мере отчасти, неестественной. Как он это делает? Как ему удается ввести абсурдные контриндуктивные утверждения, например утверждение о движении Земли, и добиться того, чтобы его внимательно выслушали? Он предчувствует, что одних рассуждений будет недостаточно (интересное и в высшей степени важное ограничение рационализма) и что его высказывания на самом деле лишь по видимости представляют собой рассуждения. Галилей прибегает к пропаганде. Он пользуется психологическими хитростями, дополняя ими разумные основания»[1]. Применение этих хитростей оказалось очень успешным и привело Галилея к победе.

Но эти же хитрости замаскировали новый подход Галилея к опыту и на столетия задержали возникновение здравой философии. Они скрыли, по мнению Фейерабенда, тот факт, что опыт, на основе которого Галилей намеревался обосновать коперниканскую концепцию, являлся не чем иным, как плодом его собственного богатого воображения и был, в сущности, изобретен им. Хитрости скрыли это и внушили мысль, что радикально новые результаты всем хорошо известны и всеми признаны и осталось только привлечь общее внимание к наиболее очевидному выражению истины.

Защита принципа относительности осуществлялась Галилеем двумя способами. Во-первых, показывалось, что этот принцип помогает Копернику, что явно не является корректным доводом. Во- вторых, указывалось, что этот принцип хорошо согласуется со здравым смыслом. «Не было приведено ни одного независимого аргумента в пользу справедливости этого принципа, пишет Фейерабенд. - Обоснование Галилеем принципа круговой инерции носит точно такой же характер. Галилей вводит этот принцип, ссылаясь опять- таки не на эксперимент или независимое наблюдение, а на то, что, как считается, известно каждому»[2].

Научная истина рождается в споре, и утверждается она, в конечном счете, с помощью корректных средств. Но наука делается живыми людьми, на которых оказывают воздействие и некорректные приемы. Неудивительно поэтому, что в спорах об истине иногда возникает искушение воспользоваться какими-нибудь мягкими формами таких приемов.

Отношение к эклектике как разновидности спора должно быть взвешенным и учитывающим ситуацию, в которой для защиты еще не для всех очевидной истины используются и не вполне корректные средства.

Что заслуживает безусловного осуждения, так это софистика - спор, в котором для достижения победы над противником используются любые средства, включая и заведомо некорректные.

Всякий спор опирается на определенные предпосылки, беспредпосылочных споров не существует. Общность базиса обеспечивает начальное взаимопонимание спорящих, дает ту площадку, на которой только и может развернуться противоборство. Те, кто совершенно не понимают друг друга, не способны спорить, точно так же как они не способны прийти к согласию.

В Средние века говорили: «С еретиками не спорят, их сжигают». Оставив меру наказания еретиков на совести того времени, когда нравы были суровыми, можно отметить, что первая же часть этой поговорки, говорящая о невозможности или, скорее, о нереальности спора с еретиками, в своей основе верна. Еретиком является тот, кто отвергает некоторые основополагающие принципы, отказывается принять единый для данной среды базис, лежащий в основе форм ее жизни и коммуникации. С таким человеком спор действительно нереален.

Для спора нужна известная общность позиций противостоящих сторон, уходящая своими корнями в их чувства, веру и интуицию. Если такой общности нет и ничто не кажется сторонам одинаково очевидным, то нет и возможности для спора. Трудно, к примеру, дискутировать о деталях второго пришествия Христа с теми, кто отрицает существование Бога вообще или верит в Будду; того, кто не верит во внеземные цивилизации, вряд ли удастся увлечь спором о внешнем облике инопланетян.

  • [1] Фейерабенд П. Против методологического принуждения // Фейерабенд Г1.Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 216.
  • [2] Там же. С. 227.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ