Становление внешкольного воспитания в послереволюционный период (1918—1940 гг.)

Первые годы после Октябрьской революции стали временем расцвета внешкольного образования. Именно тогда стали внедряться интересные педагогические начинания, появились оригинальные формы организации детской жизни, шло интенсивное становление научно- методической базы внешкольного движения, внешкольной работы, проводились серьезные научные исследования развития самодеятельности, творческих способностей личности, ее интересов и потребностей, изучались коллективные и групповые формы работы.

После Октябрьской революции внешкольное образование, наряду с дошкольным воспитанием, было включено в общую систему народного просвещения. В Народном Комиссариате просвещения в ноябре 1917 г. был создан отдел внешкольного образования. Основная задача отдела заключалась в развертывании культурно-просветительной работы, прежде всего среди неграмотного взрослого населения. В этот период формируется организационно-государственная структура управления внешкольными учреждениями. Внешкольное образование было включено в общую систему народного просвещения России. Я. К. Крупская подчеркивала чрезвычайную важность внешкольной работы для правильного воспитания детей и всестороннего развития. В 1918 г. создано первое государственное внешкольное учреждение «Станция юных любителей природы» (Москва, Сокольники). В июне 1919 г. был проведен I Всероссийский съезд по внешкольному образованию.

После революции деятельность внешкольных учреждений начиналась в центральных станциях юных натуралистов и опытников сельского хозяйства, станциях юных техников, детских спортивных школах, детских парках, домах культуры. Она была направлена на удовлетворение интереса детей к одной из отраслей знаний, на организацию досуга школьников, оказание помощи в выборе занятий, обучение навыкам участия в общественной работе, развитие творческих и познавательных интересов.

Особый импульс развитию внешкольного образования, отделу внешкольных учреждений дал Первый Всероссийский съезд по просвещению, проходивший в Москве 25—28 августа 1918 г. На съезде действовала внешкольная секция, разработавшая основные положения внешкольного образования.

В апреле 1918 г. детям Москвы был передан особняк купца Свешникова, в котором открылся дом ребенка «Пчелка». С этого Дома ведет свою историю современный центр дополнительного образования — Центр досуга и творчества «На Полянке».

В июне 1918 г. открылась биологическая станция юных любителей природы. Ее организатором и бессменным руководителем на протяжении многих лет был, впоследствии основоположник школьного курса биологии и методов ее преподавания, Борис Васильевич Всесвятский.

С первых же дней своего существования биостанция стала инициатором юннатского движения, вела большую опытническую работу. На станции были организованы курсы для учителей, издавался «Листок юных натуралистов». В основе образовательной деятельности были экскурсионный и исследовательский методы[1].

В послереволюционный период С. Т. Шацкий открыл первую опытную станцию по народному образованию, которая была комплексом научно-исследовательских учреждений, детских садов, школ, внешкольных учреждений для детей, где на основе единой исследовательской программы разрабатывались и на практике проверялись формы и методы воспитания. В основу концепции С. Т. Шацкого легла идея «открытой» школы, центра воспитания детей в социальной среде. Внешкольное образование было включено в общую систему народного просвещения[2].

Формирование системы внешкольных учреждений началось в 20—30-е гг. С 30-х гг. внешкольная работа стала рассматриваться как часть общего процесса коммунистического воспитания. Возникли новые внешкольные государственные детские учреждения и первые научно-методические центры: научно-педагогический институт по изучению детской игры, институт методов внешкольной работы, первые Дома пионеров (в Бауманском и Хамовническом районах Москвы)[3].

В 1923 г. Е. Н. Медынский издал «Энциклопедию внешкольного образования». Это было одно из фундаментальных исследований, имеющих теоретико-методологический характер. Е. Н. Медынский подошел к определению целей и содержания внешкольного образования, определяя его как непрерывный процесс, сопровождающий развитие и формирование личности на протяжении всей жизни человека. Крупной заслугой Е. Н. Медынского стала формулировка основных принципов внешкольного образования: общих принципов внешкольного образования, принципов построения систем внешкольного образования и принципов организации образовательного процесса.

Труды А. С. Макаренко А. П. Пинкевича 3. И. Равкина и В. Н. Сороки- Росинского заложили основу для поступательного развития системы внешкольного образования, несмотря на наличие идеологических догм и постоянную практику, направленную на превращение внешкольных учреждений в придаток школы и пионерской организации. Их идеи были развиты в послевоенное время в трудах И. П. Иванова[4].

В 20—30-е гг. XX в. определились основные принципы внешкольного образования и воспитания: всемерная поддержка и содействие творческой самодеятельности широких масс населения и ведение культурнопросветительской работы; общедоступность; планомерность и согласованность работы; контроль пролетариата и трудового крестьянства над постановкой дела внешкольного образования; соблюдение принципов светскости; ведение внешкольной работы на родном языке народностей, входящих в состав РСФСР. Внешкольное образование было заменено внешкольным воспитанием, которое должно было соответствовать развитию пионерского движения[5].

Картина развития внешкольного образования, внешкольной работы в 20—30-е гг. XX в. была очень яркой, наполненной событиями и противоречиями. Издавались десятки журналов, где регулярно публиковались научно-педагогические и методические материалы по внешкольному образованию, создавались все новые и новые организационные системы, способствующие включению детей в активную созидательную деятельность по интересам, помогающие содержательно проводить досуг и получать основы профессионального мастерства. Поражает уже само обилие форм: детские лагеря отдыха, школы-клубы, опытные станции, избы-читальни, трудовые коммуны, детские театры и библиотеки, научные и экскурсионные станции, туристские и краеведческие центры, спортивные клубы.

29 апреля 1923 г. в Хамовническом районе Москвы на базе детского клуба «Трудовая коммуна» открылся первый в стране Дом пионеров. В 1920-е и 1930-е гг. в Москве было продолжено создание подобных учреждений[6]. В начале 1936 г. по решению бюро МГК ВКП (б) был открыт Московский городской дом пионеров и октябрят. К 1940 г. уже существовали также городской Дом юных натуралистов и городская Детская экскурсионно-туристическая станция, Детский театр теней, Театр кукол, клубы юных автомобилистов и юных моряков. Кроме того, в районном подчинении в конце 1930-х гг. насчитывалось 12 районных домов пионеров, 23 детских парка, 32 спортивные школы, 4 станции юных натуралистов, 8 детских экскурсионно-туристических станций и 17 станций юных техников. В 1936—1937 гг. открываются детские спортивные школы и стадионы. Позже появляются и такие учреждения, как детские автотрассы, клубы юных моряков со своими флотилиями и пароходствами, дома детской книги, картинные галереи, киностудии. К 1939 г. в Москве работало уже 13 домов пионеров, 8 домов художественной самодеятельности, 12 технических станций, 29 детских парков, 26 музыкальных школ, 7 детских театров, 13 детских кинотеатров, 585 детских уголков по месту жительства, стадион «Юных пионеров».

После принятия Советом народных комиссаров РСФСР постановления от 26 декабря 1932 г. «О мероприятиях по развертыванию внешкольной работы среди детей в 1933 г.» начался настоящий бум открытия новых детских внешкольных учреждений, в том числе домов и дворцов пионеров и школьников. Первый Дворец пионеров и октябрят был открыт в 1935 г. в Харькове. В июне 1936 г. в Москве открылся городской Дом пионеров и октябрят (позже переименованный во Дворец). В 1930-е гг. дворцы пионеров были открыты и в других городах.

О. Е. Лебедев характеризует 20—30-е гг. XX столетия в России формированием системы внешкольных учреждений для детей, обладающей большим социально-педагогическим потенциалом. Этот потенциал основывался на организационных возможностях системы, фундамент которой составляла сеть разнообразных внешкольных учреждений: дворцов и домов творчества, специализированных центров детского творчества, спортивных школ, пионерских лагерей. Эти учреждения имелись во всех республиках и областях. Вместе с культурно-просветительскими учреждениями для детей сеть внешкольных учреждений была способна решать разнообразные задачи духовного, интеллектуального и физического развития детей. В эти годы деятельность внешкольных учреждений развивалась по трем основным направлениям: учебно-кружковая, массовая работа, методическая работа (по вопросам деятельности детских организаций)[7].

Этот период развития внешкольного образования характеризовался представленными ниже особенностями.

  • Расширение спектра задач, к которым относятся воспитание и развитие социальной активности детей и подростков в свете революционных идей, их образование, повышение общего культурного уровня, дополнение, углубление и развитие деятельности школы. В 20—30-е гг. к задачам добавляются борьба за получение детьми знаний, ликвидация неграмотности; организация досуга через проведение массовой культурнопросветительной работы; оздоровление детей; включение детей в социалистическое строительство.
  • Определение основных функций дополнительного образования детей: социально-педагогическая (преодоления и профилактики безнадзорности) ; компенсирующая (занятия в этих учреждениях компенсировали отсутствие у детей школьного образования); инструктивнометодическая, организационно-массовая.
  • Обновление содержания и форм воспитательной работы. К формам организации деятельности относились клубы («Детский рабочий клуб имени Мировой революции», детский клуб на Ижевском заводе, весьма крупные детские клубы в Костромской губернии, «Муравейник» в г. Перми), отряды (отряд «Юношеской трудовой армии», «Детский пролеткульт» в г. Туле), дома (дом художественного воспитания для пролетарских детей в Петрограде), станции (первая детская станция юных любителей природы в Москве), базы (Центральная база школьных экскурсий), театры («Детский пролетарский клуб-театр»), Дома пионеров. Широкое распространение получает экскурсионно-туристская работа, художественное воспитание, театральное искусство[8]. Основной формой внешкольного воспитания становятся детские клубы. На их основе создавались школьные кооперативы, различные коммуны, советы содействия школе и т. п. Вся внешкольная воспитательная работа в рассматриваемый период часто называлась «клубной работой».

В конце 20-х гг. появились первые специализированные клубы, созданные на основе запросов и интересов детей, среди них «Юный читатель», «Юный социалист» и др. С 1918 по 1922 г. широкое распространение получили школы-клубы, созданные по инициативе комсомола. Их посещали мальчики 13—17 лет и девочки 12—16 лет. Наряду с учебной работой, в них осуществлялось физическое, эстетическое воспитание, производственное обучение, политическое воспитание. В этот же период создавались детские летние площадки. В 1922 г. растущее детское коммунистическое движение было оформлено в организацию «Юных пионеров», организующую и дисциплинирующую учащихся. Появился новый тип внешкольных учреждений — пионерские клубы, ставшие центрами самодеятельности и общественно-политической активности детских масс.

Появление общественных советов в структуре внешкольных учреждений: педагогические советы; советы по идейно-политическому воспитанию; по художественному оформлению учреждения; репертуарные советы; методические советы; советы кружковцев внешкольного учреждения; шефские советы; советы ветеранов пионерского движения и т. д.[9]

В 30-е гг. термин «внешкольное образование» был заменен на «внешкольное воспитание». Очень бурно проходил рост учреждений, в которых получили распространение формы внешкольного воспитания, — внешкольные учреждения. В 20—30-х гг. идет интенсивное развитие теории воспитания, где ведущим и определяющим является целостный подход к личности воспитанников и процессу воспитания. Именно в это время были заложены основы теории социального воспитания. Следует отметить, что если до 20-х гг. система внешкольного образования находилась в стадии поиска и становления, то в 30-е гг. она получила свое научное обоснование как система внешкольного воспитания и внешкольной работы.

Таким образом, с 20—30-х гг. XX в. внешкольная работа стала рассматриваться как часть общего процесса коммунистического воспитания.

В советское время система внешкольного воспитания была ориентирована на выполнение «государственного заказа», поэтому документами, обеспечивающими ее работу, являлись не только распоряжения органов управления образованием, но и партийные директивы[10].

  • [1] Дополнительное образование детей: учеб, пособие для студ. высш. учеб, заведений / под ред. О. Е. Лебедева. — М., 2000.
  • [2] Смольников Е. В. Становление и развитие системы дополнительного образованиядетей в отечественной педагогике: историко-педагогический анализ: дис.... канд. пед.наук. — Ульяновск, 2006. — 229 с.
  • [3] Новые исследования по истории советской педагогики и школы: сборник научныхтрудов № 155. — Ярославль: ЯГПИ, 1976. — 122 с.
  • [4] Евладова Е. Б., Логинова Л. Г., Михайлова Н. Н. Дополнительное образованиедетей: учеб, пособие для студ. учреждений сред. проф. образования. — М.: ВЛАДОС,2002. — 352 с.
  • [5] Новые исследования по истории советской педагогики и школы: сборник научных трудов № 155. — Ярославль: ЯГПИ, 1976. — 122 с.
  • [6] Коваль М. Б. Педагогика внешкольного учреждения. — Оренбург, 1993.
  • [7] Дополнительное образование детей: учеб, пособие для студ. высш. учеб, заведений / под ред. О. Е. Лебедева. — М.: ВЛАДОС, 2000. — 256 с.
  • [8] Новые исследования по истории советской педагогики и школы: сборник научных трудов № 155. —Ярославль: ЯГПИ, 1976. — 122 с.
  • [9] Внешкольные учреждения: пособие для работников внешкольных учреждений /под ред. Л. К. Балясной. — М.: Просвещение, 1978. — 256 с.
  • [10] Лобанов В. В. От системы внешкольного воспитания к системе дополнительногообразования // Вестник ТПГУ. — 2009. — Вып. 2 (80). — С. 50—53.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >