Введение

Историческое выражение выдающегося ученого в области ветеринарии и медицины И. С. Андреевского: «Хотя округ врачебной науки обширен, но ветеринарная своей превосходит медицинскую науку. Ибо та ограничивается познанием одного предмета, а сия познанием многих разнообразных...», является аксиомой, непререкаемым положением.

Первые шаги в ветеринарии и ветеринарной хирургии сделаны в глубокой древности, когда человек стал приучать, одомашнива- нивать животных (18—20 тыс. лет назад — собаку, около 5—6 тыс. лет назад — лошадь). Уже в каменном веке человек умел врачевать животных. Длительное время искусство лечения было привилегией жрецов и скотоводов, только впоследствии перешло в руки кузнецов, конюших и др.

С появлением письменности человеческий опыт начали обобщать в специальных записях, согласно которым за 3 тыс. лет до н. э. в Египте уже существовало искусство врачевания животных. В древнейших странах Востока (Китае, Индии, Ассиро-Вавилонии) задолго до н. э. были госпитали для лечения животных.

Большого совершенства искусство врачевания животных достигло в период рабовладельческого общества в Греции за 5 столетий до н. э. Наиболее выдающимся врачевателем лошадей был Ап- сирт (300—360 гг. н. э.), которого считают родоначальником ветеринарной медицины. В его сочинении «Гиппиатрикс» приведено много сведений из области хирургии.

Значительное место ветеринарная хирургия занимала у досло- вянских племен — скифов и сарматов. Так, при раскопках Чер- томлыцкого кургана в г. Никополь найдены первые ветеринарные хирургические инструменты (деревянные лещетки, щипцы и др.). Скотскими лекарями у данных племен были пастухи и сами воины. Начиная с VII в. на Руси появляются коновалы — профессиональные лекари, имевшие опознавательный знак на сумках, изображавший всадника на коне. Они имели такие инструменты: ножи, ножницы, молоток, клещи, лещетки и повал. В эпоху IX— XIV вв. во время объединения славянских земель и формирования Русского государства коновальная наука получила дальнейшее развитие, что привело не только к развитию ветеринарной медицины, и хирургии в частности, но и к созданию специальных руководств, учебников и монографий.

Связь военно-полевой хирургии с другими дисциплинами. Военно- полевая ветеринарная хирургия — это наука, изучающая хирургическую патологию отдельных тканей и органов животных, содержащихся в экстремальных условиях, вызванных чрезвычайными ситуациями, катастрофами и боевыми действиями. Если дать более широкое определение, то можно сказать, что военно-полевая ветеринарная хирургия — наука о боевых повреждениях, организации хирургической помощи и лечения раненых животных на театре военных действий.

Быстрое развитие боевой техники, создание новых образцов оружия, новые взгляды на способы ведения боевых действий, прогресс военной науки привели к серьезным изменениям в военно- полевой хирургии. В современных условиях нельзя не считаться с новыми важными особенностями боевой патологии. Ведущее место займут не только огнестрельные ранения, но и ожоги и, особенно, комбинированные поражения. Большое значение будут иметь также закрытые повреждения от действия ударной волны.

Основная задача военно-полевой ветеринарной хирургии — своевременно оказать полноценную лечебную помощь максимальному количеству раненых войсковых и продовольственных животных, приспосабливая лечебную работу к условиям боевой обстановки.

Военно-полевая хирургия на вопрос «что делать?» должна отвечать в зависимости от характера поражения, состояния животного, в условиях конкретно сложившейся боевой и ветеринарно-санитарной обстановки. Ответ на вопрос «как делать?» дает курс оперативной хирургии, а техника некоторых операций, приобретающих особое значение в условиях войны (хирургическая обработка ран, операции при анаэробной инфекции идр.), описана в курсе военно-полевой ветеринарной хирургии.

Военно-полевая ветеринарная хирургия базируется, главным образом, на основах оперативной, общей и частной хирургии. Наряду с хирургическими дисциплинами она тесно связана с физикой, химией, топографической анатомией, нормальной и патологической физиологией, радиологией, токсикологией, кормлением и другими дисциплинами.

Особенности военно-полевой хирургии. Из дисциплин хирургического цикла военно-полевая хирургия может заимствовать лишь те методы и приемы, которые можно без особых затруднений осуществлять на театре военных действий и в очагах поражения.

Ветеринарному врачу в полевых условиях придется иметь дело с большим количеством огнестрельных ранений, не свойственных мирному времени и имеющих своеобразные патологические особенности. Отличительная особенность работы в военно-полевой обстановке — одномоментное поступление значительного числа раненых и пораженных животных и большой объем хирургической работы, которую необходимо выполнить за короткое время. Н. И. Пирогов называл войну травматической эпидемией, характеризующейся быстрым переполнением ранеными полевых медицинских учреждений. В этих условиях недостаточно знать, как производить хирургическое вмешательство, накладывать повязки, шины идр. Первостепенное значение приобретала организация хирургической работы.

В военное время у ветеринарного врача нет возможности наблюдать за больными животными от начала заболевания или оперативного вмешательства до конечного исхода, так как раненые животные передаются из одних рук в другие. Естественно, проводимый в военное время принцип этапного лечения требует от врачебного состава единых взглядов на основу лечебных мероприятий по оказанию хирургической помощи больным и раненым животным на промежуточных этапах, по-другому это называется «преемственность».

Краткая история развития военно-полевой ветеринарной хирургии. 1707 г. — Указ Петра I о наборе в боевые полки коновалов (начало военной ветеринарии, затем хирургии и других наук). 1733 г.— около Москвы (село Хорошево) была создана первая школа-пансионат для подготовки ветеринаров, где учеников обучали ветеринарным наукам, в том числе и искусству делать операции. 1808 г. — в Петербурге и Москве организованы ветеринарные отделения при медико-хирургических академиях, где велось преподавание хирургии.

Научные основы отечественной ветеринарной хирургии заложили русские ученые профессора А. И. Яновский (1780—1831) и А. И. Петров (1780—1849). Они читали курс ветеринарной хирургии на ветеринарных отделениях в Петербургской и Московской медико-хирургических академиях.

Большое влияние на развитие военно-полевой ветеринарной хирургии оказала медицинская военно-полевая хирургия. Особенно это касается области изучения патогенеза раневых процессов, ожогов и их лечения. Появление и широкое применение огнестрельного оружия существенно изменило характер боевых травм. Огнестрельные раны вследствие неблагоприятного течения рассматривались как отравленные (свинцом, порохом). Отсюда возникла отрицательная идея о необходимости выжигания ран каленым железом либо воздействием на них кипящим нейтральным маслом. В 1497 г. Брауншвейг изложил широко признанное затем положение, что «рана огнестрельная порохом отравлена и без его искусственного удаления многие осложнения вызывает». Рекомендации по лечению таких ран были очень своеобразными:

«Если кто из ружья ранен и в ране остался порох, то возьми веревку волосяную и проткни ее через рану и протягивай туда и обратно на все лады, и тогда ты добьешься выхода пороха из раны, и рана гноиться не будет».

Известный хирург XVI в. А. Паре (придворный хирург короля Карла IX) решительно выступил против этой концепции. Главное отличие огнестрельной раны он видел в значительном размозжении тканей и исключал отравление ее порохом. Он впервые применил элементы хирургической обработки: «Необходимо, чтобы член хирургического братства при ранении быстро и незамедлительно расширил рану, если только область расположения это позволяет». При ампутациях конечностей Паре делал лигирование сосудов взамен их прижигания.

В XVI в. немецкий хирург (врач-философ) Парацельс отрицал возможность накладывания первичных швов на раны: ... «швы долго держать не могут, они нагнаиваются, после чего останется так, как было раньше (до швов)... От швов могут наступить тяжелые осложнения: гнилостное истечение и болезнь». С самой раной Парацельс рекомендовал обращаться нежно и содержать ее в чистоте. Следует отметить, что уже в это время у русских врачей было отчетливо выражено осторожное отношение к ране. Они для лечения ран применяли различные жировые повязки, для которых заготовлялось и содержалось в аптечке «сало псовое, диких котов, язвецовое, говяжье, медвежье и змеиное». Эти жировые повязки приносили больше пользы, чем методы, о которых было сказано выше.

В первой половине XVIII в. французский военный хирург Лед- ран выступил в пользу активного хирургического лечения огнестрельных ран. Активной техники придерживались также хирурги Дезо и Бильгер. Напротив, английские хирурги во главе с Хантером предпочитали воздерживаться от рассечения ран. Серьезное влияние на развитие военно-полевой хирургии во времена наполеоновских войн оказали известные французские хирурги Перси и Ларрей. Оба эти хирурга были сторонниками рассечения огнестрельных ран.

Новый этап в развитии военно-полевой хирургии в XIX в. связан с Н. И. Пироговым (1810—1881). Отец русской хирургии, он своими трудами заложил научные основы современной военно- полевой хирургии. Создал учение о боевых травмах вообще и об огнестрельных в частности, об общей и местной реакции организма на травму. Многие стороны разработанного им учения актуальны и в наше время. Н. И. Пирогов разработал и обосновал принцип сортировки раненых в зависимости от характера повреждения и необходимости оказания помощи. Гениально простой принцип сортировки применяет во всех армиях мира не только медико-санитарная служба, он взят за основу и ветеринарией.

Впервые в качестве военно-полевого хирурга Н. И. Пирогов оказывал помощь раненым в 1847 г. на Кавказе при осаде аула Салты. Там же впервые при оперировании раненых на войне применил он эфирный наркоз и обосновал необходимость его использования. Введение эфирного наркоза стало началом новой эпохи в военно-полевой хирургии.

Н И. Пирогов первым в истории военной медицины применил гипсовую повязку. Система использования гипса как средства иммобилизации, разработанная Н. И. Пироговым, сохраняет свое значение и в современной военно-полевой хирургии.

Свой богатый научный и организационный опыт Н. И. Пирогов обобщил в известных трудах, являющихся ценнейшим вкладом в науку: «Начало общей военно-полевой хирургии» (1865 г.) и «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии 1877—1878 гг.». По этим классическим трудам училось не одно поколение врачей.

Возникновение антисептики (уничтожение микроорганизмов в ране), связанное с открытием английским хирургом Дж. Листером, применившим в качестве антисептика карболовую кислоту, значительно повлияло на дальнейшее развитие военно-полевой хирургии.

Пользуясь методом Дж. Листера, русский хирург К. К. Рейер начал практиковать ранние активные вмешательства при ранениях, заключавшиеся в рассечении огнестрельных ран, удалении из них инородных тел, костных осколков и рациональном дренировании. В этих операциях К. К. Рейера заложена идея первичной хирургической обработки ран.

Опыт русско-турецкой войны (1877—1878 гг.) позволил Н. И. Пирогову «стать на путь признания важности первичных вмешательств под покровом антисептики» (В. А. Оппель).

К противоположным выводам пришел другой участник русско- турецкой войны Э. Бергман. Он утверждал, что огнестрельные раны практически стерильны и поэтому активные хирургические вмешательства при свежих ранениях необходимы только при специальных показаниях (например, с целью остановки кровотечения). Концепция Э. Бергмана получила большое распространение, а развитие асептики усилило это консервативное направление в военно-полевой хирургии. Главную задачу при оказании помощи раненым хирурги усматривали прежде всего в защите раны от вторичной инфекции. Господство консервативного принципа в военно-полевой хирургии в период мировой войны 1914—1918 гг. привело к огромному распространению раневой инфекции среди раненых.

На смену старому положению Э. Бергмана пришло признание того, что все огнестрельные раны уже первично (в момент ранения) загрязнены микробами. Этот тезис у нас в стране впервые выдвинул Н. Н. Петров. В последующем начались поиски новых, более действенных методов борьбы с инфекцией. Наряду с применением различных антисептических средств, начиная с 1915 г. стали применять первичную хирургическую обработку ран. Преимущественно она заключалась в более или менее широком рассечении раны, удалении доступных инородных тел и рациональном ее дренировании с применением различных антисептических средств. Цель такой операции — создание условий для наиболее благоприятного исхода неизбежно возникающего осложнения ран.

Основоположником ветеринарной военно-полевой хирургии по праву считается С. С. Евсеенко. Окончив в 1875 г. ветеринарное отделение Петербургской медико-хирургической академии, он в должности ветеринарного врача конно-артиллерийской батареи участвовал в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Здесь С. С. Евсеенко, проявив блестящие способности организатора, впервые наладил этапное лечение раненых и больных лошадей и изучил морфологию огнестрельных ран. Обобщением опыта русско-турецкой войны явилась его магистерская диссертация «Огнестрельные ранения костей» и первый в мировой науке учебник «Курс полевой военно-ветеринарной хирургии» (1890 г.).

После Октябрьской революции 1917 г. ветеринарная хирургия в нашей стране продолжала развиваться. Вопросами военно-полевой хирургии занимались ведущие ветеринарные хирурги. Этому в значительной мере способствовало открытие вначале военного отделения при Казанском ветеринарном институте (1925 г.), а затем и военно-ветеринарного факультета при Московском зооветин- ституте (1929 г.), который в 1938 г. был реорганизован в Военно- ветеринарную академию. В 1934 г. Постников и А. А. Веллер написали руководство «Краткий курс полевой военно-ветеринарной хирургии».

Большим испытанием явилась Великая Отечественная война 1941 —1945 гг. Неоценимый вклад в развитие военно-полевой ветеринарной хирургии внесли военные ветеринарные врачи, участники Великой Отечественной войны: Д. И. Медведев, И. Е. Пова- женко, И. И. Магда, А. А. Веллер, Г. В. Дегтярев, М. В. Плахотин, П. Ф. Терехов, П. Ф. Симбирцев и многие другие.

Задачи российской военно-полевой ветеринарной хирургии. Лечение ран, в том числе огнестрельных, и раневой инфекции — одна из узловых проблем военно-ветеринарной хирургии. В медицинской практике этой проблеме посвящено большое количество публикаций, но в них очень мало уделяется внимания активной коррекции разнообразных морфофункциональных нарушений, возникающих в окружающих огнестрельную рану тканях и различных системах жизнеобеспечения организма. В еще меньшей степени эта проблема отражена в научных публикациях по ветеринарной медицине.

Задача современной ветеринарии и, в частности, военно-полевой хирургии — разработать такие способы и средства воздействия на организм животного, которые способствовали бы профилактике инфекционных осложнений в раневом процессе, быстрейшей нормализации обмена веществ, сокращению сроков регенеративно-восстановительных процессов в организме травмированного животного.

Для решения этой задачи необходимы дальнейшие экспериментальные исследования, направленные:

на сравнительную оценку продолжительности и терапевтической эффективности различных способов лечения огнестрельных ран;

на разработку и апробацию средств физического воздействия для лечения огнестрельных ранений собак и лошадей с использованием магнитно-лазерного излучения;

на изучение влияния различных способов лечения огнестрельных ранений на динамику клинико-физиологических, гематологических и гистоморфологических показателей;

на разработку технологии и апробацию новых комплексных методов терапии комбинированных радиационно-механических, микстовых поражений и огнестрельных ранений у войсковых и продовольственных животных.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >