Пенсионный возраст и критерии оценки качества жизни пожилого населения

Пенсионный возраст — это показатель, определяющий право на получение пенсии по старости. Конвенции МОТ № 102 и № 128 определяют эту дефиницию как возрастную черту, устанавливаемую национальным законодательством с учетом работоспособности пожилых лиц с целью получения пособия. Экономико-правовой смысл пенсионного возраста с позиции МОТ — это типичный хронологический возраст, при наступлении которого государство гарантирует пожилому человеку выплату, позволяющую ему замещать трудовой доход, в сопоставимых с ним размерах. Так, ст. 25 и 26 Конвенции № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения» рассматривают категорию пенсионный возраст как один из случаев, при которых наступает право на пособие по старости1.

Статьи 14 и 15 Конвенции № 128 « О пособиях по инвалидности, по старости и по случаю потери кормильца» рекомендуют национальным правительствам законодательно «устанавливать пенсионный возраст, который бы не превышал 65 лет. Однако компетентный орган власти может устанавливать более высокий возрастной предел с должным учетом демографических, экономических и социальных критериев, оправдываемых статистикой». При этом должны приниматься условия труда: «Для работ, которые национальное законодательство рассматривает как тяжелые или вредные пенсионный возраст снижается»[1] [2].

Такой дифференцированный подход можно трактовать как способ гарантированности для трудящихся реализации социальной защиты в старости в зависимости от конкретных условий жизнедеятельности: условий труда, работоспособности (трудоспособности), видов трудовой деятельности. Считается социально справедливым подходом, при котором возможностью получать пособие может воспользоваться большинство граждан.

В России пенсионная система настроена на параметры, количественное значение которых значительно ниже, чем максимально допустимое

Конвенцией № 102: пенсионный возраст — 60 (а не 65) лет, стаж — 25 (а не 30) лет, пенсия может совмещаться с работой и получением дохода. В этой связи важно отметить, что Конвенция также допускает скольжение потолка вверх, если его повышение проводится «с учетом работоспособности пожилых лиц в соответствующей стране». Этот вектор на повышение пенсионного возраста, заложенный в Конвенции, отражает общую тенденцию к удлинению продолжительности жизни в развитых странах и оставляет для российской пенсионной системы значительные возможности для маневра в рамках соблюдения этих норм международного права.

Установление пенсионного возраста имеет принципиальное значение не только для граждан, но и для государства и других субъектов правоотношений, поскольку от его величины зависит материальное обеспечение, а значит и их финансовые обязательства. Так, главными принципами правового регулирования обеспечения старости, которые вытекают из ст. 25 Конвенции № 102, являются общая ответственность государства за обеспечение старости, принятие им на себя всех вытекающих из этой ответственности обязанностей и неукоснительное выполнение соответствующих предписаний международного права «в соответствии с нижеследующими статьями данного раздела».

Конкретно государственная поддержка пожилых граждан в России должна по Конституции Российской Федерации гарантироваться социальным обеспечением по возрасту (ст. 39(1)), а установление государственных пенсий и пособий — путем принятия соответствующих законов (ст. 39(2)). Задвая государственные пенсии и пособия по возрасту, законы должны реализовывать конституционно установленную цель социальной политики государства и исходить из того, что эти пенсии и пособия в сочетании с другими мерами социальной защиты должны обеспечить достойную жизнь и свободное развитие человека в старости.

Хотя Конституция концентрирует внимание на государственных мерах социальной защиты, предусматривая «государственную поддержку», «государственные пенсии и пособия», ст. 39(1) содержит более широкую формулировку — «каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту», которая позволяет распространить конституционные гарантии на негосударственные и частные средства обеспечения по возрасту1.

Следует отметить, что в России такие социальные гарантии в области пенсионного обеспечения достигнуты только в минимальной пенсии. Для более высоких уровней страна «не дотягивает». Так, Конвенция [3] [4] [5] [6]

№ 102 определяет для полной трудовой пенсии при наличии полного страхового стажа и пенсионного возраста минимальный уровень пенсии не ниже 40% стандартного заработка типового бенефициария (мужчины), который устанавливается Конвенцией для пенсионных систем, которые настроены на следующие параметры: пенсионный возраст — 65 лет, стаж — 30 лет, а пенсия является единственным источником дохода. При соблюдении этих условий уровень замещения в 40% признается достаточным для достойного уровня жизни пенсионера. В России при данных стандартных показателях размер коэффициента замещения не превышает 35%, что затрудняет ратификацию Конвенции № 102.

Напомним, что целью Конвенции № 102 в 1950-е гг. была не разработка идеальной конфигурации параметров пенсионной системы, а установление тех типовых пределов их настройки, при которых должен гарантироваться минимально достаточный уровень пенсии.

Важно отметить, что помимо размеров пенсий на качество жизни пенсионеров влияет целый ряд других факторов. Традиционно категория «качество жизни населения» рассматривается в двух аспектах. Первый связан с количественной оценкой всех сторон жизнедеятельности людей в целом по той или иной стране, т. е. подразумевается обобщенная макроэкономическая оценка, в которую входит ряд определенных показателей: продолжительность жизни, экономические возможности страны, ее расходы на образование и здравоохранение в ВВП и на душу населения. Второй аспект связан с оценкой параметров жизнедеятельности людей на индивидуальном уровне.

Например, для оценки качества жизни на уровне социума разработана классификация показателей уровня жизни населения, подготовленная экспертами Европейской экономической комиссии ООН, которая нашла применение при подготовке ООН ежегодного Доклада о человеческом развитии. Сводным, обобщающим показателем качества жизни служит Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), который исчисляется на базе трех составляющих: долголетия, уровня образования и доходов населения[7].

Показателем долголетия является ожидаемая продолжительность жизни при рождении; знаний — средневзвешенное индикаторов грамотности взрослых и контингента учащихся школ (в процентах); доходов населения — ВВП в расчете на душу населения, исчисленный в долларах США по паритету покупательной способности на 1990 г.

По своей сути ИРЧП представляет собой простое среднее арифметическое выражение индекса продолжительности жизни, индекса достигнутого уровня образования и индекса скорректированного реального ВВП на душу населения и рассчитывается путем деления суммы этих трех индексов. При этом используется шкала оценок ИРЧП, диапазон которой составляет значения от 0 до 1,0.

По оценкам английских и отечественных ученых, за период с 1820 по 2013 г. ИРЧП России вырос с 0,196 до 0,828, что связано с ростом всех трех показателей, особенно показателя продолжительности жизни, который увеличился за указанный период с 26 до 70 лет[8].

По итогам оценки размеров ИРЧП определяется место страны по данному показателю в международном рейтинге (см. табл. 3.14).

Таблица 3.14

Показатели качества жизни в ряде стран в 2012 г.

Индикатор

Шве

ция

США

Герма

ния

Россия

Турция

Уровень занятости трудовой деятельностью населения в возрасте 15—64 года, мужчины и женщины, %

79,8

74,0

77,3

72,4

49,6

ВВП на душу населения, долл. США

55 041

51 750

41 900

14 037

10 670

Средняя заработная плата, долл, в месяц

3023

3263

2724

810

1731

Средняя пенсия, долл, в месяц

1814

1338

1770

314

645

Доля охвата страховыми пенсиями по старости, % от численности населения трудоспособного возраста

77

73

75

69

38

Средняя продолжительность жизни, лет

80,86

78,11

80,73

66,03

71,96

Продолжительность ожидаемой здоровой жизни при рождении, лет

75

72

75

65

67

Ожидаемая средняя продолжительность жизни в 20 лет, лет

61,3

60,0

60,4

48,0

58,9

Ожидаемая средняя продолжительность жизни в 60 лет, лет

23,3

23,0

22,7

16,8

21,6

Государственные расходы на социальное обеспечение, исключая расходы на здравоохранение, % ВВП

22,6

8,9

19,0

8,25

8,3

Государственные расходы на здравоохранение, % ВВП

6,8

7,0

7,7

4,0

5,4

Окончание табл. 3.14

Индикатор

Шве

ция

США

Герма

ния

Россия

Турция

Государственные расходы на здравоохранение, на душу населения, долл. США

2533

3074

2548

404

461

Грамотность населения, в %

98,8

99

99,1

99,4

87,9

Государственные расходы на образование, на одного ученика начальной школы, долл. США

8415

9953

4837

1059

Место страны по ИРЧП

7

15

22

71

79

Источники: Доклад о развитии человека — 2009. Преодоление барьеров: человеческая мобильность и развитие. ПРООН. М. : Весь мир, 2009. С. 191, 192, 195, 196, 199, 200; Социальное обеспечение в мире 2010—2011 гг. Обеспечение охвата во время и после кризиса. Международная организация труда. Группа технической поддержки по вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М., 2011, 2012. С. 151, 152, 153, 156, 157, 158, 257, 258, 259; Word Bank data Base Indicators; расчеты автора.

В последние годы в нашей стране проводится мониторинг качества жизни населения по ИРЧП на территориальном уровне, а методом отнесения к различным уровням служит следующая группировка данного показателя[9]:

  • — с высоким ИРЧП (0,8—1,0);
  • — со средним ИРЧП (0,5 до 0,799);
  • — с низким ИРЧП (менее 0,5).

Статистические наблюдения свидетельствуют о положительной динамике повышения качества жизни в большинстве субъектов Российской Федерации, которые по ИРЧП находятся в диапазоне интервала средних значений (0,5—0,8) при размере индекса в целом по стране 0,805. Практически все субъекты Российской Федерации реализуют территориальные программы по улучшению ситуации в этой сфере.

При использовании ИРЧП важно иметь в виду, что это обобщающий показатель оценки качества жизни для всех возрастных групп населения. Его использование для оценки качества жизни пожилого населения дает только общий, приблизительный набор представлений, а поэтому требует своей конкретизации в отдельных сферах социальной защиты пожилого населения: медицинской помощи, пенсионного и социального обеспечения, социального ухода.

Следует отметить, что, несмотря на достаточно развитую концептуальную и инструментальную базу, характеризующую качество жизни всех возрастных групп населения, категория «качество жизни пожилого населения» не получила еще должного обоснования. До сих пор не существует какого-либо международного эталона, который бы демонстрировал, насколько благоприятны условия жизнедеятельности пожилых людей в тех или иных странах, поскольку сопоставимые на международном уровне данные об их положении по-прежнему ограничены и не систематизированы.

Поэтому, приступая к рассмотрению категории «качество жизни пожилого населения», целесообразно выделить наиболее важные критерии. К ним, по нашему мнению, относятся стандарты и нормативы покупательной способности пенсий и прожиточного минимума пенсионера, размеры минимально необходимого потребления услуг в сфере медицинской помощи и социального ухода, а также социальные нормативы обеспеченности населения объектами социальной инфраструктуры: учреждениями здравоохранения, социального обслуживания, культуры и т.д.

Качество жизни пожилого населения следует оценивать исходя из рекомендаций Международной организации труда (МОТ), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Международной ассоциации социального обеспечения (МАСО).

Согласно рекомендациям МОТ диапазон законодательно установленного охвата тем или видом социальной защиты обычно измеряется количеством видов социального обеспечения, которыми в соответствии с действующим национальным законодательством охвачено население или его отдельные группы. Для целей сравнения можно использовать перечень, включающий девять видов социального обеспечения, содержащийся в Конвенции МОТ № 102, среди которых первое место занимает медицинская помощь[10].

На важность предоставления доступа к качественной медицинской помощи обращается внимание в ряде других международных документах и отечественном законодательстве. Например, п.1 ст. 25 Всеобщей декларации прав человека и гражданина от 10 декабря 1948 г. предусматривает, что каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи.

В качестве других важных обобщающих (интегральных) показателей качества жизни пожилого населения целесообразно использовать показатели ожидаемой продолжительности жизни при достижении 20 лет (начале трудовой жизни) и при достижении 60 лет (окончании для большинства трудовой жизни), которые анализируются в динамике.

Другой аспект анализа качества жизни населения связан с удовлетворением потребностей индивидов путем сопоставления их фактического уровня с выбранным стандартом материальных и духовных благ. В этом случае прибегают к индивидуальным оценкам, основанным на представлениях о достойном уровне жизни, т.е. на субъективных оценках состояния здоровья и материального благополучия.

Количественная оценка, как правило, концентрируется на показателях, определяющих уровень имеющихся в распоряжении домашних хозяйств ресурсов, в то время как субъективные (качественные) показатели характеризуют степень удовлетворения насущных потребностей по каждому компоненту условий жизни.

В индивидуальных оценках качества жизни пожилого населения важное место занимают:

  • — состояние здоровья и трудоспособности, имеющиеся возможности заниматься полноценной или частичной трудовой деятельностью;
  • — приемлемый уровень доходов и, прежде всего, размер пенсии, позволяющий обеспечивать сбалансированное питание, доступ к качественной медицинской помощи, оздоровительным и культурным программам, наличие финансовых ресурсов для путешествий, посещения родственников и друзей, проживающих в других регионах;
  • — наличие достаточных социальных контактов и возможностей участвовать в общественной жизни.

Оценка состояния своего здоровья пожилыми россиянами отличается от аналогичных оценок в западных странах. Если в них доля лиц, оценивающих свое состояние здоровья как неудовлетворительное, составляет порядка 10—12% (от 9,5 до 11,0% в США и от 11 до 14% в Германии), то в России свое здоровье оценивают как плохое не менее 20% респондентов и как удовлетворительное — 60%.

При этом россиян нельзя отнести к числу тех, кто завышает оценки своих недугов. Так, инвалиды составили почти 10% от числа опрошенных лиц, а лица, имеющие хронические заболевания, — 37,3%, что свидетельствует о том, что фактически нездоровых среди пожилых людей по крайней мере в два раза больше, чем они сами об этом заявляют[11]. Как отмечают в этой связи Н. Русинова и Дж. Браун, во многих случаях для пожилых российских горожан характерна интерпретация своего здоровья скорее как физической дееспособности, а не наличия или отсутствия конкретных симптомов болезни1.

Состояние здоровья пожилых людей — важнейший показатель их социального благополучия — имеет в России ряд отличительных особенностей. Число практически здоровых людей в предпенсионном возрасте, как правило, не превышает 25%. Имеются в виду постепенное снижение адаптационных, защитных, функциональных и компенсаторных возможностей организма, что лишь частично может быть возмещено социальными и медико-техническими способами, а также прогрессивное увеличение с возрастом патологической пораженности различных органов и систем.

У гериатрических больных преобладают тяжелые, длительно текущие хронические заболевания. Более 70% пожилых людей имеют четыре-пять и более заболеваний.[12] [13]

С возрастом постепенно углубляется потеря способности к трудовой деятельности, а затем и самообслуживанию. Так, не менее 8% людей старше 60 лет самостоятельно не выходят из своей квартиры, 58% пенсионеров оценивают свое здоровье как «плохое», 10% — как «очень плохое». Более двух-трех раз в месяц вызывают скорую помощь 11% пожилых людей, а 74% из них постоянно принимают лекарства.

Одной из существенных проблем жизнедеятельности пожилых россиян в последние 15 лет является повышенный уровень переживаемого социального и психологического стресса. В ходе проводимых реформ большая часть пожилого населения страны столкнулась с материальной нуждой, лишилась доступа к качественным медицинским и социальным услугам, оказалась вынужденной экономить на продуктах питания и лекарствах. Этим объясняется рост смертности в 1990-х гг. от сердечно-сосудистых заболеваний[14] и массовый пессимизм у людей пожилого возраста. Так, на плохое настроение указывали в этот период около 70% опрошенных пенсионеров[15].

Материальное положение и питание семей пенсионеров в значительной степени определяет состояние здоровья последних. По данным ВЦИОМ, на конец 1990-х гг. наблюдалась наиболее низкая удовлетворенность пенсионеров материальным обеспечением их семей: только 1,2% из них были «вполне удовлетворены» и 8,7% — «скорее удовлетворены» своим материальным положением. При этом лишь 2,9% пенсионеров были «вполне удовлетворены» и 19,1% «скорее удовлетворены» тем, как питается их семья1. Свое материальное положение пожилые люди оценивали не только как неблагополучное, но и как неустойчивое и ненадежное, а также считали, что их уровень жизни в 1990-е гг. заметно снизился[16] [17].

В последние годы все более масштабный характер приобретают негативные изменения в состоянии здоровья людей старших возрастов. Уровень заболеваемости среди них в 2—6 раз выше, чем среди лиц трудоспособного возраста[18].

В старших возрастах (к 80 годам и старше) состояние здоровья большинства пенсионеров настолько слабое, что они нуждаются в помощи по ведению домашнего хозяйства, а примерно каждый шестой вынужден прибегать к помощи при приеме пищи и выполнении гигиеничных процедур. Данную категорию пожилых людей можно отнести к тяжелобольным, нуждающихся в постороннем длительном уходе. Особенно тяжела участь одиноко проживающих людей, которым не к кому обратиться, кроме работников социальных служб, предоставляющих помощь только в трети случаев от необходимой потребности[19].

Возрастает численность пожилых людей, страдающих различного рода психическими расстройствами, среди причин возникновения которых на первый план выходят негативные факторы экономического, социального, психологического характера. В условиях реформирования системы здравоохранения произошло существенное снижение ее бюджетного финансирования, что в первую очередь отразилось на объемах и качестве оказания медицинской помощи пожилому населению страны, ветеранам и инвалидам.

Не зря среди факторов, которые наиболее негативно влияют на состояние здоровья, в перечне из 15 параметров пожилые люди отметили в порядке значимости следующие[20]:

  • 1) низкий уровень медицинского обслуживания;
  • 2) нервные перегрузки;
  • 3) накопившаяся усталость;
  • 4) недоступность нужных медикаментов;
  • 5) плохое материальное положение.

Среди лиц, впервые признаваемых инвалидами, в последние годы более 50% составляют лица старше трудоспособного возраста. Около

220 тыс. пожилых инвалидов, имеющих тяжелые поражения функций опорно-двигательного аппарата, нуждаются в технических средствах реабилитации, включая специальные транспортные средства. Однако в связи с недостаточным финансированием во многих регионах обеспечение инвалидов указанными средствами существенно отстает от потребности, а сроки, в течение которых они могут реализовать законные права на обеспечение техническими средствами реабилитации, достигают пяти и более лет1.

Ученые отмечают, что около 80% пожилых имеют хронические заболевания, при этом статистика фиксирует, что подавляющее большинство из них страдают от следующих болезней:

  • — артриты (50%);
  • — гипертоническая болезнь (35—45%);
  • — нарушения слуха ( 30%);
  • — коронарная болезнь сердца (32%);
  • — ортопедические заболевания (20%);
  • — катаракта (17%);
  • — диабет (10%);
  • — нарушение зрения (8%);
  • — варикозное заболевание вен (8%)[21] [22].

Пожилые люди с неудовлетворительным состоянием здоровья чаще испытывают чувство собственной изолированности, нуждаются в профилактической, лечебной и социальной помощи.

Важным инструментом в гериатрическом страховании являются методы оценки риска заболеваний, для чего требуется создание статистической базы рисков заболеваний в старших возрастных. Для этого важно накапливать и использовать существующую медицинскую статистику.

Характерной особенностью заболеваний граждан старшего возраста является их множественность и, как говорят врачи, сочетанность различных видов болезней (т.е. их взаимное отягощение). Это создает определенные трудности при диагностике, требует длительного лечения, а для отдельных контингентов пожилых больных — трудозатратного и весьма продолжительного по времени медицинского ухода. Так, в среднем на одного больного в возрасте 50 лет и старше приходится от 1,7 до 3,6 заболевания, а для лиц 70 лет и старше — более 5—7 заболеваний[23].

К началу XXI в. в экономически развитых странах в структуре смертности пожилых людей в большей степени, чем в структуре смертности лиц трудоспособного возраста, преобладают болезни системы кровообращения. Согласно данным ВОЗ, в среднем по ЭРС до 60% женщин и до 50% мужчин в возрасте старше 60 лет умирают от сердечно-сосудистых заболеваний.

Второе место в структуре смертности пожилого населения занимают новообразования. В среднем по экономически развитым странам среди пожилых, умерших от рака, до 30% мужчин и до 12% женщин страдали раком легких1.

Риски старости различны в двух возрастных группах. Если большинство людей в период 60—74 лет все еще сохраняет достаточно высокий уровень трудоспособности и зачастую они весьма активны, то с 75 лет и старше многие сталкиваются с существенным ухудшением здоровья, слабостью и зачастую нуждаются в постоянном уходе.

Поэтому для людей, входящих в первую возрастную группу, наиболее важным является переход от трудовой деятельности к жизни пенсионера, что подразумевает социально-психологическую адаптацию к новому образу жизни.

Для людей, входящих во второй период пожилого возраста, наиболее важны медико-социальные формы поддержки и социальные контакты близких и друзей. Это связано с тем, что в старших возрастных группах существенно возрастают риски несчастных случаев и заболеваний с тяжелыми и долговременными последствиями. Например, в старших возрастах, особенно в самом старшем возрасте (80 лет и более), характерно повышенные риски заболеваний сахарным диабетом, сердечнососудистыми и онкологическими заболеваниями, наблюдаются частые случаи переломов костей, которые сопровождаются, как правило, инвалидностью и зачастую заканчиваются необходимостью постоянного ухода. Так, по данным американских ученых, сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, болезнь Альцгеймера и др. становятся реальной угрозой для каждого десятого в возрасте 70 лет (и старше) и для каждого пятого пожилого в возрасте 80 лет[24] [25].

В материальном плане это колоссальные материальные затраты, обеспечить которые не в состоянии большинство пенсионеров и их семьи.

На качество жизни пожилых людей влияет широкий спектр факторов. Исследователи же зачастую ограничивают свой анализ набором из четырех-пяти факторов: возможностью занятия трудовой деятельностью, состоянием здоровья, доступностью качественной медицинской помощи, удовлетворенностью материальным достатком[26], социальными контактами.

При разработке государственной социальной политики в интересах граждан пожилого возраста, на наш взгляд, целесообразно усовершенствовать методы оценки качества жизни пожилого населения, включая введение регулярных статистические исследований по данной социальной группе. Считаем возможным использовать для этих целей следующий набор показателей (см. табл. 3.15).

Таблица 3.15

Предлагаемые показатели качества жизни пожилого населения в динамике на протяжении трех генераций россиян[27]

Индикатор

1980

2015

2050

ВВП на душу населения, в долл. США

8450

14 037

35 100

ВВП на душу населения, 2010 г.,100%

60

100

250

Размер пенсии, в пересчете на ее величину в 2015 г., тыс. рублей в месяц

14,5

13,0

14,0

Покупательная способность пенсии, % к прожиточному минимуму пенсионера

230

170

200

Доля охвата страховыми пенсиями по старости, % от численности населения трудоспособного возраста

95

80

70

Средняя продолжительность жизни, лет

65,0

66,03

76,05

Ожидаемая средняя продолжительность жизни в 20 лет, оба пола, лет

44,0

48,0

58,0

в том числе:

— мужчины;

42,0

45,0

53,0

— женщины

48,0

48,0

61,0

Ожидаемая средняя продолжительность жизни в 60 лет, оба пола, лет

8,8

16,8

24,0

в том числе:

— мужчины;

6,2

14,8

19,6

— женщины

12,0

18,8

25,8

Государственные расходы на социальное обеспечение, исключая расходы на здравоохранение, % ВВП

6,25

8,25

12,0

Государственные расходы на здравоохранение, % ВВП

3,2

4,0

4,5

Государственные расходы на здравоохранение, на душу населения, долл. США

350,0

404

450,0

Совокупная величина объемов заработной платы застрахованного работника, полученная на протяжении всего трудового периода, тыс. рублей

12 768

13 824

15 552

Окончание табл. 3.15

Индикатор

1980

2015

2050

Совокупные расходы на пенсионное обеспечение, на здравоохранение, на социальный уход, приходящиеся на 1% процент пенсионов, % ВВП

0,5

0,6

0,8

Источник: разработка автора.

Следует отметить, что важнейшим критерием для ранжирования данных видов показателей качества жизни пожилого населения является анализ приоритетности потребностей пожилого населения, определяемый с точки зрения не только материального достатка, но и возможности удовлетворения жизненнонеобходимых потребностей в медицинской помощи, социальном уходе для тех категорий, кто в них нуждается, а также затрат на культурные запросы и на интеграцию в социальную жизнь социума (для поддержания родственных и дружественных контактов).

Представляется, что уточнение и дальнейшее использование предложенных показателей и критериев жизнедеятельности пожилого населения способствовало бы регулированию государственных расходов на социальные цели на уровне не ниже минимальных стандартов, рекомендованных конвенциями и рекомендациями МОТ, Копенгагенской декларацией о социальном развитии (1995 г.)[28], Европейской социальной хартией, подписанной Россией в 2000 г.

  • [1] Предметом правоотношений по ст. 25 Конвенции является материальное обеспечение защищенных лиц в старости. При этом Конвенция определяет лишь главноесодержание этих правоотношений, раскрывая предмет и содержание каждого отдельного вида социального обеспечения, включая обеспечение в связи со старостью. См.:Конвенции и рекомендации. Международная организация труда. 1919—1956. Т. I. Международное Бюро труда. Женева, 1991. С. 1062.
  • [2] См.: Конвенции и рекомендации. Международная организация труда. 1957—1990.Т. И. Международное Бюро труда. Женева, 1991. С. 1536.
  • [3] 1 Статья 39 Конституции РФ.
  • [4] Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни,инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.
  • [5] Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.
  • [6] Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительныхформ социального обеспечения и благотворительность.
  • [7] См.: Ткаченко А. А. Качество жизни. В кн.: Социальная энциклопедия. М. : Большая российская энциклопедия ; Министерство труда и социального развития Российской Федерации, 2000. С. 131, 132.
  • [8] См.: Кембриджская экономическая история Европы Нового и Новейшего времени. Т. 1 : 1700—1870 : пер. с англ. М. : Издательство Института Гайдара, 2013. С. 355;Вишневский А. Г., Волков А. Г. Воспроизводство населения СССР. М., 1983. С. 61.
  • [9] См.: Социальное обеспечение в мире 2010—2011 гг. Обеспечение охвата во времяи после кризиса. Международная организация труда. Группа технической поддержкипо вопросам достойного труда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и ЦентральнойАзии. М., 2011, 2012. С. 32.
  • [10] Приводимые девять основных видов (или отраслей) социального страхованияи обеспечения изложены в Конвенции № 102 следующим образом: • медицинская помощь (II раздел); • пособие по болезни (IV раздел); • пособие по безработице (IV раздел); • пособие по старости (V раздел); • пособие в случае трудового увечья или профессионального заболевания (VI раздел); • семейные пособия (VII раздел); • пособие по беременности и родам (VIII раздел); • пособие по инвалидности (IX раздел); • пособие в случае потери кормильца (X раздел).
  • [11] См.: Фомин Э. А., Федорова Н. М. Стратегии в отношении здоровья // Социс. № 11.1999. С. 36.
  • [12] См.: Русинова Н. Л., Браун Дж. В. Социально-статусные группы: различия в субъективном здоровье // Петербургская социология. №1. 1997. С. 53—56.
  • [13] См.: О мерах по улучшению социального обеспечения пенсионеров в Российской Федерации. Доклад Президиума Государственного Совета Российской Федерации.Январь 2004 г. С. 8.
  • [14] См.: Козлова Т. 3. Здоровье пенсионеров: самооценка // Социс. № 12. 2000. С. 90.
  • [15] См.: Козлова Т. 3. Мониторинг удовлетворенности пенсионеров условиямижизни // Сицис. № 9. 1999. С. 47.
  • [16] См.: Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень. М. : ВЦИОМ ; Интерцентр, 1997. № 3. С. 80—81.
  • [17] См.: Здравомыслова О. и др. Старшее поколение в современной России. Статистика, исследования, общественные организации. М. : Институт социально-экономических исследований народонаселения РАН, Институт социологии РАН, 1999. С. 16—19.
  • [18] См.: Малева Т. М., Синявская О. В. Российские пенсионеры: трудовые биографии,экономическая активность, пенсионные истории. В кн.: Родители и дети, мужчиныи женщины в семье и обществе / под ред. Т. М. Малевой, О. В. Синявской. М. : НИСП,2007. С. 552, 553.
  • [19] См.: Малева Т. М., Синявская О. В. Указ. соч. С. 591.
  • [20] См.: Шилова Л. С. Факторы социальной адаптации пожилых в условиях реформ //Психология зрелости и старения. 1998. № 3. С. 64—65.
  • [21] См.: Пожилые люди: развитие социальных услуг / сост. Н. С. Дегаева, Г. В. Сабитова. М., 2004. С. 25.
  • [22] См.: Карюхин Э. В. Герантологические НКО: от моделей ухода к становлению сектора. М. : Изд-во «Эслан», 2002. С.25, 26.
  • [23] См.: Веселкова И. Н., Землянова Е. В. Проблемы здоровья и медико-социальногообслуживания пожилых людей // Психология зрелости и старения. 2000. № 1. С.76.
  • [24] См.: An Aging World: 2001. An International Population Report. WHO. 2002.Washington. P. 37.
  • [25] По экспертным оценкам, в России ежегодно происходит 450—500 тыс. случаевинсульта и более 600 тыс. случаев черепно-мозговых травм, которые в 75—80% случаевзаканчиваются полной утратой трудоспособности и профессиональных навыков.
  • [26] Для оценки материального положения пенсионеров используют так называемыйпоказатель минимального потребительского бюджета пенсионера, в структуру которого включены потребительская корзина и сбережения на минимальном необходимомуровне на случай тяжелых болезней и на достойные похороны.
  • [27] Данные примерные, приведены для иллюстрации предлагаемых подходов.
  • [28] Принципиальная позиция данной декларации состоит в том, что даже развивающиеся страны должны тратить на социальную защиту не менее 20% ВВП. Для сравнения: Россия тратит на эти цели всего 17% ВВП.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >