ПРАВО ПРОМЫШЛЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ПРАВОВОЙ РЕЖИМ НОУ-ХАУ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

Цель изучения, познание права промышленной собственности как института права интеллектуальной собственности и правового режима ноу-хау в зарубежных странах.

Изучив данную главу, студент должен:

знать, что в состав права промышленной собственности входят прежде всего такие традиционные субинституты, как патентное право и право на средства индивидуализации товаров и их производителей;

уметь определять правовой режим ноу-хау как режим фактической монополии на коммерчески ценные достижения науки, техники и менеджмента;

приобрести навыки оценки критериев патентоспособности и оформления патента на изобретения по зарубежному праву.

План семинарского занятия

  • 1. Право промышленной собственности (общая характеристика). Патентные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.
  • 2. Право на товарный знак и право на фирменное наименование.
  • 3. Правовой режим и договор о передаче ноу-хау.

Право промышленной собственности

Если авторское право — эго прежде всего сфера «чистой» науки, а также литературы и искусства, то в области развития техники и технологии, создания конкурентоспособной продукции и се реализации решающее значение имеет право промышленной собственности и его ядро — патентное право на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, права на средства индивидуализации товаров и их производителей, а также правовое обеспечение интересов обладателя ноу-хау. При этом, как и в деле осуществления исключительных прав на произведения, охраняемые авторским правом, аналогичные права на достижения, охраняемые правом промышленной собственности, реализуются в рамках различных договоров, регламентируемых обязательственным правом (договоров об отчуждении нрава, лицензионных договоров на изобретения и т.п. объекты и договоров о передаче ноу-хау).

Знание правовых механизмов в области охраны указанных достижений и средств, а также распоряжения исключительными правами на них приобретают все большее значение в свете расширяющейся внешнеэкономической деятельности предприятий, обладающих правом непосредственного осуществления экспортно-импортных операций, включая операции с лицензиями на изобретения и передачей ноу-хау.

В соответствии со ст. 1 (2) Парижской конвенции по охране промышленной собственности объектами охраны промышленной собственности являются «патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции». В странах, где вместо термина «промышленная собственность» применяется термин «промышленные права», объектами последних служат те же самые объекты.

Отношения в области охраны и использования промышленной собственности, помимо национальных патентных и иных законов, регламентируют многие международные соглашения, среди которых Парижская конвенция является одной из наиболее важных. Она была заключена 20 марта 1883 г. и с тех пор неоднократно пересматривалась: в Риме (1886 г.), Мадриде (1890 и 1891 гг.), Брюсселе (1897 и 1900 гг.), Вашингтоне (1911 г.), Гааге (1925 г.), Лондоне (1934 г.), Лиссабоне (1958 г.) и других городах мира. На сегодняшний день в Парижской конвенции состоят более 170 стран. Основное назначение конвенции — облегчение взаимной охраны объектов промышленной собственности в странах-участницах.

Одновременно Парижская конвенция дает определение промышленной собственности. Согласно ст. 1 (3) «промышленная собственность понимается в самом широком смысле и распространяется не только на промышленность и торговлю в собственном смысле слова, но также и на области сельскохозяйственного производства и добывающей промышленности и на все продукты промышленного и природного происхождения, как, например, вино, зерно, табачный лист, фрукты, скот, ископаемые, минеральные воды, пиво, цветы, мука». Государства — участники конвенции образуют Союз по охране промышленной собственности. Наряду с Парижской конвенцией и Союзом по охране промышленной собственности существуют и другие международные соглашения и организации по охране данной собственности.

Международное сотрудничество с развитыми зарубежными странами не ограничивается членством России в ВОИС и Парижском союзе по охране промышленной собственности. Непосредственное сотрудничество осуществляется с Австрией, Францией и ФРГ в рамках специально созданных на основе межправительственных соглашений смешанных рабочих групп по патентно-лицензионным вопросам. Россия представлена также в таких межправительственных объединениях, как Страсбургский союз по международной патентной классификации, Ниццкий союз по международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, Локарнский союз по международной регистрации промышленных образцов, Договор о патентной кооперации и др.

Классической формой промышленной собственности служит патентное право па изобретения. Вместе с тем в настоящее время не ослабевает, а, скорее, усиливается значение таких объектов промышленной собственности, как промышленные образцы, полезные модели («малые изобретения»), товарные знаки и другие виды обозначений товаров. Всем этим объектам, несмотря на их различия, присущи и общие черты. Различия состоят в том, что изобретения и полезные модели — это технические достижения, а промышленные образцы — правовая форма художественного конструирования (дизайна) или технической эстетики. Обозначения товаров — целиком средства индивидуализации товаров, их рекламы и гарантирования их качества, т.е. орудия непосредственной конкурентной борьбы за потребителя. Общее между всеми рассматриваемыми объектами состоит в исключительности прав их обладателей, территориальной и временной ограниченности этих прав, сходстве в их оформлении и защите от нарушения.

Национальные законы и международные соглашения предусматривают возможности обладателей исключительных прав на использование охраняемых изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных обозначений по собственному усмотрению, их право запрещать использование третьими лицами и правовые формы их распоряжения данными правами — путем уступки прав или предоставления лицензий[1]. Сфера действия исключительных прав обычно ограничивается территорией государств, выдавших охранные документы (исключение составляют европейские патенты и некоторые другие патенты).

Охранные документы (патенты, свидетельства) выдаются на несколько лет с правом продления в установленном порядке. Исключительные права оформляются путем подачи заявки в компетентное (чаще всего — патентное) ведомство. Нарушение исключительных прав (контрафакция) влечет применение мер административной, гражданской (имущественной) и уголовной ответственности.

Различают патентное право в широком и узком смысле. В широком смысле предметом патентного права являются «отношения по поводу использования изобретений, промышленных образцов, товарных знаков и других нетелесных благ, влияющих на конкурентоспособность промышленных товаров, возникающие между конкурирующими товаропроизводителями». К патентному праву в узком смысле «относят только нормы по поводу присвоения изобретений». Предметом патентного права в этом смысле являются отношения между предпринимателями по использованию в виде промысла изобретений, обладающих промышленной или коммерческой ценностью. Патентное право регулирует эти отношения, используя «метод предоставления заинтересованному предпринимателю воплощенной в патенте искусственной монополии на промышленное (коммерческое) применение изобретения в пределах ограниченного срока».

После принятия английского Статута о монополиях (1624 г.) патентное право на изобретения «обросло» многочисленными законами, нравилами, инструкциями и руководствами. Патентные законы многократно пересматривались, приспосабливались к меняющимся условиям развития общества. Например, во Франции патентный закон был принят в 1791 г. и пересмотрен в 1844 г.; в США — также в 1791 г. (пересмотрен в 1836 г.); в Германии — в 1877 г. (усовершенствован в 1891 г.). Наряду с национальными патентными законами и подзаконными нормативными актами источниками патентного права являются (особенно в странах англосаксонской системы права) многочисленные прецеденты.

В настоящее время являются действующими: во Франции — Кодекс интеллектуальной собственности (1992 г.); в ФРГ — патентный закон (1981 г.); в США — патентный закон (1952 г.) (в ред. Закона об изменении раздела 35 Свода законов США, предусматривающего патентную реформу, от 16.09.2011, именуемого также Законом Лейхи-Смита «Америка изобретает» (Leahy- Smith America invents Act)[2]; в Японии — патентный закон (1959 г.); в Великобритании — закон (единый акт) об авторском праве, промышленных образцах и патентах (1988 г.); в Испании — патентный закон[3] (1986 г.).

Тексты патентных законов целого ряда зарубежных стран (с последними редакциями) опубликованы в русском переводе в двух двухтомных сборниках, а также в многочисленных отдельных изданиях с комментариями. Для ориентации в действующем патентном законодательстве зарубежных стран полезным является также издание «Изобретательское и патентное право стран мира (основные сведения об изобретательстве в таблицах)» (М., 1983). Кроме того, представляет интерес (особенно в плане понимания патентно-правовой терминологии) изданное ВОИС «Руководство по совместной изобретательской деятельности»[4].

Действие национальных патентных законов во всех развитых странах дополняется применением норм международных соглашений, прежде всего Парижской конвенции. Кроме того, для европейских стран важное значение в области охраны изобретений имеют положения двух региональных конвенций: Мюнхенской конвенции о выдаче европейских патентов (1973 г. в ред. 2000 г., действующей с 17 декабря 2007 г.) (ЕПК) и Люксембургской конвенции о европейском патенте для Общего рынка (1975 г.)[5], т.е. для Европейского экономического сообщества (ЕЭС). Обе конвенции явились результатом длительного процесса сближения и унификации патентного нрава западноевропейских стран[6]. Достаточно сказать, что один из первых проектов соглашения о европейском патенте был опубликован немецким профессором Э. Раймером еще в 1900 г. Л первые «европейские патенты» были выданы Европейским патентным ведомством, находящимся в Мюнхене, лишь 9 января 1980 г.[7] В соответствии с Мюнхенской конвенцией европейский патент может быть по желанию заявителя выдан Европейским патентным ведомством сразу для нескольких стран-участниц. Европейский патент, выданный на имя заявителя хотя бы из одной страны, входившей в Общий рынок (т.е. в ЕЭС) или в настоящее время входящей в Европейский союз (ЕС), автоматически применялся во всех странах ЕЭС или сейчас — применяется во всех странах ЕС.

Обе европейские патентные конвенции оказали большое влияние на национальное патентное законодательство стран-участниц, переработавших свои патентные законы в соответствии с ЕПК или также и с Люксембургской конвенцией. В ЕПК участвуют: Италия, Бельгия, Нидерланды, Австрия, Швейцария, Швеция, Лихтенштейн, Люксембург, ФРГ, Франция, Великобритания и др. Конвенция вступила в силу 7 октября 1977 г. (для ФРГ, Франции и др.), 1 мая 1978 г. (для Швеции), 1 декабря 1978 г. (для Италии), 1 мая 1979 г. (для Австрии) и 1 апреля 1980 г. (для Лихтенштейна).

Во всех странах — участницах ЕПК приняты новые законы либо изменена редакция действующих патентных законов, чем достигнута их определенная унификация. Данный процесс затронул и страны, не состоящие в ЕПК, внесшие существенные поправки в свои национальные патентные законы «в духе ЕПК».

По свидетельству Л. Бентли и Б. Шермана, Мюнхенская конвенция («ЕПК-1973») с 17 декабря 2007 г. действует как «ЕПК-2000», и в ней участвуют 34 европейские страны[8].

В практическом плане в патентном праве важное значение имеет понятие изобретения и критерии его патентоспособности. В самих патентных законах и международных конвенциях не дается определение понятия изобретения. В них лишь описываются критерии его патентоспособности, которыми и руководствуется практика в процессе рассмотрения заявок и выдачи патентов. Главными критериями патентоспособности изобретения являются его новизна, изобретательский уровень (изобретательское творчество, изобретательская деятельность, неочевидность) и промышленная применимость[9]. Однако важно иметь в виду, что как полный «набор» критериев патентоспособности, так и трактовка каждого из них в конкретных странах могут различаться. Более того, этот «набор» может меняться, корректироваться.

Итак, патентоспособность — это свойство технического решения, заключающееся в том, что оно отвечает установленным в законе условиям или требованиям, позволяющим признать его изобретением и предоставить патентную охрану. Только соответствие технического решения всем признакам, предусмотренным законодательством страны патентования, является основанием для признания его «способным» к патентной охране — патентоспособным.

Новизна изобретения определяется с помощью понятия уровня техники. Изобретение признается новым, если оно не относится к уровню техники на дату приоритета заявки. Критерий уровня техники используется патентным правом в национальном, европейском и международном масштабах[10]. В понятие уровня техники входят все знания, ставшие доступными неопределенному кругу лиц путем устного или письменного описания, посредством использования на практике или другим способом. Таким образом, критерий уровня техники предполагает абсолютную мировую новизну изобретения.

В результате принятия двух европейских патентных конвенций наиболее строгий критерий новизны — абсолютная мировая новизна, — использовавшийся ранее только в странах романской системы (Франции, Бельгии), применяется и в странах, где ранее требовалась относительная мировая новизна (ФРГ, Швейцария, Австрия), и в странах с локальной новизной (Великобритания). В настоящее время порочащим новизну изобретения является наиболее широкий круг источников и действий — отечественные и иностранные публикации, патенты, заявки на патенты, открытое применение изобретения в любой стране, устное разглашение сущности изобретения. Ко всем этим источникам относится требование их доступности неопределенному кругу лиц: если сведения об изобретении разглашены в материалах, к которым имеют доступ лишь отдельные лица, к примеру в деловой переписке или закрытых изданиях, то подобное разглашение не порочит новизну изобретения.

По общему правилу новизна изобретения определяется на дату приоритета заявки, совпадающую с днем поступления ее в патентное ведомство. При этом правом на подачу заявки пользуются как авторы изобретений, так и другие лица (например, работодатели авторов), признаваемые заявителями. В отличие от этого, в США до последнего времени приоритетом пользовался первый изобретатель, подавший заявку (First inventor to file). Однако § 3 Закона США от 16.09.2011 знаменовал переход от принципа «первый изобретатель» (когда дата приоритета изобретения определялась по дате его создания) к принципу «первый заявитель», согласно которому приоритет определяется по дате подачи в патентное ведомство первой заявки на патент.

Правда, как полагают специалисты, закон не позволяет говорить о подлинном переходе к данному принципу. Фактически закон предполагает закрепление приоритета не за любым первым заявителем, а все-таки за первым заявителем-изобретателем и даже, точнее, за лицом, впервые раскрывшим изобретение, которым в конечном счете выступает именно изобретатель[11].

Вместе с тем в ряде стран предоставляется охрана изобретениям на официальных или официально признанных международных выставках, вследствие чего демонстрация изобретения в качестве экспоната не лишает права запатентовать его не позже установленного срока, обычно шестимесячного, при соблюдении некоторых формальностей (в Японии, Финляндии и др.). При этом дата приоритета заявки устанавливается по времени помещения экспоната на выставке. Такая дата именуется выставочным приоритетом.

Важное практическое значение для ускорения взаимного патентования изобретений в различных странах имеет правило о так называемом конвенционном приоритете, устанавливаемое Парижской конвенцией. Лицо, подавшее заявку на получение патента в одной стране — участнице данной Конвенции, не позднее 12 месяцев со дня подачи первой правильно оформленной заявки, пользуется приоритетом в любой другой стране-участнице, т.е. имеет право на преимущественную охрану изобретения по сравнению с национальными заявителями. Например, японский гражданин подал заявку на изобретение в Японии 17 января 2015 г. Затем 15 ноября 2015 г. он подает заявку на то же изобретение в США. Однако в США на тождественное изобретение гражданином этой страны уже была 20 мая 2015 г. подана заявка. Несмотря на то что американский гражданин подал в США заявку раньше японского гражданина, в соответствии с правилом о конвенционном приоритете патент будет выдан гражданину Японии, поскольку не истек 12-месячный срок со дня подачи им первой заявки.

Одной объективной новизны недостаточно для признания новшества изобретением. Требуется доказательство наличия изобретательской деятельности. До принятия европейских патентных конвенций во многих странах, в том числе в западноевропейских, применялся критерий «уровня изобретения» или «изобретательского шага»[12]. В США, Великобритании и некоторых других странах используется критерий «неочевидности». В соответствии с § 103 патентного закона США объект непатентоспособен, «если различия между предметом, на который испрашивается патент, и предшествующим уровнем техники таковы, что предмет в целом представлялся бы до действительной даты подачи заявленного изобретения, очевидным лицу, обладающему обычными познаниями в области техники, к которой относится указанный предмет».

Изобретательская деятельность — важнейший критерий патентоспособности изобретения в странах — участницах европейских патентных конвенций. Между всеми названными критериями изобретательского творчества существует тесная связь. В частности, критерии изобретательской деятельности или уровня изобретения нередко раскрываются через понятие его неочевидности. Изобретение признается основанным на изобретательской деятельности, если оно очевидным образом не вытекает для специалиста из уровня техники (ст. 56 Мюнхенской конвенции о выдаче европейских патентов).

Доказывание наличия изобретательской деятельности или иного аналогичного критерия представляет значительную сложность, поскольку связано с таким субъективным моментом, как восприятие «среднего специалиста». Поэтому в практике выработан ряд вспомогательных критериев. Решение признается продуктом изобретательской деятельности, если: существующие решения не удовлетворяют имеющуюся потребность; длительное время специалисты не могут найти подобное решение; автор преодолел значительные технические трудности, а также «технические предрассудки», консерватизм и «техническую слепоту» специалистов, прошедших мимо данного решения.

Критерий промышленной применимости изобретения означает, что его предмет может быть изготовлен или использован производственным способом, причем не только в собственно промышленности, но и, скажем, в сельском хозяйстве или здравоохранении.

Объектами изобретений, охраняемых патентным правом, являются устройства, способы и вещества, а также применение известных объектов подобного рода по новому назначению. В порядке исключения охраняются некоторые важные нетехнические достижения, в первую очередь штаммы — продуценты веществ. Подобные изобретения составляют основу современной промышленной микробиологии. Активно охраняются патентами изобретения в области автоматизированных систем, комплексной механизации производства, химии и других перспективных направлений техники и технологии. В некоторых странах имеется возможность охраны средствами патентного права алгоритмов и программ для ЭВМ, а также результатов генной инженерии.

Традиционными видами или системами экспертизы заявок являются явочная и проверочная. Первая система предполагает выдачу патентов после проверки соответствия заявки формальным требованиям без проведения экспертизы по существу заявленного решения, т.е. его соответствия всем легальным критериям патентоспособности. При проверочной системе патент выдается лишь после проведения экспертизы по существу. Однако в современных условиях различия между явочной и проверочной системами заметно стираются (как и между мировой и локальной новизной изобретений). Другим фактором, иной формой своеобразной ответной реакции патентной системы на усложнение современных информационных процессов явилась система отсроченной экспертизы заявок.

Сложная и трудоемкая процедура составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу патентов регламентируется как законами, так и многочисленными ведомственными актами. Значительное внимание уделяется ей также в международных соглашениях, прежде всего в европейских патентных конвенциях и в Договоре о патентной кооперации (РСТ — Patent Cooperation Treaty).

Главной целью Договора о патентной кооперации, подписанного в Вашингтоне 19 июля 1970 г., является, как это подчеркивается в его преамбуле, стремление договаривающихся государств «упростить и сделать более экономичным осуществление охраны изобретений, когда такая охрана испрашивается в нескольких странах»[13]. В соответствии с договором заявитель, желающий обеспечить охрану изобретения в нескольких странах, может составить и подать в национальное патентное ведомство «международную заявку» (на одном языке и за одну серию пошлин). Проведение по такой заявке международного поиска и международной предварительной экспертизы сокращает дублирование усилий отдельных заявителей и патентных ведомств стран-участниц, а также повышает качество экспертизы заявок и вероятность выдачи более «сильных» патентов.

Увеличение массива заявок привело к резкому замедлению сроков их рассмотрения. В поисках выхода из кризиса ряд стран перешел на систему отсроченной (или отложенной) экспертизы. Отсроченная экспертиза заявок на изобретения применяется, в частности, в Австралии, Великобритании, Нидерландах, ФРГ, Японии.

При системе отсроченной экспертизы по всем заявкам проводится предварительная экспертиза (проверка на соответствие заявок формальным требованиям). Через 18 месяцев со дня приоритета заявок производится их выкладка и опубликование для всеобщего сведения. С этого момента на изобретения устанавливается временная ограниченная охрана. Одновременно предусматривается право как заявителя, так и заинтересованных третьих лиц ходатайствовать в пределах обычно 5—7-летнего срока о проведении полной экспертизы заявок. Система отсроченной экспертизы позволяет разгрузить патентные ведомства от рассмотрения значительной массы заявок (на преимущественно малоценные изобретения).

Предоставляемое патентом исключительное право на изобретение выражается в возможности патентообладателя использовать изобретение по своему усмотрению всеми разрешенными законом способами: изготавливать продукцию на базе изобретения, применять се, использовать запатентованный способ, продавать патентованные изделия, предлагать их к продаже, ввозить в страну и т.п. Кроме того, патентообладатель вправе воспретить всякое использование изобретения без его разрешения, чаще всего оформляемого лицензией.

Продажа лицензий имеет ряд преимуществ по сравнению с торговлей товарами в натуральной форме. Продавец лицензии (лицензиар) извлекает прибыль без реализации готовой продукции на рынке, а лицензиат экономит время и средства на самостоятельную разработку изобретения. Рост и значение торговли лицензиями лучше всего иллюстрирует опыт Японии, которой массовое использование научно-технических достижений на базе лицензий позволило выйти по уровню своего экономического и технического развития на одно из первых мест в мире.

Различаются простая, исключительная и полная лицензии. Продавая простую лицензию, патентообладатель оставляет за собой право самостоятельного использования изобретения и выдачи аналогичных лицензий третьим лицам, становящимся вследствие этого «взаимными конкурентами»[14]. По исключительной лицензии право использования изобретения на оговоренных условиях (в определенных границах и определенным способом) предоставляется только лицензиату. Ни сам патентообладатель, ни другие лицензиаты не могут использовать изобретение на тех же условиях. Продажа полной лицензии означает, что к лицензиату на установленный срок переходят все права, вытекающие из патента.

Как и в России (но значительно раньше) в зарубежных странах сформировался новый класс договоров, который, в отличие от России, можно именовать классом договоров о распоряжении исключительными правами и приобретении ноу-хау, включающий наряду с договорами об отчуждении исключительных прав и лицензионными договорами о предоставлении права использования объектов исключительных прав, договоры о передаче неохраняемого ноу-хау, на которое у его обладателя имеется не исключительное право, а фактическая монополия (подробнее см. параграф 14.2).

Кроме изобретений в некоторых странах охраняются так называемые малые изобретения — полезные модели (ФРГ, Италия, Испания, Япония и др.). Полезной моделью признается техническое решение, относящееся к устройству (конструкции) и удовлетворяющее установленным в данной стране критериям охраноспособности, более низким по сравнению с изобретениями. Например, в Италии, ФРГ и Японии понижены требования в отношении уровня новизны (не требуется, чтобы решение было результатом «изобретательской деятельности»). Кстати, в названных странах допускается преобразование заявки на выдачу патента на изобретение в заявку на полезную модель. Патент или свидетельство на полезную модель выдается по явочной или проверочной системе и предоставляет его владельцу исключительное право, аналогичное праву из патента на изобретение. Срок действия охранного документа на полезную модель ниже, чем на изобретение, и составляет: в Италии — четыре года, в ФРГ — до шести лет и в Японии — 10 лет со дня публикации заявки, но не свыше 15 лет со дня ее подачи.

Важным объектом промышленной собственности является промышленный образец. Качество изделия обычно характеризуется соответствием его показателей новейшим достижениям мировой науки и техники, надежностью, долговечностью и экономичностью. Однако только этих свойств недостаточно для обеспечения высоких потребительских свойств товаров и их конкурентоспособности. Необходимо, чтобы изделия удовлетворяли запросы потребителей с точки зрения красоты и выразительности их формы, цвета, изящества отделки, эргономики (т.е. простоты и удобства пользования), а также упаковки и требований моды. Эта задача решается с помощью развития художественного конструирования (дизайна) и охраны технико-эстетических достоинств изделий как промышленных образцов.

В качестве промышленного образца может охраняться особая форма изделия (объемный образец) либо рисунок на поверхности изделия (плоский образец). В некоторых странах, например в Великобритании, промышленным образцом признается даже цвет изделия. Введение охраны промышленных образцов явилось прямым следствием конкуренции: крупные промышленники были заинтересованы в том, чтобы форма, внешний вид выпускаемых ими новых промышленных изделий не копировались другими фирмами, не использовались против них в конкурентной борьбе. Они стремились к тому, чтобы оригинальное внешнее оформление изделий стало их «собственностью», подобно «собственности» на новые изобретения, используемые в промышленных изделиях.

В большинстве стран существуют специальные законы об охране промышленных образцов (рисунков и моделей): в Канаде — Закон о промышленных образцах (1952 г.), в Японии — Закон об образцах. Вместе с тем следует иметь в виду, что наряду с патентно-правовым способом охраны промышленных образцов, регламентируемым данными законами, возможна их охрана по авторско-правовому способу как продуктов художественного творчества. Наиболее широко применяется патентно-правовой способ охраны (Япония, США, Великобритания). В некоторых странах промышленные образцы охраняются целиком нормами авторского права (Бельгия), а в отдельных странах — допускается двойная охрана (Франция, ФРГ). Правовой охране уделяется большое внимание в международных соглашениях, прежде всего в Парижской конвенции.

Под промышленным образцом понимается художественное (эстетическое) решение внешнего вида промышленного изделия. Изделие, которому придается соответствующий внешний вид, является объектом промышленного образца. Поэтому нельзя отождествлять промышленный образец как принцип, идею, нематериальное благо с его телесным воплощением в реальном объекте. Наряду с эстетическими свойствами важными критериями промышленного образца являются его новизна (США, Япония и др.), оригинальность внешнего вида изделия (Франция) либо сочетание того и другого (Великобритании, ФРГ), а также промышленная применимость.

Приоритет заявки на промышленный образец устанавливается по дате подачи ее в конкретной стране. Парижская конвенция предоставляет шестимесячный льготный срок для истребования приоритета на основании первой заявки, поданной в любой из стран-участниц. В случае принятия положительного решения промышленный образец регистрируется, а заявитель получает свидетельство или патент, удостоверяющий исключительное право на образец.

Обладатель исключительного права может сам использовать промышленный образец (изготавливать, применять, продавать, ввозить) и запрещать его использование (без лицензии) третьими лицами. Нарушители права на промышленный образец несут установленную законом ответственность. При этом в странах с патентно-правовой моделью охраны нарушением признается любое (даже случайное) сходство внешнего вида изделий с зарегистрированным промышленным образцом, а в странах с авторско- правовой моделью — только прямое копирование.

Все увеличивающееся значение в развитых странах приобретает правовая охрана различных видов обозначений товаров: товарных знаков (знаков обслуживания), фирменных наименований и так называемых географических указаний (наименований мест происхождения товаров и указаний их происхождения).

Законы коммерции и охрана прав фирм и отдельных лиц на монопольное владение определенными видами товара давно выработали свои требования к товарам, поступающим на рынок. Одно из них гласит: товар должен быть маркирован определенным знаком или символом. Немаркированные товары обычно ценятся дешевле, а иногда вообще не допускаются к продаже.

Маркировка товарным знаком преследует две главные цели: гарантировать хорошее качество товара и убедить покупателя приобретать именно данный товар. Вместе с тем любой товарный знак прежде всего предназначен для идентификации изделий. Какую бы форму ни принимали товарные знаки, их общая функция заключается в том, чтобы позволить отличить конкретную компанию, услугу или изделие от конкурирующих компаний, услуг или изделий. Таким образом, основными функциями товарного знака являются различительная, гарантийная и рекламная.

В наиболее общем виде товарным знаком (знаком обслуживания) признается зарегистрированное в соответствии с национальным законодательством обозначение, служащее для отличия товаров (услуг) одного производителя от однородных товаров (услуг) другого производителя. Товарный знак должен обладать новизной и различительной способностью. Товарный знак обладает новизной, если отсутствует идентичное или сходное обозначение, используемое в обороте для таких же или подобных изделий. Под различительной способностью понимается свойство знака быть легко распознаваемым в массе других товарных обозначений.

Различают словесные {Kodak, Ford, Chanel etc.), изобразительные, комбинированные, объемные и иные {световые, музыкальные и г.н.) товарные знаки. В отличие от товарных знаков, применяемых прежде всего для маркировки изделий, знаки обслуживания используются преимущественно в сфере оказания разнообразных услуг и деятельности торговых, транспортных, страховых, банковских и туристических фирм.

Товарные знаки охраняются в большинстве стран специальными законами: в США — Федеральным законом 1946 г. и законами отдельных штатов; во Франции — Кодексом интеллектуальной собственности (1992 г.); в Великобритании — Законом о товарных знаках (1938 г.), в ФРГ — Законом о товарных знаках (1936 г.); в Японии — Законом о товарных знаках (1959 г.).

Важное внешнеторговое значение товарных знаков обусловливает большое внимание к сравнительно-правовому исследованию данных объектов промышленной собственности в Испании, ФРГ, Италии, Франции, странах Бенилюкса и в ЕС. Одновременно важное значение придается международно-правовой охране товарных знаков и знаков обслуживания. Помимо Парижской конвенции вопросы правовой охраны и использования товарных знаков регулируются Мадридским соглашением о международной регистрации знаков (14 апреля 1891 г.) и Ниццским соглашением о международной классификации изделий и услуг для регистрации знаков (15 июля 1957 г.).

Исключительное право на товарный знак возникает в результате регистрации его в государственном ведомстве или применения в имущественном обороте. В зависимости от порядка возникновения права на товарный знак различают страны действия «принципа регистрации» и «принципа первого использования». В некоторых странах допускается применение обоих принципов, причем в одних случаях достаточен факт применения или регистрации знака, а в других необходимо и применение, и регистрация знака.

По аналогии с правом на изобретение и промышленный образец исключительное право на товарный знак выражается в предоставлении только владельцу знака права его неограниченного хозяйственного использования, исключая из числа пользователей всех третьих лиц. По законодательству зарубежных стран обладатель исключительного права может: маркировать товарным знаком свой товар, т.е. проставлять его на изделиях или на упаковке; вводить маркированные изделия в оборот; пользоваться знаком в рекламных целях; уступать права на знак либо передавать право пользования знаком (по лицензиям) третьим лицам.

Срок действия исключительного права на товарный знак обычно составляет 10—20 лет с даты регистрации либо подачи заявки с возможностью последующего продления регистрации. В некоторых странах срок охраны составляет менее 10 лет, например в Великобритании — семь лет.

В настоящее время нередки случаи нарушения прав на товарные знаки, особенно на гак называемые общеизвестные и мировые. Случаи «пиратства», незаконного копирования широко применяются в отношении не только изобретений и промышленных образцов, но и охраняемых товарных знаков. «Все, что мир сделает, Азия подделает». Эти слова, помещенные на плакате бангкокского адвоката Бунма Тегаванита, занимавшегося защитой прав ТИК в Юго-Восточной Азии, можно с полным основанием отнести к положению дел с товарными знаками и другими объектами промышленной собственности и в других частях мира. В Бангкоке, Джакарте, Сингапуре, Куала-Лумпуре клиентам нередко рекомендуют посетить компании, где по ценам, в десятки раз меньшим, продают текстиль, видеозаписи, радиотехнику, часы, духи, лекарства, компьютеры и компоненты к ним, а также запчасти к автомобилям и даже вертолетам, если пожелаете, с наклеенными, пришитыми, напечатанными и выбитыми названиями фирм — от часовой «Ролекс» до «ИБМ», выпускающей электронику.

Исходя из этого законодательство подробно регламентирует порядок разрешения не только споров об отказе в регистрации товарных знаков и их действительности, но и споров о нарушении прав на знаки. Контрафакция и обманная имитация преследуются не только в исковом, но и в уголовном порядке.

Из других обозначений (кроме товарных знаков) широко применяются и охраняются фирменные наименования, т.е. определенные названия или «имена» фирм: предприятий, банков, страховых компаний. В качестве фирменного наименования нередко используется собственное имя коммерсанта или владельца предприятия: «Сименс», «Крайслер», «Нобель» либо вымышленное название, отражающее профиль деятельности фирмы: «Дженерал Моторе», «Ксерокс», «Адидас». Фирменное наименование по мере его употребления приобретает определенную деловую репутацию, усиливающую позиции фирмы в конкурентной борьбе, и в силу этого само но себе становится экономической ценностью. Вследствие этого фирменное наименование является объектом промышленной собственности.

В качестве фирменного наименования может использоваться любое обозначение, кроме тех, что прямо не допускаются (слова «международный», «имперский» и т.п.). В фирменное наименование обычно вставляются слова или буквенные сочетания, свидетельствующие о принадлежности фирмы к определенной категории предприятий или юридических лиц, типа: «Леджаби С. А.», что означает «Анонимное (т.е. акционерное) общество Леджаби» (Франция), «А. Р. Smith Manufacturing Company», обозначающее предпринимательскую корпорацию (т.е. опять-таки американскую разновидность акционерного общества) «Мануфактурная компания А. П. Смит» (США), «CarlHeymanns Verlag KG», т.е. «Коммандитное общество Издательство Карл Хейманн» (ФРГ). По законодательству стран континентальной Европы индивидуальный предприниматель должен использовать в фирменном наименовании свое имя в обязательном порядке.

Право на фирменное наименование обычно возникает в момент регистрации фирмы в национальном (или местном) реестре страны происхождения. В некоторых странах для возникновения указанного права достаточно одного факта использования наименования с фамилией владельца фирмы.

Парижская конвенция существенно упрощает и облегчает взаимную охрану фирменных наименований в странах-участницах. В соответствии со ст. 8 Конвенции «фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака». Однако в связи с тем, что в некоторых странах действует принцип обязательной регистрации фирменных наименований, вопрос о порядке и условиях их охраны в конкретных странах требует индивидуального рассмотрения и толкования.

Содержание права на фирменное наименование заключается в возможности его владельца беспрепятственно использовать его на территории соответствующей страны или определенного ее региона (в зависимости от масштабов регистрации или использования), а также за границей. Поскольку фирменное наименование как нематериальное благо неотчуждаемо от предприятия, его нельзя продать, подарить или выдать на него лицензию. Поэтому право на фирменное наименование обычно переходит к другому владельцу только одновременно с передачей самого предприятия (за отдельную плату).

Право на фирменное наименование нарушается употреблением идентичного или сходного обозначения другими предпринимателями на своих вывесках, в деловых бумагах, а также путем регистрации аналогичного фирменному обозначению товарного знака. Подобные действия преследуются в исковом или даже уголовно-правовом порядке. В частности, по иску владельца наименования суд может запретить его неправомерное использование и обязать нарушителя возместить убытки.

Качество, а следовательно, и конкурентоспособность некоторых товаров в немалой мере зависят от того, где, кем, в каких природных (климатических, почвенных и т.п.) условиях они изготовлены. Изготовители таких товаров заинтересованы в указании на товарах и их упаковке наименований мест происхождения или указаний происхождения подобных товаров и их правовой охране от конкурентов. В широком плане в данную группу объектов промышленной собственности входят и обозначения, свидетельствующие о том, из какого материала или каким способом сделан товар: «Риге wool» («чистая шерсть») или «Hand-worked» («ручная работа»). Однако основное место в рассматриваемой группе объектов занимают так называемые географические указания, т.е. обозначения, смысл которых определяется названием какой-либо страны, области, района, чьи природные и (или) человеческие факторы целиком или преимущественно обусловливают особые качества товаров.

Формы фиксации географических указаний могут быть самыми разными: это и надписи вроде «Made in USA» («сделано в США»), и нанесение символического рисунка или силуэта Эйфелевой башни (что сразу же вызывает ассоциацию с Парижем и Францией как родиной товаров), и прямое указание на товаре, ярлыке, этикетке рода изделия и места его происхождения: «Espadas de Toledo» («Толедские клинки»), «Dortmunder Bier» («дортмундское пиво»), «Aceros de Solingen» («золиигеновская сталь»), «брюссельские кружева» и т.п.

Постоянное повышение спроса на подобные товары приводит к налаживанию их производства вне мест их первоначального происхождения (однако с сохранением исходных географических наименований): «швейцарский сыр», «итальянский салат», «гавайская рубашка», «панама», «коньяк», «шампанское», «чеддер» и т.п. Это, естественно, невыгодно производителям подлинных, оригинальных товаров, имеющим все основания для проставления перечисленных географических указаний.

Конечно, сейчас уже никому не приходит в голову требовать по суду проставления на каждой панамской шляпе указания ее первоначального происхождения из Панамы или указания г. Вены на каждой «венской колбаске», если они изготовлены, скажем, в Великобритании или Японии. Вместе с тем во многих случаях суды обязывают производителей товаров (особенно таких, на которых нетрудно проставить наименование места или указание их происхождения) маркировать эти товары указанием, не оставляющим у потребителей сомнений относительно их происхождения. В частности, суды ряда стран по искам заинтересованных лиц обязали некоторых иностранных производителей баварского пива, испанского хереса и французского шампанского указать названия стран их действительного производства: «Баварское пиво. Изготовлено в Австрии», «Австралийское Шерри» (вместо «херес»), «Испанское шампанское» (вместо «шампанское»).

В большинстве стран наименования мест и указания происхождения товаров охраняются не специальными законами, а положениями гражданских, торговых кодексов, кодексов промышленной собственности или актами о пресечении недобросовестной конкуренции либо отдельными нормами законодательства о товарных знаках. Например, в ФРГ эго ст. 3 Закона о недобросовестной конкуренции (1909) и ст. 26, 28 Закона о товарных знаках (1936). Важную роль в регулировании отношений, связанных с географическими указаниями, играют Парижская конвенция, Мадридское соглашение о санкциях за ложные и неправильные обозначения происхождения изделий (14 апреля 1891 г.) и Лиссабонское соглашение о защите наименований места происхождения изделий и их международной регистрации (1958).

В соответствии как с национальным законодательством и прецедентами (в странах общего права), так и международными соглашениями указания происхождения товаров являются более широкими обозначениями, нежели наименования мест их происхождения. Указание происхождения товаров — это название географического места их изготовления либо добычи в общем плане (страна, район, местность, историческая область), призванное служить ориентиром для оценки их качества, гарантией высокого уровня потребительских свойств. Такие указания либо вообще не несут информации об особых качествах товаров, определяемых спецификой места их производства, либо сообщают ее в незначительной мере: «австралийская шерсть», «датское масло», «бразильский кофе» и т.п.

Напротив, наименование места происхождения товара — это географическое название района или местности, вошедшее в хозяйственный оборот именно в качестве обозначения производимой там промышленной или сельскохозяйственной продукции особого качества, ее изготовления или добычи: «шеффильд» — для стали, «виши» — для минеральной воды, «севрский фарфор» — для посуды или керамических изделий. Для признания охраноспособными подобных наименований необходимо, чтобы они: указывали на место, своеобразные природные или этнографические факторы которого обусловливают исключительно или преимущественно особые качества изготавливаемых или добываемых в нем товаров; в силу длительности применения прочно вошли в хозяйственный оборот как определители качеств или свойств товаров, когда потребители связывают представление о них именно с местом их происхождения.

В соответствии со ст. 1 Парижской конвенции к числу указанных факторов относятся, в частности, климат, почва, растительность данной местности, оказывающие существенное влияние на свойства изделий пищевой промышленности (сыры, окорока, вино, табачные и иные изделия), а также особые приемы (секреты производства) и трудовые навыки, передаваемые из поколения в поколение в местах традиционного промысла. Согласно ст. 10 Парижской конвенции в случае прямого или косвенного использования ложных указаний происхождения товаров применяются санкции, предусматриваемые ст. 9 Конвенции. Прежде всего на продукт, незаконно снабженный подобным наименованием, налагается арест при ввозе в те страны Парижского союза, в которых наименование имеет право на законную охрану.

Мадридское соглашение о санкциях за ложные и неправильные обозначения происхождения изделий (15 января 2006 г.), в котором участвовало 34 страны, в том числе Франция, ФРГ, Испания, Япония и др., конкретизирует виды санкций и порядок их применения, отдавая на усмотрение национальных судов решение вопросов о том, какие указания или наименования должны рассматриваться в данных странах как родовые названия товаров и применяться свободно. Что касается Лиссабонского соглашения, то оно объединяет всего 16 стран и регламентирует особенности охраны наименований мест происхождения товаров.

  • [1] Лицензионным договорам в зарубежных странах посвящена необозримая литература.См., например: Raysman R., Pisacreta Ed. А., Adler К. Л., Ostrow S. Н. Intellectual propertyLicensing: Forms and Analysis. Law Journal Press. New York, 2009; Dratler Jay. Licensing ofIntellectual Property. Volume 1. Law Journal Press. New York, 2007; Bcittersby G.J.Jimes Ch. XV.Licensing Royalty Rates. 2007 Ed.; KussM. Der Lizenzvertrag im Recht der USA. Carl HeymannsVerlag KG. Koln, Berlin, Munchen, 2005.
  • [2] URL: http://thornas.loc.gov/cgi-bin/quety/z7cl 12: H.R.1249: Комментарий к новой редакциипатентного закона США см.: Еременко В. И. О реформе патентного законодательства Соединенных Штатов Америки // Законодательство и экономика. 2012. № 6. См. также: Брюс АлександрМакдональд. Судопроизводство по вопросам интеллектуальной собственности в федеральныхи административных судах США с учетом новаций патентного законодательства // Правоваязащита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики: сборник материалов IIIМеждународного форума. 13—14 февраля 2015 г. в МГЮА. М., 2015. С. 162—175.
  • [3] См.: Boletin Oficial del Estado. Gascta de Madrid. 1986. № 73. P. 11188—11208.
  • [4] Руководство по совместной изобретательской деятельности. Руководство по регулированию правовых вопросов, возникающих в результате совместной изобретательской деятельности между сотрудничающими сторонами из разных стран. Издание ВОИС. ПубликацияВОИС № 650 (Р). Женева, 1984.
  • [5] См.: Европейские патентные конвенции. М., 1985; Соглашение о «европейском патенте».М., 1980.
  • [6] См.: Greif S. Patente in der EWG — juristische Unterschiede — okonomische Wirkungen.Bonn, 1972.
  • [7] Cm.: GRUR Int. 1980. № 2. S. 124.
  • [8] Cm.: Bendy L. and Sherman B. Intellectual Property Law. Third Ed. Oxford University Press.2009. P.341.
  • [9] Cm.: Preu A. Die patentierbare Erfindung und der Fortschritt // GRUR Int. 1980. № 5b.S. 444.
  • [10] См.: Bossung О. Stand der Technik und eigene Vorverlautbarung im internationalen,europaischen und nationalen Patentrecht // GRUR Int. 1978. № 10. S. 381.
  • [11] См., например: Еременко В. И. О реформе патентного законодательства СоединенныхШтатов Америки.
  • [12] См.: PagenbergJ. Die Bedeutung der Erfindungshohe im amerikanischen und deutschenPatentrecht. Koln, Berlin, Bonn, Miinchen, 1975.
  • [13] Договор о патентной кооперации (РСТ). Официальный русский текст: ВОИС. Женева,1974. С. 5.
  • [14] Hauser М. Der Patentlizenzvertrag im franzosischen Recht im Vergleich zum deutschenRecht. Munchen, 1984. S. 45, 59.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >