Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ПЕНСИОННЫХ СИСТЕМ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. Монография
Посмотреть оригинал

Старение населения и его последствия для функционирования пенсионных систем

Феномен старения населения обусловлен, как уже отмечалось, снижением и смертности, и рождаемости. С позиции функционирования пенсионных систем однозначно оценить это явление достаточно трудно. С одной стороны, существенное снижение смертности, которое произошло в развитых странах в течение XX в., относится к достижениям человечества. Например, это привело к увеличению совокупного времени, прожитого каждым поколением. С другой стороны, снижение рождаемости за последние 40 лет во многих случаях несет с собой отрицательные последствия, важнейшим из которых является сокращенный тип воспроизводства современной популяции многих народов.

Последствия старения населения многообразны и охватывают как экономические, так и социальные аспекты: повышение расходов общества на поддержку пожилых, изменения условий жизни и структуры семьи, отношений между поколениями.

Бюджетные расходы, связанные с пенсионным обеспечением, здравоохранением пожилого населения и социальным уходом, в развитых странах в 2011 г. оценивались в размере 22,8% ВВП (см. табл. 2.3).

Таблица 2.3

Социальные расходы, связанные с пожилым возрастом, в отдельных странах Западной Европы и России в 2011 г., в % ВВП

Страны и регионы

Пенсионное обеспечение

Здравоохра

нение

Социальное обеспечение

Всего

Страны Западной Европы

18,1

3,1

1,1

22,3

Великобритания

14,5

3,4

1,3

19,2

Германия

18,6

3,7

1,4

23,7

Италия

18,2

3,2

1,2

22,6

Финляндии

19,9

3,3

1,3

24,5

Франция

21,6

3,4

1,3

26,3

Российская Федерация

9,5

1,6

0,9

11,0

Чешская Республика

13,2

2,1

1,1

16,4

Швеция

22,6

3,5

1,4

27,5

Источник: Социальное обеспечение в мире в 2010—2011 гг. Обеспечение охвата во время и после кризиса/ Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М. : МОТ, 2011. С. 257, 258.

При этом структура «возрастных» расходов составляла примерно 75—80% для пенсионных выплат, 14% — для расходов по оказанию медицинской помощи и 5% — для оказания услуг по социальному уходу.

Сопоставление бюджетных затрат, связанных с пенсионным обеспечением, здравоохранением пожилого населения и социальным уходом в развитых странах и в России, свидетельствует о существенно меньшей доле (в два раза) этой группы расходов в нашей стране.

Самой серьезной в ряду многочисленных проблем, связанных со старением населения, является такой демографический показатель, как «демографическая нагрузка», который измеряется коэффициентом зависимости нетрудоспособных (детей и пожилых) от относительно трудоспособной группы населения.

Пенсионное обеспечение и забота о состоянии здоровья пожилых людей уже в среднесрочной перспективе станут крупнейшей статьей общественных расходов в большинстве ЭРС (см. табл. 2.4)

Таблица 2.4

Прогноз изменения бюджетных расходов на здравоохранение и пенсии в экономически развитых странах и странах с формирующимися рынками в связи со старением населения

Группы

стран

Увеличение в 2050 г. по сравнению с 2010 г., в % ВВП

Относительное увеличение расходов в 2050 г. по сравнению с 2010 г., в %

здравоохра

нение

пенсионное обеспечение

всего

здравоох

ранение

пенси

онное

обе

спече

ние

всего

Экономически развитые страны

4,7

7,3

65

54

59

Страны с формирующимися рынками

8,3

6,6

14,9

212

113

153

Страны

БРИКС

2,7

3,5

6,2

91

75

81

Россия

ЗД

9,4

12,5

86

100

96

Источник: Global Aging 2010: An Irreversible Truth / Standard & Poor’s. 2010. P. 41, 42.

Многие специалисты последствия старения населения связывают с падением экономического потенциала, который выражается в спаде и стагнации производительного труда, в растущей потребности пожилых граждан в поддержке со стороны государства.

Именно этому вопросу было уделено особое внимание на второй Всемирной Ассамблее ООН по вопросам старения с акцентом на финансово- экономическое положение представителей старших поколений. Было признано, что даже во многих экономически благополучных странах исчезает концепция надежного существования «от колыбели до могилы». Катастрофически уменьшающаяся численность работающего населения означает, что пожилые люди еще больше рискуют остаться без надлежащих пенсий, медицинского и социального обслуживания.

Такое положение особенно актуально для развивающихся стран и стран с переходным экономическим курсом, в которых «положение пожилых людей усугубляется экономическими трудностями, испытываемыми этими странами, да к тому же переживающими жестокие межнациональные конфликты, а войны, экономический кризис, нищета и недоедание приводят к преждевременному старению и повышают смертность населения».

Участники Ассамблеи приняли решение о необходимости включения вопроса старения в повестку борьбы с нищетой и признали, что старение населения связано не столько с вопросом социального обеспечения, сколько с решением задач развития и экономической политики государства. Таким образом, смысловые характеристики старения населения как социального явления в ЭРС помимо высокой доли старших возрастных групп в общей численности населения включают: высокие стандарты жизни, регулятивные механизмы занятости, значительные затраты на лечение и социальное обслуживание населения старших возрастных групп.

В крут основных задач, требующих своего решения в «стареющих обществах» входят вопросы совершенствования пенсионных институтов, надежных и эффективных форм социальной поддержки лиц пожилого возраста. В европейских странах, где это явление начало осознаваться политическими лидерами и научной общественностью, активно обсуждаются возможные стратегические преобразования базовых институтов, связанных с доходами населения, способами регулирования рынков труда, демографических и миграционных систем, а также систем социального обеспечения, способных в определенной степени демпфировать социально-экономические последствия старения населения.

В ряде стран (прежде всего во Франции, ФРГ, в Великобритании, Норвегии, Швеции, США и Финляндии) в последние годы отношение к пожилому поколению стало меняться, налицо попытки сконструировать новую модель жизненного курса в стареющем обществе. На национальном и корпоративном уровнях начали применяться механизмы адаптации работников средних и старших возрастных групп к новым периодам их жизненного пути, активизации личностного потенциала пожилых, разнообразные социальные, рекреационные, коммуникативные, образовательные практики интеграции пожилых людей в социальную жизнь, включая трудовую деятельность.

Пристального внимания заслуживают научные наработки западных специалистов в этой сфере, а также наметившееся стремление наиболее продвинутых СМИ к формированию позитивного имиджа старости, позволяющего воспринимать пожилых людей как носителей культурных традиций, профессионального и жизненного опыта.

Весьма поучительным и важным представляется применение в России передовых западных систем в таких областях, как трудовая реабилитация работников старших возрастных групп, использование новых форм занятости, новых учебных модулей профессионального роста.

Отечественный исследовательский опыт в данной сфере зачастую сводится к описательным характеристикам образа жизни и перечислению социальных проблем данной группы населения. При этом научный анализ фокусируется на изменениях здоровья и проблемах социальной поддержки, что неоправданно сужает исследовательское пространство.

Очевидно, что требуются эффективные механизмы подготовки «к старости» на индивидуальном уровне, чему могло бы способствовать широкое педагогическое и информационное освещение «типичных проблем старости» начиная со школьной скамьи. Молодым важно осознать: старость — естественный этап жизни — наступает не одномоментно, не вдруг, она требует к себе уважения. Например, чтобы жить достойно в свои поздние годы, человек должен усвоить ряд выверенных многими поколениями людей постулатов и следовать им: использовать молодые годы для непрерывной учебы, повышения квалификации, вести здоровый образ жизни, заботиться о накоплении сбережений и т.д.

Чтобы стареющее общество процветало, на макроуровне необходимо сформировать эффективную модель стимулирования «зарабатывания» достойной пенсии, надежные механизмы социальной поддержки, расширить доступ к образованию для взрослых, широко использовать практику постепенного ухода на пенсию, предоставить пожилым людям возможность работать неполный рабочий день, получать качественные медицинские услуги.

Представляется, что политика в отношении граждан пенсионного возраста (старшего поколения) должна стать важнейшей частью государственной социальной политики.

Пожилые люди традиционно поддерживают солидарность поколений и являются хранителями традиций, духовных и нравственных ценностей. Вместе с тем динамизм современной жизни, развитие медицинской науки, достижения геронтологии, расширение спектра и форм социальных услуг позволяют «отодвинуть» старость, значительно улучшить качество жизни пожилых людей, предоставить им возможность активно участвовать в происходящих событиях. Общество в целом готово к восприятию новой роли старшего поколения, роли не пассивного наблюдателя, а заинтересованного, полноправного участника общественной жизни.

Модернизация, радикальная трансформация существующих пенсионных систем — актуальная проблема для большинства развитых и развивающихся стран. Необходимость преобразований связана с крайне высокой и имеющей тенденцию к дальнейшему росту стоимостью систем социальной защиты пожилых, вызванной изменившейся демографической ситуацией. Важно иметь в виду и то обстоятельство, что современные пенсионные системы сформировались практически столетие назад и учитывали экономические и социальные реалии того периода. Изменение социальной структуры общества и экономических институтов, условий найма рабочей силы и трудовой деятельности, произошедшие за последние 100 лет, требуют своего отражения в механизмах пенсионного обеспечения. Глобализация, повышающая требования к качеству и мобильности рабочей силы также должны отражаться в условиях и нормах пенсионного обеспечения.

Процесс демографического старения населения обычно определяется как увеличение доли лиц пожилых и старых возрастов в общей численности населения. В действительности он затрагивает все возрастные группы населения: детей, лиц трудоспособных возрастов, изменяет всю возрастную структуру общества. Основными показателями, характеризующими уровень «демографической старости», являются доля лиц старше определенного в качестве порога «третьего возраста» и коэффициент демографической нагрузки со стороны пожилых, или коэффициент демографической поддержки.

В качестве нижней границы старости, как правило, принимается законодательно определенный возраст выхода на пенсию. Учитывая мировую практику, к пожилым обычно относят лиц в возрасте старше 60 или 65 лет. Коэффициент демографической нагрузки (со стороны пожилых) определяется как соотношение численности лиц в старших возрастах к численности населения в трудоспособном возрасте. Обратный показатель (численность трудоспособного населения к численности пожилого населения) называется коэффициентом демографической поддержки. Последний показатель является более наглядным при анализе влияния процесса старения на системы социальной защиты, поскольку показывает, сколько трудоспособных «обеспечивают» одного пенсионера.

В научной литературе демографическая структура понимается как внутреннее строение единой совокупности населения, обладающей множеством качественных признаков. К демографическим структурам могут быть отнесены половая, возрастная, а по двум признакам — возрастно-половая структура населения1.

Ученые-демографы Н. Зверева, В. Елизаров, И. Веселкова под демографическими структурами понимают также те структуры, которые непосредственно связаны с воспроизводством населения. К ним они относят половую, возрастную, брачную и семейную структуры населения. Именно эти структуры, с одной стороны, прямо и непосредственно влияют на воспроизводство в целом и на составляющие его процессы рождаемости, смертности и брачности, с другой — сами также зависят от этих процессов[1] [2].

В трудах российских демографов получила развитие теория демографического перехода. Так, по мнению А. Г. Вишневского, современный тип репродуктивного поведения отличается не только количеством рожденных детей, но и ценностно-рациональной мотивацией брачной пары, в первую очередь женщины. Рационализация и индивидуализация жизни приводит к повышению степени управляемости им и на индивидуальном, и на макросоциальном уровнях[3].

Современные системы пенсионного обеспечения, основанные на распределительных принципах, формировались в условиях демографически «молодого» общества. Относительно многочисленные поколения работающих содержали небольшие категории пенсионеров за счет отчисления части своего дохода (в виде страховых взносов).

Процесс старения населения привел к тому, что все уменьшающиеся поколения работающих обеспечивают выплату пенсий все увеличивающимся поколениям пенсионеров. Все большая доля производимого продукта стала перераспределяться от активных к неактивным членам общества, стоимость систем социального обеспечения пожилых динамично возрастает. Механизм межпоколенного перераспределения ресурсов на основе социального контракта — через пенсионную систему, основанную на принципах солидарности поколений, — перестал восприниматься как справедливый и эффективный.

Неоднозначное влияние различных демографических и экономических факторов на финансовую сбалансированность пенсионных систем связано с тем, что даже небольшие изменения в столь сложной сфере, как пенсионная, всегда сопряжены с определенными трудностями. При этом все меры должны быть направлены на включение потенциала личного интереса застрахованных с помощью перехода к современным страховым технологиям: условно-накопительным механизмам учета пенсионных прав и расширение масштабов использования частных пенсионных фондов и индивидуальных пенсионных планов.

Дополнительные негосударственные пенсионные программы призваны предоставить ту часть предпенсионного дохода, которая не компенсируется в рамках систем государственного пенсионного страхования (обеспечения). Так, в странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), средний брутто- коэффициент замещения составляет 57% для предпенсионного дохода, равного средней заработной плате (от 50 до более 80% ее величины).

Распространенность систем негосударственного пенсионного страхования (как коллективного, так и индивидуального) зависит в первую очередь от уровня обеспечения, предоставляемого по государственным программам. Чем ниже относительный уровень пенсионного обеспечения, тем большую роль играют дополнительные системы и наоборот (см. табл. 2.5).

Данные показывают, что в странах с невысоким коэффициентом замещения предпенсионного заработка активы пенсионных фондов и компаний по страхованию жизни очень высоки, в то время как в странах с «щедрыми» пенсионными системами их доля в ВВП невелика[4]. Некоторое исключение представляют собой Нидерланды и Швеция с высокими показателями коэффициента замещения и почти полным (более 90%) охватом занятых профессиональными пенсионными программами, формально не носящими обязательного характера.

Относительный уровень обязательного пенсионного обеспечения (коэффициенты замещения), активы пенсионных фондов и совокупные активы ПО и компаний по страхованию жизни в некоторых странах ОЭСР

Страна

Брутто-коэффициент замещения при наличии полного страхового стажа и размере заработка, равного:

Активы пенсионных фондов, % от ВВП

Совокупные активы пенсионных фондов и компаний по страхованию жизни

средней

заработной

плате

двум средним зарплатам

Ирландия

30,6

15,3

42,6

80,9

Великобритания

37,1

22,5

65,1

116.2

США

38,6

28,1

95,0

115,0

Канада

42,5

21,3

52,1

77,3

Германия

45,8

37,6

3,8

31,9

Япония

50,3

36,9

14,2

48,2

Португалия

66,7

65,5

11,2

21,9

Австрия

78.3

64,3

4,5

25,6

Италия

78,8

78,8

2,6

22,1

Испания

81,2

76,7

9,0

20,9

Источники: Pension Markets in Focus, OECD Newsletter, December 2005, Issue 2; Pensions at a Glance — Public Policies across OECD Countries 2005 Edition, 2005.

В ряде стран, исходя из единства целей государственных и частных пенсионных программ, были определены неформальные ориентиры по достижению совокупного уровня компенсации предпенсионного дохода (см. табл. 2.6).

Пересмотренный Европейский кодекс социального обеспечения 1990 г. предполагает, что при расчете коэффициента замещения «типичного бенефициария» допустимо учитывать пенсии, выплачиваемые по дополнительным пенсионным программам, не носящим обязательного характера, если такие программы находятся под государственным контролем или администрируются работодателями, работниками или (для специальных программ) самозанятыми, и охватывают значительную долю занятых со «средним» уровнем заработной платы[5].

Цели обеспечения совокупного уровня замещения для типичного

получателя

Страна

Совокупный желаемый коэф- фициент замещения, %

В том числе:

по государственным программам, %

по частным программам, %

Франция

70

50

20

Федеративная Республика Германия

75

50

25

Нидерланды

70

40

30

Швеция

65—70

55—60

10

Швейцария

60

40

20

Великобритания

60

40

20

Источник: Max Horlick, The Relationships between Public and Private Pension Schemes: An Introductory Overview. Conjugating Public and Private: the Case of Pensions. ISSA, Studies and Research No. 24,1997.

В конце XX — начале XXI в. несколько механизмов были использованы для обеспечения взаимодействия государственных пенсионных систем и частных пенсионных программ:

  • • распространение профессиональных пенсионных программ практически на все занятое население в результате коллективных переговоров и развития социального диалога. Несмотря на незначительную роль государства в этом процессе, пенсионные программы фактически приобрели квазиобязательный характер. Примером могут служить пенсионные системы Нидерландов, Швеции, Дании;
  • • придание распространенным профессиональным программам обязательного статуса, включение в их орбиту всех групп застрахованных и обеспечение высокого совокупного уровня компенсации предпенсионного заработка по программам государственного и дополнительного обязательного профессионального пенсионного обеспечения.
  • • введение программ альтернативного участия в систему государственного или негосударственного пенсионного страхования Сcontracting-out или opting-out). Классическим примером такой системы является пенсионная система Великобритании[6];
  • • введение накопительного компонента в систему обязательного пенсионного страхования и допуск частных финансовых институтов к процессу аккумулирования, инвестирования пенсионных накоплений и выплаты накопительных пенсий — Швеция, Польша, Болгария, Хорватия, Эстония, Венгрия, Македония1;
  • • усиление роли государства в регулировании добровольных пенсионных программ, как корпоративных, так и частных. Основным механизмом регулирования является предоставление особых налоговых режимов и налоговых льгот в процессе реализации пенсионных программ при выполнении учредителями, участниками, вкладчиками оговоренных законодательством условий.

Альтернативой налоговому стимулированию добровольных пенсионных накоплений может служить субсидирование индивидуальных накопительных пенсионных счетов за счет бюджетных доходов. Примером такого подхода может служить план Ристера в Германии. План предусматривает добровольное перечисление на индивидуальные пенсионные счета до 4% заработной платы (но не меньше установленного минимума) и их дополнение бюджетными субсидиями в размере, зависящем от количества детей у вкладчика. Однако при этом взносы облагаются подоходным налогом, и с них взимаются отчисления на социальное страхование. Фактически государственная субсидия является возвратом уплаченных налогов[7] [8] [9].

  • [1] См.: Демографический понятийный словарь / под ред. проф. Л. Л. Рыбаковского.М. : ЦСП, 2003. С. 78.
  • [2] См.: Зверева Н. В., Веселкова И. Н., Елизаров В. В. Основы демографии. М.: Высшаяшкола, 2004. С. 69.
  • [3] См.: Вишневский А. Г. Демографическая революция: Избранные демографическиетруды : в 2 т. М„ 2005. Т. 1. С. 162, 176—178.
  • [4] Исключение составляет Германия, где активы пенсионных программ, организованных на принципах book-reserves, не включены в активы ПФ, а также Швеция, гдечасть пенсионных программ также построена на принципах book-reserves.
  • [5] Достижение установленного уровня замещения для «типичного» бенефициарияявляется условием превой ратификации Европейской социальной хартии, подписаннойРоссийской Федерацией.
  • [6] В Великобритании помимо выплат в твердом размере по системе государственного пенсионного страхования работник получает вторую часть пенсии либо по программе государственного страхования второго уровня, обеспечивающего выплату пенсии в соответствии с предшествующим заработком, либо по корпоративной или частнойпенсионной программе. Во втором случае работодатель и работник освобождаютсяот уплаты части страховых взносов по государственному социальному страхованию. О
  • [7] О Негосударственная пенсионная программа должна обеспечивать уровень выплатне ниже, чем государственная.
  • [8] Страховой взнос в размер от 2 до 8% перечисляется на индивидуальный накопительный счет застрахованного. Либо весь взнос, либо его часть уплачивается самимработником, что увеличивает его ответственность за формирование пенсионных накоплений.
  • [9] По итогам года вкладчик может получить возврат уплаченных налогов вместогосударственной субсидии, если это оказывается для него более выгодным.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы