Тенденции развития механизмов партнерства

В целом представляется существенным подчеркнуть наметившуюся в мировом сообществе тенденцию к самому серьезному методологическому осмыслению института государственно-частного партнерства. Характерно при этом, что постепенно складываются и нормативные требования в части расчетных обоснований эффективности проектов партнерства. Это предлагается делать на некоторой модернизированной методической и расчетной основе.

В основу расчетных обоснований закладывают определенное развитие традиционных приемов инвестиционного анализа и бизнес-планирования. Те, как известно, используют специализированные пакеты прикладных программ (как, например, CAMFAR или ТЭО-Инвест) с фигурирующими в них традиционными критериями эффективности типа чистого приведенного дохода (Net Present Value - NPV) и внутренней нормы рентабельности (Internal Rate of Return - IRR).

В новых подходах предлагается изменить взгляд на выбор продолжительности и этапов проектного анализа, распространив период оценки на весь срок партнерских соглашений. Также предлагается применить интегрированный подход для оценки эффективности во взаимодействиях государственного собственника с консорциумом компаний, вовлекаемых в партнерство на всем длительном интервале времени его подготовки и реализации.

В соответствии с таким подходом понятие строгой оптимизации трансформируется в многовариантный интегральный анализ так называемой ценности партнерства (Value for Money, или VfM-анализ). Безусловно, здесь перед специалистами по недвижимости, проектному анализу и государственному и муниципальному управлению открывается обширное поле для совместных исследований и разработки нормативных рекомендаций.

Полезным при этом, по-видимому, будет и обращение к еще не забытым идеям и методам отечественной практики по комплексной оценке народнохозяйственной эффективности[1].

Представляется важным также осмысление мировой практики планомерного повышения требований к качеству объектов градостроительной инфраструктуры, предоставления услуг населению и непосредственно к качеству рабочего пространства офисных зданий и помещений органов государственного и муниципального управления. Характерно, что ставшие уже привычными концепции устойчивого развития (sustainable development) целенаправленно дополняются нормативными требованиями улучшения окружающей среды и качества обслуживания, используемых материалов, конструирования рабочего пространства с максимальным использованием естественного освещения и т.д. (так называемое «зеленое строительство - здоровая среда обитания» - Greening).

Все названное, естественно, ведет к определенному удорожанию строительства и неоднозначно оцениваемым финансовым и социальным результатам на этапах функционирования построенных по таким нормативам объектов. И это также должно включаться в новые концепции и инструменты VfM-анализа ценности проектов партнерства.

Следует подчеркнуть, что указанные тенденции (при анализе и оценках партнерских отношений и их материализующих проектов), тенденции движения в направлении нестрогих оптимизационных решений, использования качественных критериев интегрального социально-экономического характера, в общем-то, не представляются случайными. Здесь ключевую роль играет корневая сущность партнерства как института, в принципе выходящего за рамки традиционных стандартов, фиксированных норм и количественных критериев.

На рис. 6.6 приведена схема, иллюстрирующая концепцию сочетания при партнерских взаимодействиях вполне конкретной нормативной правовой базы (левая часть схемы) и некоторой дополнительной системы, регулирующей отношения в более широком пространстве, нежели только правовые нормы и положения.

Предложенное расширение носит системный характер и произведено для того, чтобы отразить в партнерских отношениях нормы и положения социально-культурного плана, как, например, доверие, этика и т.п. (правая часть схемы). Аргументами в пользу такого расширения послужили следующие мотивы:

  • • известные из мировой практики многообразные формы и механизмы деловых взаимодействий государственных и частных организаций, трактуемые как партнерство, реально опираются на совокупности поведенческих концепций, в определенном смысле, шире известных и традиционно применяемых законодательных норм и стандартов, в частности, положений договорного (хозяйственного) права, при этом, конечно, не нарушая их;
  • • проведенные социологические исследования формулируют конструктивные методологические выводы о взаимосвязи механизмов социально-культурных и экономических взаимодействий хозяйствующих субъектов в развитых сообществах (и даже говорят о первенстве социально-культурного компонента).

Примечание

На схеме рис. 6.6 следует обратить внимание на принципиальные различия в части ответственности партнеров при нарушении положений правового и социально-культурного характера.

В первом случае это ответственность, влекущая за собой судебные решения из области административного, уголовного и т.д. права, финансовые, имущественные и иные конкретные санкции.

Во втором случае это моральная ответственность, например, типа негативного общественного мнения, потери доверия партнера. Рассмотрим более детально приведенные выше аргументы.

Примеры форм и механизмов РРР & REP партнерства

  • (1) РРР - партнерство: Приватизация в первой половине 90х годов всего жилого фонда Министерства обороны Великобритании, принесшая в бюджет около 1.6 млрд фунтов стерлингов, была проведена по схеме частной финансовой инициативы PFI с последующим использованием механизмов обратной аренды SL. В документах приватизации были согласованы:
  • • требования со стороны министерства по качеству и срокам предоставления необходимых объемов жилья военным ведомствам и подразделениям в аренду,
  • • гарантии на правительственном уровне долгосрочного и стабильного государственного заказа на эти цели.

Обратим внимание на то, что соглашение носит стратегический характер, определяя долгосрочные планы взаимодействий партнеров государственного и частного сектора и, таким образом, высокую степень доверия между ними.

  • (2) РРР-партнерство: Департамент социальной защиты Великобритании передал по схеме партнерства 700 объектов площадью более 15 млн м2 консорциуму частных компаний сроком на 20 лет. Одним из условий соглашения, наряду с требованиями качественного предоставления социальных услуг населению, было сохранение рабочих мест для 90 тыс. сотрудников департамента, ранее работающих на этих площадях.
  • - (3) REP- партнерство: Торговая корпорация Sainsbury выручила 335 млн фунтов стерлингов от продажи по схеме SL (то есть, с долгосрочной обратной арендой всех проданных объектов) 25 супермаркетов специально созданной для этого оффшорной компании.
  • (4) REP-партнерство: Банк Abbey National продал в конце 2000 года банку Mapeley Columbus по схеме REP-партнерства портфель недвижимости из 1300 объектов за 500 млн фунтов стерлингов. Характерным для этой сделки было то, что комбинированная с ней схема обратной аренды SL предусматривала в партнерском соглашении различные сроки аренды для различных объектов: от 18 лет до одного года. Это отражало долгосрочную политику банка-продавца по географическим изменениям своей активности. Банк-покупатель демонстрировал этой сделкой свою стратегию и долгосрочные планы в части профессионального управления портфельной недвижимостью таких масштабов и предоставления качественных аутсорсинговых услуг.

Следует обратить внимание на стратегический, комплексный характер партнерских взаимодействий с обеих сторон. Период времени, масштабы сделок, гарантии добросовестного следования духу договоренностей, - все это нуждается в глубоком осмыслении, обосновывающих расчетах и доверии друг к другу в течение всего длительного периода жизненного цикла партнерства. Блок-схемы, представленные на

Два компонента партнерских отношений

Рис. 6.6. Два компонента партнерских отношений:

  • - социально * культурная база сотрудничества,
  • - нормативная правовая база реализации конкретных проектов

рис. 6.7 и 6.8, иллюстрируют этот тезис на примере, с позиций одного из участников партнерства - государственного собственника.

На рис. 6.7 можно проследить параллельные процессы преобразований стратегических намерений, договоренностей, планов партнеров в долго- и среднесрочные документы о формах и механизмах реализации. Эти процессы протекают, многократно обновляясь, в продолжение всего жизненного цикла партнерства. Этот процесс реализуют в логической последовательности: от рамочных документов, определяющих общие стратегические намерения партнеров и вплоть до возможного разнообразия конкретных документов правового, договорного характера. В их числе: арендные договоры, совместные предприятия, инвестиционные проекты и иные формы хозяйственных взаимодействий, предусмотренные гражданским законодательством.

Блок-схема рис. 6.8 иллюстрирует концепцию обобщения государственным (или иным крупным корпоративным) собственником своих партнерских отношений на множестве взаимодействий.

По такой схеме можно, например, формировать систему мониторинга партнерских отношений, их состояния и динамики развития: от рамочных до конкретных документов хозяйственных взаимодействий, структурируя их по отраслям, регионам, механизмам реализации, а также иным признакам, в том числе социально-культурного характера.

  • [1] См., в качестве примера следующие публикации методических материалов Европейского Союза, российских и зарубежных авторов: Green Public-Private Partnership (2002) / Office of Government Commerce Report - www.hm-treasury.gov.uk., 42 p.: pp. 2-18. Value for Money Assessment Guidance (2004) / Report of HM Treasury. - www.hm-treasury.gov.uk., 41 p. Цвиркун А., Акинфиев В. (2002) Анализ инвестиций и бизнес-план: методы и инструментальные средства. - М.: Изд. «Ось-89», 288 с.: стр. 8-38,215-254.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >