Понятие прогресса в языке.

Однако говорить о прогрессе и совершенствовании в языке очень непросто. Например, утрата флексий — это хорошо или плохо для языка? Крупный немецкий лингвист середины XIX в. Август Шлейхер отмечал реальный для индоевропейских языков процесс уменьшения количества флексий, особенно у имени существительного, и основывал на этом и подобных фактах свою теорию расцвета языков в древнюю эпоху и их регресса, упадка в последующее, так называемое «новое», время.

Экскурс в историю языка

Например, в древнерусском языке было как минимум вдвое больше разных типов склонения, причём каждый тип имел свои собственные флексии и в единственном, и во множественном, и в двойственном числе; в современном русском языке осталось только три типа склонения, исчезло двойственное число, а флексии многих падежей множественного числа стали одинаковыми во всех трёх склонениях. Ср. стен-ами/сабл-ями — щит-ами/меч-ами (вместо бывшего гцит-ы / /меч-и) — песн-ями (вм. песнь-ми) — слов-ами (вм. словес-ы). Таково реальное положение вещей, для которого есть объяснение, но которое вряд ли можно назвать регрессом, т.е. ухудшением языка, так как для говорящих грамматика стала удобнее.

Но представим себе ситуацию полной или почти полной утраты флексий имени, как в английском и французском языках, что сопровождается обязательной сменой синтетического строя языка аналитическим => [Гл. 8, с. 301, 304]. Можно ли считать такой результат развития регрессом или прогрессом? Однозначного ответа на этот вопрос в науке нет.

Даже, казалось бы, простейшая ситуация обогащения словаря не может оцениваться как безусловный прогресс, если мы будем учитывать только увеличение числа слов. «Необходимо ещё доказать, что всякие новые слова, как и всякие заимствованные слова, действительно способствуют совершенствованию лексики»[1], что их появление в языке действительно оправдано коммуникативными потребностями. Например, неумеренная и функционально неоправданная активизация в современной русской речи частицы «как бы» («Ну, я как бы пошёл!») превратила её в бессмысленное слово-паразит, а заимствование американского междометия «Вау!» придаёт речи не замечаемое говорящим пародийное звучание.

Многочисленные факты, подобные приведённым, заставляют учёных спорить о понятии прогресса в языке => |Хр.: с. 554, Булаховский]. Дать качественную оценку языкового развития нелегко, как нелегко определить степень простоты и удобства языка => |Хр.: с. 555, Мусорин).

Но тем не менее лингвисты постоянно пользуются терминами «развитие языка», «развитой/неразвитой язык», «уровень развитости языка» и т.п., ничуть не сомневаясь, что их поймут правильно. В нормальной ситуации язык народа, живущего активной экономической, социальной и культурной жизнью, беспрестанно изменяясь, действительно развивается:

  • — всё богаче становится его словарь;
  • — упорядочивается морфология;
  • — становятся всё более разнообразными синтаксические структуры;
  • — вырабатывается литературная норма;
  • — формируются стили литературного языка, обслуживающие всё коммуникативные сферы, необходимые для жизни развитого общества.

  • [1] Будагов Р. А. Что такое развитие и совершенствование языка? М., 1977.С. 71. '
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >