Фракции в нидерландских Генеральных штатах времён революции (1566-1609)

Территория Нидерландов XV в. включала земли нынешних Голландии, Бельгии, Люксембурга, а также некоторые районы северо-востока Франции.

Нидерланды формально составляли северную часть герцогства Бургундского, простиравшегося от Средиземного моря до нижнего течения Рейна между Францией и Германией. В то же время, с 1519 г. Нидерланды, будучи вассалом Священной римской империи, оказались включёнными в империю Карла V, объединившую германские княжества и испанское королевство.

Политическая система Нидерландов также носила двойственный характер. Фактически правителем считался генеральный штатгальтер (наместник) императора, а после распада империи Карла V (1556 г.) — наместник короля Испании. При генеральном штатгальтере существовал государственный совет (из знати), финансовый и тайный советы (из дворянства, буржуазии и законоведов короля (легистов). В провинциях (всего их насчитывалось 17) центральную власть представляли провинциальные штатгальтеры.

Наряду с органами центральной королевской власти существовали сословные представительные учреждения — Генеральные штаты в столице и провинциальные штаты в провинциях. В городах и местечках избирались местные органы самоуправления.[1]

Быстро развиваясь на торговле с испанскими колониями, Нидерланды представляли для империи Карла V большую ценность. Однако огромные налоги и бесконечные вымогательства со стороны Испании, ведшей постоянные войны, вызывали в Нидерландах недовольство. Особенно нетерпимым для голландцев стало вступление на испанский престол сына Карла V короля Филиппа II (1556), который ввёл на территорию Нидерландов дополнительные испанские войска, усилил инквизицию, сосредоточил всю политическую власть в консульте (государственном совете), представлявшем собой послушное орудие в руках испанцев, фактически отстранил нидерландских купцов от торговли с колониями.

Само нидерландское общество в первой половине XVI в. было расколото по нескольким разломам.

Во-первых, религиозный разлом. С развитием протестантизма в Нидерландах быстро распространяются такие его течения, как лютеранство, кальвинизм, анабаптизм, которые не только противостояли католической церкви, но и боролись между собой. Наиболее влиятельным был кальвинизм. Религиозный разлом вызвал к жизни три партии:

  • 1. «партию» кальвинистов, которая выступала за реформу религии и церкви, была решительным противником папской централизации и, вообще, «партии» католиков, выступала за секуляризацию церковных земель, за избрание самоуправляющихся консисторий, которые ведали бы не только делами общин и прихожан, но и всеми общественными отношениями. Формой её организации стали избираемые прихожанами консистории;
  • 2. «партию» католиков, которая оформилась как консервативная реакция на требования протестантов и выступала за сохранение существовавшего положения, за статус кво;
  • 3. «партию» анабаптистов, выступавшую с радикальных позиций за насильственное свержение любого государства, против католической церковной организации за полное равенство и общность имущества. Формами деятельности группировки анабаптистов стали бунты, восстания и крестьянские войны. После разгрома Мюнстерской коммуны её деятельность выродилась в форму секты.

Во-вторых, социально-экономический разлом, который дифференцировал нидерландское общество на такие социальные группы, как: торговая буржуазия, промышленная буржуазия, земельная аристократия, собственники земли, сдающие её в аренду, арендаторы земли, промышленные рабочие, крестьяне, ремесленники. Каждая из этих групп имела собственные интересы, в то же время, для их отстаивания была готова объединиться с группами близких интересов.

В-третьих, территориальная дифференциация. Территория Нидерландов в XVI в. разделялась на:

  • — дворянско-капиталистический Юг (провинции Фландрия, Брабант), где получили распространение рассеянные капиталистические мануфактуры по производству шерстяных тканей, которые были ориентированы на привозную испанскую шерсть. Здесь дворянство быстро капитализировалось и сохраняло свое влияние, хотя в большей части продолжало ориентироваться на Испанию;
  • — феодальный Центр, где во многом сохранились феодальные отношения, а земля была опутана различными повинностями. Здесь доминировал город Антверпен, разбогатевший на посреднической торговле;
  • — капиталистический Север (провинции Голландия, Зеландия, Фрисландия и др.). В деревнях здесь крестьяне, получив свободу, начали активно заниматься выращиванием товарной мясомолочной продукции, рыболовством, ориентированным на рынок В городах быстро строятся верфи, развиваются мануфактуры по производству парусной ткани, канатов, всего необходимого для строительства морских судов. Торговля ориентируется на Англию и Ганзейский союз городов.

В четвёртых, разлом, вызванный национальными противоречиями, самыми существенными среди которых выступало противоречие между испанцами-завоевателями и голландцами — завоёванным, притесняемым коренным населением, принуждаемым платить огромные налоги.

В период нидерландской революции (1566-1609) главными борющимися группировками были:

  • дворянская оппозиционная фракция в Государственном совете в составе принца Оранского (лидер оппозиции), графа Эгмонта и адмирала Горна. Эта фракция противостояла официальной камарилье, поддерживавшей наместницу испанского короля в Нидерландах Маргариту Пармскую и требовала вывода испанских войск, отмены инквизиции, отставки главного советника Маргариты Пармской Гранвеллы;
  • дворянский оппозиционный союз «Компромисс» (возник в 1565 г.), выступавший за реформу католической церкви, против испанского угнетения и инквизиции. В 1566 г. союз «Компромисс» заключил соглашение с консисториями о совместной борьбе с католической «партией»?'
  • риторические общества, которые возникли еще в XIV-XV вв. в среде университетских преподавателей и студентов, а затем разрослись за счёт интеллигенции, городских и сельских низов. Первоначально занимались составлением речей и поздравительных поэм, организацией соревнований в красноречии и вообще местных празднеств. Во время революции риторические общества активно участвовали в иконоборческом движении, движении гезов;
  • городские профессиональные гильдии, имевшие в своём составе вооружённую милицию, сыгравшую значительную роль в обороне нидерландских городов от испанских войск, поддержании порядка в течение всего периода революционных событий. Именно из их состава во многих городах создавались так называемые комитеты восемнадцати (по два представителя от девяти «наций» — групп родственных цехов), которые явились первыми демократическими органами революционной власти;
  • иконоборческое движение 1566 г., состоявшее из кальвинистов и анабаптистов, дворян, купцов, рабочих мануфактур, ремеслен- [2]

ников, крестьян. Это движение противостояло католической «партии». Действовало путем бунтов и восстаний, во время которых громились католические церкви и монастыри, сжигались их документы на права и привилегии, изгонялись католические священники;[3]

движение гезов (1566-1609), включавшее всех борцов за независимость и реформы: дворян (именно их делегацию к Маргарите Пармской за бедную одежду придворная камарилья назвала «гезами», то есть «нищими»), купцов, ремесленников, рабочих мануфактур и верфей, матросов, рыбаков, ремесленников, крестьян.

В результате революции на севере Нидерландов образовалась независимая Республика Соединённых провинций, включившая Зеландию, Голландию, Утрехт, Гельдерн, Оверейссел, Дрент, Фрисландию, Гронинген. Здесь доминировало протестантское вероисповедание, формировались новые капиталистические отношения и новая демократическая политическая система. Католический Юг страны остался в составе испанского королевства.

По Утрехтской унии (1579) политическое устройство Голландии включало парламент — Генеральные штаты, Государственный совет, институт штатгальтера и провинциальные штаты. В Генеральные штаты каждая провинция направляла депутатов с инструкциями своих избирателей (императивный мандат) и имела там один голос. Решения принимались консенсусом. Функции Генеральных штатов, как законодательной власти — законодательство и налогообложение. Исполнительную власть осуществлял штатгальтер (президент). Он также имел право арбитража в Генеральных штатах, в случае отсутствия консенсуса в борьбе противостоящих фракций.

Государственный совет ведал в основном военными вопросами. В нем места распределялись в зависимости от суммы налогов, уплачиваемых провинциями. Голландия и Зеландия имели здесь 5 мест из 12.

Все провинции получили достаточную автономию, гарантией которой служили Провинциальные штаты и провинциальные штатгальтеры. Местное самоуправление осуществляли магистраты и штатгальтеры городов. Избирательное право ввиду недостаточной политической грамотности населения не носило массового характера. Из 1,2 млн. населения избирательным правом пользовались несколько тысяч человек.[4]

В Генеральных штатах независимой Республики соединённых провинций образовались следующие партии-фракции.

  • 1. По вопросу государственного устройства, внешней политики и, в частности, отношения к Испании:
    • фракция «унитаристов» — поддерживавшая политику штатгальтера (Морица Оранского с 1585 по 1625 гг.), его стремление к усилению исполнительной власти и укреплению центральных органов власти, против сепаратизма провинций, за централизацию страны, его линию на возобновление войны с Испанией. Социальный состав фракции: буржуазия, дворянство, офицеры, государственные служащие и др.
    • фракция «провинциалистов» — выступавшая за традиционную автономию провинций, за соблюдение свободы, обеспечение безопасности торговли. Высказывала опасения усилением власти штатгальтера, видела в этом диктаторские тенденции. Выражала интересы торговой буржуазии, владельцев мануфактур, верфей, а также рабочих и крестьян. Лидеры фракции — великий пенсиона- рий провинции Голландия Олденбарнвелде и синдик Роттердама Гуго Гроций (который позже написал знаменитое сочинение «О праве войны и мира»)[5].
  • 2. По вопросу веры, отношения к католической церкви и Испании, внешней политики:
    • фракция арминиан (лидер — профессор Лейденского университета Арминий) — выступала за политику веротерпимости, расширения рынков, покровительства торговли. Социальная база — правящая купеческая олигархия, торговая буржуазия, рабочие мануфактур, которые были заинтересованы в расширении торговли со всеми странами, включая Испанию;
    • фракция гомаристов (лидер — профессор Лейденского университета Гомар) — группировка воинствующих кальвинистов, настаивала на участии консисторий в решении государственных дел, выступала против правящей купеческой олигархии, торговавшей с Испанией даже во время войны. Социальная база — патриотически настроенное дворянство, городские низы.

Фракции для продвижения своей политической линии и увеличения числа сторонников заключали союзы и временные соглашения. Например, фракция Мориса Оранского, для того чтобы заручиться поддержкой дворянства и городских низов во время политической нестабильности всячески поддерживала группировку гомаристов, в то время как фракция провинциа- листов сотрудничала с арминианами. Поэтому, когда провинциалисты подняли восстание, большинство населения поддержало «партию» штатгальтера. В результате восстание было быстро подавлено, лидер провинциалистов Олденбарнвельде казнён, а Гроцию пришлось эмигрировать во Францию. Это ослабило также и фракцию арминиан.

В 1621 году срок перемирия с Испанией, предусмотренный Утрехтской унией, истёк, и непримиримые унитаристы и гомаристы настояли на возобновлении боевых действий. Официально независимость Голландии была признана по Вестфальскому миру, заключённому по окончании 30-летней войны в 1648 г. Но партийная борьба между сторонниками усиления исполнительной власти и централизации страны, получившими название «оранжисты» (по цветам своих предводителей — Оранских), выражавшими интересы дворянства, чиновничества, офицерского корпуса, и сторонниками автономии провинций, развития промышленности и международной торговли — партией буржуазии, выражавшей интересы владельцев и работников мануфактур, верфей, судов), шла на протяжении XVII и XVIII вв. Лидерами фракции унитаристов или оранжистов в Генеральных штатах, как правило, становились принцы династии Оранских, они же командовали и вооружёнными силами. Во второй половине XVII в. лидером фракции оранжистов был штатгальтер Вильгельм II Оранский, лидером фракции нровинциали- стов или буржуазии — Ян де Витт.

После довольно длительного периода доминирования оранжистов в Генеральных штатах, окончившегося со смертью Вильгельма II (1650), наступает пора доминирования фракции де Витта, который становится великим пенсионарием провинции Голландия. С 1672 г., когда де Витт погибает во время народного восстания, вновь наступает период преобладания фракции оранжистов, в течение которого их лидер штатгальтер Вильгельм III диктовал свою волю великим пенсионариям Голландии Фагелю и Хейнсиусу, преемникам де Витта. Но после избрания Вильгельма III королем Англии и установления англо-голландской унии (1689 г.) маятник качнулся в сторону фракции провинциалистов. После смерти Вильгельма (1702 г.) правящая элита отказалась от избрания нового штатгальтера. Ещё раньше, при Витте, провинциальные штаты отменили должность провинциального штатгальтера и установили несовместимость звания штатгальтера с высшим военным и военно-морским командованием, что лишило возможности Оранских опираться на офицерство, которое постепенно становилось буржуазным. В 1670-е гг.

фракция провинциалистов все чаще называется патриотической. Их программа сводилась не только к установлению контроля над управлением (против оранжистов, сторонников штатгальтеров Вильгельма IV и Вильгельма V), но и агитировала за союз с Францией против Англии, которая всячески противодействовала голландской торговле и промышленности. Лидер фракции патриотов Дерк ван дер Капеллен также выступил в поддержку американской революции. В это же время, на смену оранжистам приходит фракция «регентов», выражавшая интересы торговой олигархии[6], в очередной раз подтверждая аксиому непрерывности партийной борьбы.

Таким образом, борьба партий во время Великой нидерландской революции и после неё даёт нам один из первых примеров функционирования партий-фракций как в рамках парламента, так и вне его. Фракции Генеральных штатов были ещё не в полной мере чисто парламентскими организациями, нацеленными только на бюджетный и законодательный процесс. Они пытались в силу существовавших традиций применять и непарламентские формы партийной работы: попытки государственного переворота, восстания, вооружённая борьба. С другой стороны, ещё не существовало ни устоявшихся парламентских традиций, ни оговорённых уставами высших законодательных органов норм и правил партийного соперничества, которые запрещали бы подобную деятельность.

В организационном плане первые партии-фракции ещё недалеко ушли от клик и камарилий. Члены нидерландских фракций почти так же, как рядовые представители типичных клик предыдущей эпохи партийной истории, постоянно обращали свои взоры на лидера, соизмеряя свою собственную политическую позицию, а порой и резко изменяя её в соответствии с политическим курсом лидера. В этом проявлялся младенческий возраст нидерландских фракций, отсутствие чёткой партийной программы и устава, отсутствие их публичного обсуждения и принятия. Именно поэтому наряду с парламентскими фракциями в нидерландском обществе того времени действовали и социальные, и сословные, и религиозные «партии», и «партии» как литературно-публицистические течения и все другие формы партийной организации, характерные для прошлой эпохи.

Лидерство в парламентских фракциях, в силу указанных выше причин носило неформальный характер и лидером, как правило, становилась уже состоявшаяся личность, имеющая наивысший социальный статус в данной фракции.

  • [1] Нидерланды в XVI и первой половине XVII в. / Всемирная история.В 10 тт. - М., 1958. Т. IV. - С. 278-313.
  • [2] Нидерландская буржуазная революция / История средних веков. Под ред.Н. Ф. Колесницкого. — М.( 1986. — С. 450.
  • [3] Там же. - С. 450-451.
  • [4] Всемирная история. В 10 тт. — М., 1958. Т. IV. — С. 298.
  • [5] Гуго Гроций и его трактат «О праве войны и мира» / Гроций Гуго. О правевойны и мира. — М., 1994. — С. 6-9.
  • [6] Голландия во второй половине XVII и в XVIII в. / Всемирная история.В 10 тт. - М., 1958. Т. V. - С. 87-107.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >