Социально-экономический кризис в СССР

К середине 1980-х гг. мощный научно-технический потенциал страны, созданный за послевоенный период, в значительной степени был исчерпан. Страна переживала период стагнации (застоя).

Условия для экономического возрождения страны были. К середине 1980-х гг. СССР обладал развитой инфраструктурой промышленности и сельского хозяйства, что позволяло ему иметь определенные успехи в экономике, прежде всего в военной (космическая промышленность, военно-промышленный комплекс), и в основном обеспечивать себя на минимально допустимом уровне продуктами питания и товарами широкого потребления. СССР обладал огромными природными богатствами, несопоставимыми ни с одной из стран мира.

Экономисты настаивали на переходе к интенсивному хозяйству. Стержнем концепции ускорения в экономической сфере было, как уже отмечалось, широкое внедрение достижений научно-технического прогресса, децентрализация управления народным хозяйствам, введение хозрасчета, расширение прав предприятий, укрепление порядка и дисциплины на производстве. Приоритетное внимание уделялось машиностроительным отраслям. Предполагалось прекратить затратное капитальное строительство, а высвободившиеся средства направить на техническое перевооружение и модернизацию предприятий и на их основе реконструировать всю промышленность и сельское хозяйство, за счет чего, в свою очередь, решить многие социальные вопросы, прежде всего жилищный и продовольственный. Важной составляющей ускорения был назван человеческий фактор, под которым понималось укрепление дисциплины труда, наведение порядка в расходовании средств и ресурсов. Предполагалось по-настоящему заинтересовать людей в результатах труда за счет экономических стимулов.

Однако реализовать этого не удалось, так как экономическая суть концепции ускорения вступала в противоречие с существующей в стране системой планово-административного управления. У государственного аппарата не было ни средств, ни особого желания ее менять. Хозрасчет, введенный на предприятиях, носил половинчатый характер, а поэтому не способствовал внедрению рыночных отношений. Цены на сырье и ресурсы оставались по-прежнему фиксированными и существенно заниженными. Таким образом, первые экономические мероприятия команды Горбачева (введение госприемки, расширение прав трудовых коллективов, антиалкогольная кампания и т.п.) эффекта не дали. Более того, они даже ухудшили экономическую ситуацию: с января 1987 г. начинается устойчивый спад производства, который так и не удалось преодолеть. Государственный бюджет оказался подорванным антиалкогольной кампанией, падением мировых цен на нефть и Чернобыльской катастрофой. Надеясь на успех реформ и увеличение цен на нефть, М. С. Горбачев стал брать кредиты у Запада. Это привело к резкому увеличению государственного долга. К концу 1980-х гг. он достиг двух третей национального дохода страны, что вело к свертыванию всех социальных программ.

С переходом к перестройке по инициативе Горбачева начинается разработка научной концепции экономической реформы в СССР. К этой работе были привлечены известные советские экономисты

Л. И. Абалкин, А. Г. Аганбегян, П. Г. Бунич, Т. И. Заславская и другие. Разработанный ими проект программы преобразований был обсужден в июне 1987 г. на пленуме ЦК КПСС. Он предусматривал следующие изменения: расширение самостоятельности предприятий на принципах хозрасчета и самофинансирования; постепенное возрождение частного сектора экономики; отказ от монополии внешней торговли; более глубокую интеграцию в мировой рынок; сокращение числа отраслевых министерств и ведомств; развитие арендных отношений на селе. Предлагаемая экономическая реформа была очередной попыткой соединения плановых и рыночных механизмов без изменения форм собственности. В руководстве партии и государства нарастал конфликт между сторонниками либеральной и консервативной политическими программами осуществления реформ. Горбачев подвергался критике как слева, так и справа, и его решения не отличались последовательностью. С одной стороны, он декларировал переход к рыночным отношениям, а с другой — провозглашал верность социалистическим ценностям, что изначально было несовместимо.

С января 1988 г. вступил в силу Закон «О государственном предприятии (объединении)», принятый в июне 1987 г. В нем роль союзных министерств сводилась к подготовке контрольных цифр и определению госзаказа для предприятия. Продукция, произведенная сверх госзаказа, могла реализовываться по рыночным ценам. Предприятия получили право выбора партнеров. Этот закон не дал желаемых результатов, поскольку предприятия, освободившись от опеки центра, столкнулись с отсутствием посреднических организаций, товарно-сырьевых бирж и т.п. Чтобы выжить, они стали активно бороться за госзаказ.

В 1988 г. был опубликован Закон о кооперации, который привел к появлению огромного числа различных кооперативов. Особенно живучими они оказались в сфере торговли, так как сохраняющаяся административная система не позволяла им проникнуть в производство (монополия на сырье и ресурсы, отсутствие инфраструктуры и т.п.). Возникла сеть так называемых коммерческих магазинов, владельцы которых скупали государственные товары и перепродавали их по запредельным ценам. Из продажи исчезли дешевые товары ширпотреба, прилавки магазинов опустели. Для отпуска элементарных продуктов питания были введены так называемые талоны — карточки. На деньги практически ничего нельзя было купить. Это вызывало социальное напряжение в обществе, вело к поляризации сил в нем. Закон «Об общих началах предпринимательства в СССР» (1989 г.) привел к появлению частного предпринимательства. Возникли социальные группы, владеющие средствами производства. Обострение проблем труда и быта вызывало различные формы социального протеста. С 1989 г., как уже отмечалось, растет забастовочное движение.

Начинается борьба за перераспределение финансовых потоков между центром и регионами. Последние обвиняли центр в несправедливом распределении средств. На политическом уровне это сопровождалось требованиями экономического суверенитета союзных республик, которые наиболее последовательно проводили народные депутаты от республик Прибалтики. В конце 1988 г. в Эстонии была провозглашена Декларация о суверенитете, которая содержала статьи о верховенстве республиканских законов над общесоюзными, о собственности республики на землю, недра и основные средства производства в промышленности. Хотя Верховный Совет СССР признал этот документ недействительным, начавшийся «парад суверенитетов» остановить было невозможно. В начале 1989 г. в Литве возникло движение «Саюдис», выступившее за отделение от СССР и создание независимого Литовского государства. В конце 1989 г. Закон о суверенитете принял Азербайджан. Возникает опасность распада СССР. Это вызывает необходимость глубоких экономических преобразований.

Летом 1990 г. правительство Н. И. Рыжкова наконец разработало экономическую антикризисную программу. Ее готовила рабочая группа во главе с академиком Л. И. Абалкиным. Она исходила из идеи постепенности вхождения в рынок («сначала стабилизация, а потом рынок»). По-прежнему сохранялось сочетание государственного сектора и рыночных отношений. Вводить рынок предлагалось поэтапно, начиная с 1991 г., но реальные рыночные отношения возникли лишь с 1995 г.

Одновременно с правительственной программой появились и другие. Альтернативную программу перехода к рыночной экономике, получившую название «500 дней», подготовила группа ученых во главе с академиком С. С. Шаталиным и Г. А. Явлинским. Она предусматривала в этот короткий срок провести масштабную приватизацию государственной собственности, введение свободного рыночного ценообразования с параллельной индексацией заработных плат и социальных пособий, допущение регулируемой безработицы. Одновременно она значительно ограничивала возможности союзного центра управлять экономикой республики. Таким образом, создавались условия для образования экономического союза республик, который мог бы стать основой для установления новых, конфедеративных связей между ними. Эта программа, хотя и была поддержана оппозиционными силами, и, прежде всего руководством РСФСР (Б. Н. Ельцин, И. С. Силаев), все же так и не была реализована. Горбачев предпочел программу экономических реформ, разработанную министром финансов СССР В. С. Павловым, ставшим премьер-министром СССР в декабре 1990 г. Проект Павлова предусматривал осуществление жесткого государственного контроля при переходе к рынку, от реального перехода к рынку в ней осталась только рыночная фразеология.

Программа Павлова начала осуществляться с января 1991 г., когда неожиданно для советских граждан была проведена денежная реформа (24 января). Согласно реформе в три дня производился обмен 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 г. Из Сбербанка по вкладам не выдавалось более 500 рублей. В одночасье перестали существовать сбережения у большинства трудящихся. Инициаторы реформы предполагали нанести «смертельный удар по теневой экономике», но он пришелся по всему населению, при этом теневики пострадали меньше всего. Эта непродуманная акция еще больше озлобила народ против центральной власти и ускорила процесс распада СССР. Боясь взрыва народного возмущения, с 1 февраля власти были вынуждены ввести на улицах крупных городов совместное патрулирование милиции и военных.

С 1 апреля 1991 г. правительство В. С. Павлова пошло на повышение розничных цен в 2—5 раз практически на все продовольственные и промышленные товары повседневного спроса, надеясь, что это остановит ажиотажный спрос на них. При этом заработная плата повышалась в среднем на 20—30%, выдавалась также единовременная компенсация в размере 60 рублей. Повышение цен еще более усилило социальную напряженность. С весны 1991 г. наблюдается рост забастовочного движения. К бастующим шахтерам присоединялись сотни трудовых коллективов в других отраслях. Общее число бастовавших превысило 1 млн человек. Их требования, наряду с экономическими, теперь носили и политический характер: кроме отставки Горбачева и Павлова, бастующие требовали восстановления частной собственности, реальной многопартийности и т.п.

Таким образом, непоследовательность в проведении преобразований в период перестройки не только не позволила преодолеть кризис советской социально-экономической системы, но и еще больше его углубила. Оппозиция широко использовала в своих интересах недовольство народных масс центральной властью, что, в конечном счете, привело к уничтожению последней.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >