Русская Прага

В 1920 г. чехословацкое правительство предприняло так называемую русскую акцию: пригласило в Прагу 5 тыс. русских студентов-эмигрантов для завершения учебы на казенном коште. Получили приглашение и профессора и преподаватели вузов. Третья категория эмигрантов, перед которыми правительство президента Томаша Масарика (1850—1937) распахнуло двери своей страны, были казаки. По данным БСЭ, в Чехословакии к 1934 г. проживало 30 тыс. русских беженцев.

Русские студенты учились в Карловом (Прага) и Братиславском университетах. Был создан и ряд русских учебных заведений. В частности, историко-филологическую культуру и общественные науки призван был сохранить Русский народный университет в Праге (основан в 1923 г.). Историко-филологический факультет университета возглавлял известный историк и публицист профессор А. А. Кизеветтер (1866—1933), отделение курсов русского и иностранных языков — критик и историк литературы, этнограф, фольклорист и писатель, профессор Е. А. Ляцкий (1868—1942).

В библиотеках Праги вместе с чешскими хранилищами насчитывалось 300 тыс. русских книг.

Да и в самой Праге ежегодно до начала Второй мировой войны издавалось около 20 журналов и 18 русских газет. Наиболее крупным общественно-литературным журналом был народнический еженедельник «Воля России», редактируемый публицистом, критиком и переводчиком Марком Слонимом (1894—1976) и эсером, писателем Василием Сухомлиным (1885—1963). В состав редколлегии этого издания входила Марина Цветаева. Среди иностранных авторов были Томаш Масарик, Эдвард Бенеш (1884—1948), Ромен Роллан (1866—1944), Анатоль Франс (1844— 1924), Томас Манн (1875—1955), Карел Чапек (1890—1938). Журнал печатал и советских писателей (Леонида Леонова (1899—1994), Исаака Бабеля (1894—1940), именно здесь был напечатан роман «Мы» Евгения Замятина (1884—1937)), и эмигрантов. Постоянными авторами журнала были молодые парижские писатели: Б. Поплавский, Г. Газданов и другие. Из писателей, известных до революции, много печаталась М. Цветаева и А. Ремизов. За годы своего существования журнал напечатал более тысячи художественных произведений.

В помещении редакции «Воля России» на Угельном Трге проводились совместно с парижским «Кочевьем» (благо и там и тут главой был вездесущий М. Слоним) вечера, посвященные обсуждению произведений советских писателей (Владимира Маяковского (1893—1930), Леонида Леонова, Михаила Зощенко (1894—1958), Валентина Катаева (1897—1986), Юрия Тынянова (1894—1943), Бориса Пильняка (1894—1938) и других) и авторов русской диаспоры (Бориса Понлавского, Гайто Газданова, Марины Цветаевой).

С 1922 по 1940 г. в Праге еженедельно собиралось литературное содружество «Скит», бессменно возглавляемое философом и литературоведом

Альфредом Людвиговичем Бемом (1886—1945)[1]. В него входили 36 участников, в том числе широко известные в Праге Николай Болецкис, поэты Эмилия Чегриндева (1904—1989), Алла Головина (1909—1987), Вячеслав Лебедев (1896—1969), поэтесса, прозаик, актриса Татьяна Ратгауз (1909— 1993).

Некоторое время «Скит» издавал журнал «Своими путями» (1924— 1926), в редакцию которого входил муж Марины Цветаевой публицист и литератор Сергей Эфрон (1893—1941). Название было выбрано не случайно. Русские пражане существенно отличались от писателей, живших в других странах русского рассеяния. В первую очередь — от парижан.

Поэтическая «пражская школа, — утверждал позднее известный историк и критик Г. П. Федотов (1886—1951), — ближе к Москве», чем к Парижу, а самая значимая в ней поэтесса «Марина Цветаева была не парижской, а московской школы»[2]. Еще более обстоятельно писал об этом же А. Бем: «Если Париж продолжил линию, оборванную революцией, непосредственно примыкая к школе символистов, почти не отразив в себе русского футуризма и его своеобразного преломления в поэзии Б. Пастернака и М. Цветаевой, то Прага прошла и через имажинизм, смягченный лирическим упором С. Есенина, и через В. Маяковского, и через Б. Пастернака»[3]. Творчество Бориса Пастернака (1890—1960), Сергея Есенина и Николая Тихонова (1896—1979) привлекало внимание критиков журнала. Печатавшиеся здесь поэты эмиграции из парижского Союза молодых поэтов {см. далее) тоже тяготели именно к этой поэтической школе.

Несмотря на трудности с изданиями, «Скит» выпустил четыре сборника-тетради того же названия, что и само объединение.

В 1922 г. был создан «Союз русских писателей и журналистов в Чехословацкой Республике», сотрудничавший с одноименными союзами в других странах. Почетными его членами были старейшины русской литературы В. И. Немирович-Данченко (1845—1936) и Е. Н. Чириков, а с чешской стороны — А. Ирасек (1851—1930) и И. Голечек (1853—1929). Первым председателем Союза (1922—1923) был избран известный публицист и социолог П. А. Сорокин. Среди 70 действительных членов: прозаик, драматург, критик А. В. Амфитеатров (1862—1938), выдающийся библиограф И. В. Владиславлев (Гульбинский) (1880—1962), ученый-педагог, философ, публицист и переводчик С. И. Гессен (1887—1950), философ Н. О. Лосский, экономист, публицист, историк, философ П. Б. Струве (1870—1944) и другие.

Союз издал «Ковчег: Сборник Союза русских писателей в Чехословакии» (1926), проводил камерные авторские вечера (Амфитеатрова, Цветаевой, Чирикова) и большие публичные собрания, где отмечались юбилеи Л. Толстого, М. Салтыкова-Щедрина (1826—1889), И. Гончарова (1812-1891), А. Писемского (1821-1881), А. Кони (1844-1927), В. Короленко, А. К. Толстого (1817—1875); чествовали В. Немировича-Данченко, Е. Чирикова, Д. Ратгауза, Г. Гребенщикова (1883—1964); говорили о только что умерших (С. Есенине, А. Аверченко, П. Потемкине (1886—1926),

В. Маяковском).

Многие заседания «Скита» и Союза русских писателей и журналистов проходили совместно. Так в 1935 г. состоялся вечер памяти Б. Поплавского, в 1936 г. — В. Немировича-Данченко. В 1930 г. Прагу посетил В. Набоков- Сирин, в 1936-м — И. Бунин, в 1937-м — И. Шмелев и А. Ладинский.

Менее крупным литературным объединением была «Далиборка» (1924—1933), взявшая свое название от кафе на Летне. В числе ее создателей: поэт, критик, издатель С. К. Маковский (1877—1962), прозаик, редактор, издатель Д. Н. Крачковский (1882—1947), поэт, прозаик, публицист, критик В. А. Амфитеатров-Кадашев (1888—1942), П. А. Кожевников (1872—1933). Однако наряду с ними здесь большую роль играли и молодые писатели, большинство из которых, правда, так и не получили известность. Членства в ней не было и, как пишет Л. Белошевская (1946—2013), «через нее прошла почти вся литературная русская Прага»[4].

Пражская диаспора обогатила русскую литературу в первую очередь поэзией Марины Цветаевой и прозой Аркадия Аверченко. Однако было бы неправильно сводить всю пражскую литературную ветвь к этим двум именам. Значительный интерес представляет творчество Аллы Головиной, урожденной баронессы Штейгер, чья поэзия, несмотря на трагизм и чувство обиды на отвергнувшую поэтессу родину, проникнута православным смиренным и прощающим чувством, надеждой на Ангела Спасения и победу всемирного братства. Не лишена интереса и поэзия Эмилии Чегринцевой и Татьяны Ратгауз.

Однако самое главное значение Праги — в сохранении ею славянской культуры, в близости к родине, достаточно тесной связи с Россией и литературой метрополии.

Примерно такую же роль, хотя и на очень коротком отрезке времени (1921-1923), играл

  • [1] Автор трудов о Достоевском, Пушкине, Гоголе. В мае 1945 г. был арестован советскимиорганами. Дальнейшая его судьба неизвестна.
  • [2] Федотов Г. П. О парижской поэзии // Ковчег. Н-Й., 1942. С. 191.
  • [3] Бем А. Письма о литературе. Прага, 1996. С. 248.
  • [4] Культурное наследие российской эмиграции: Книга вторая. С. 255.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >