Понятие «миграция населения» и основные показатели механического движения населения

Среди демографических процессов, отражающих количественную динамику распределения по территории Земли вида Homo sapiens, заметную роль играет механическое движение населения или миграция. Непосредственно не влияя на количественные характеристики народонаселения нашей планеты в целом, миграция имеет важное значение для формирования и трансформации населения отдельных регионов Земли. В отдельные исторические периоды в различных регионах мира миграционные процессы влияли на количественные и качественные изменения структуры населения в большей степени, чем показатели естественного движения населения (рождаемость, смертность).

Подсчитано, что в 1990-е гг. в Европе (включая Россию) именно миграции обеспечивали 87% общего прироста населения, тогда как естественный прирост — всего 13%. В Северной Америке аналогичное соотношение составляло 33 : 66, в Австралии и Океании 17 : 83, а в Африке, Азии и Латинской Америке миграции, напротив, приводили к убыли населения, которая компенсировалась естественным приростом.

Как и другие демографические процессы, миграция населения имеет в своей основе как биологическую, так и социальную подоплеку, что позволяет говорить о возможности целенаправленного воздействия на нее со стороны государства и общества.

В дословном переводе с латинского migratio означает «переселение», «перемещение». Однако современное значение этого термина значительно шире. Его применяют для обозначения социальных явлений, неоднозначных по своему характеру, последствиям и обуславливающим факторам. Встречаются несколько подходов к определению миграции населения, которые можно свести к двум вариантам. В наиболее широком смысле под миграцией понимается любое перемещение людей по территории, в узком смысле — миграцией считается лишь то перемещение, которое связано с переменой места жительства. В демографии, статистике народонаселения и большинстве других научных дисциплин, как правило, используется второй вариант.

Миграция населения — перемещение людей (мигрантов) через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее длительное время.

В случае пересечения мигрантом государственных границ миграция считается внешней. Выезд в другую страну для постоянного проживания называется эмиграцией, въезд на жительство из другого государства - иммиграцией. Миграционные передвижения в пределах территории того или иного государства являются внутренними'.

Любой миграционный поток имеет две стороны — выбытие и прибытие населения. Количественная разница между этими двумя сторонами миграции составляет миграционный прирост (МП) (или сальдо миграции1 [1] [2]). Значение данного показателя может быть как положительным, так и отрицательным:

где II — количество прибывших на рассматриваемую территорию за единицу времени, В — количество выбывших за тот же временной период.

Общая сумма прибытий и выбытий на какой-либо территории за определенный промежуток времени называется миграционным оборотом или

валовой миграцией (ВМ), показывающей абсолютное количество мигрантов:

Кроме абсолютных показателей, характеризующих миграцию населения, в демографических исследованиях используются и относительные показатели, исчисляемые в процентах или промилле, — так называемые коэффициенты миграции. Их использование необходимо для сравнения влияния миграционных процессов на население в регионах с различной численностью жителей. При изучении и анализе миграционных процессов учитывают такие показатели, как интенсивность миграции, эффективность миграции, результативность миграции, рассчитываемые как относительные показатели и измеряемые с помощью соответственных коэффициентов.

Так, коэффициент миграционного прироста (КМП) рассчитывается как отношение миграционного прироста за год к средней за этот же период численности населения рассматриваемой территории и обычно указывается в расчете на 1000 жителей, т.е в промилле[3]:

где МП — абсолютное значение миграционного прироста населения за рассматриваемый временной период[4], Р — средняя численность населения территории в рассматриваемый период.

Аналогичным образом рассчитывается и коэффициент интенсивности миграционного оборота (КИМО):

Коэффициент эффективности миграции (КЭМ) представляет собой отношение сальдо миграции к миграционному обороту:

Коэффициент результативности миграции (КРМ) рассчитывается как отношение количества выбывших к количеству прибывших (или в расчете на 1000 прибывших) на данную территорию:

Существуют и другие расчетные относительные показатели, применяемые при анализе миграции населения. Все они основаны на сопоставлении абсолютных показателей миграции (прибытий, выбытий, миграционного прироста и валовой миграции) с населением территории, на которой происходят миграционные процессы.

4.2. Государственная политика в сфере внешней миграции

Внешняя миграция (эмиграция и иммиграция) в большей степени, чем внутренняя, поддается регулированию со стороны государства. Это обусловлено тем, что государство контролирует свои границы и устанавливает порядок их пересечения.

Попытки управления миграционными процессами, особенно иммиграцией и эмиграцией, предпринимались с древних времен. Одним из первых литературных источников, зафиксировавших факт таких управляемых государством миграционных потоков, является Библия, рассказывающая о решении вавилонского царя Навуходоносора переселить население Иудеи в междуречье Тигра и Евфрата.

Но мотивы государственной политики в области миграции населения и, соответственно, сама государственная политика в данной сфере могут существенно различаться.

Эмиграция. Первый и наиболее распространенный вариант отношения властей к эмиграции — это поощрение выезда соотечественников за пределы государства. При этом мотивация такой политики может быть различной. С одной стороны, эмиграция рассматривается как способ приращения территории государства. Так было в России в XVI—XIX вв., в Великобритании и Франции в XVII—XX вв., в США в XVIII—XIX вв. и ряде других государств, прираставших за счет колониальных захватов и освоения новых земель. Часто присоединению новых земель предшествовало их заселение выходцами из метрополии. Так происходило заселение европейскими колонистами Среднего и Дальнего Запада Северной Америки и включение этих территорий в состав США.

Эмиграция поощрялась государством и тогда, когда власть стремилась избавиться от части своего населения, рассматриваемого, подчас, как нежелательный элемент в складывающейся социальной системе. Так, из России в XVII—XVIII вв. изгонялись старообрядцы, в XIX в. — молокане, духоборы и представители других сект. Аналогичной практики придерживались и власти Англии, где в XVII—XVIII вв. в ходе неоднократных государственных переворотов менялись господствующие идеологические установки, и неугодными властям становились то католики, то баптисты, то представители других религиозных течений или этнических общин (например ирландцы). Именно эти г руппы населения Британских островов составили первый поток переселенцев в английские колонии в Северной Америке. Во Франции с конца XVII в. власти усиленно подталкивали к эмиграции гугенотов, а в Испании после окончания реконкисты (конец XV в.) из страны изгонялись евреи и мавры. Во всех описанных случаях главной причиной, побуждавшей поощрять эмиграцию, является уже не столько желание нарастить территорию государства, сколько необходимость разрешить внутренний конфликт путем вытеснения нелояльного властям населения.

Эмиграция может рассматриваться и как наказание. С глубокой древности изгнание из племени приравнивалось к смертной казни, так как считалось, что вне своей общины человек выжить не может. Такое отношение к эмиграции существовало и в античном мире. В Древней Греции изгнание рассматривалось как наиболее тяжелое наказание, которое можно было заменить лишь добровольным самоубийством. Так, известный философ Сократ, осужденный к изгнанию из Афин, выбрал яд как более легкую альтернативу принудительной эмиграции. Рудименты такого отношения государства к эмиграции дошли и до нового времени. Хрестоматийным примером стало заселение Австралии каторжниками из Англии. Как наказание рассматривали эмиграцию в отдельные периоды и в Советском Союзе, и в ряде других тоталитарных государств.

Но государство не всегда поощряет эмиграцию по тем или иным причинам. Иногда эмиграция рассматривается властями как крайне нежелательное явление. Ограничение эмиграции или ее полный запрет существовал во многих государствах с авторитарными и тоталитарными формами правления. Попытки «закрыть» страну как от въезда иностранцев, так и от выезда за рубеж соотечественников предпринимались в различные исторические периоды не только в России/СССР, но и в таких странах, как Япония и Китай. Сегодня в условиях глобализации ограничение эмиграции малоэффективно и присутствует лишь в государствах с наиболее тоталитарными режимами.

Иммиграция. Отношение к иммиграции со стороны государства также бывает неоднозначным и мотивируется различным образом. Часто встречается положительное отношение к иммиграции, рассматриваемой как возможность увеличить количество населения и ускорить экономическое развитие страны. Такое отношение характерно для государств с небольшой плотностью населения и располагающих избытком ресурсов, в частности неосвоенных (или малоосвоенных) земель. Примерами государств, проводивших такую политику поощрения иммиграции, являются США, Канада, Австралия, ряд государств Латинской Америки. С некоторыми оговорками, большинство этих стран и в настоящее время проводит открытую иммиграционную политику, поощряя переселение в свою страну граждан других государств.

Иногда иммиграция рассматривается властями как способ решения актуальных экономических и (или) демографических проблем. Старение населения, сокращение его численности вследствие отрицательного естественного прироста наряду с нежеланием выполнять неквалифицированную и непрестижную работу побуждает некоторые государства активно привлекать иностранцев сначала как временную рабочую силу, а потом и как новых постоянных жителей. Прежде всего, это касается государств Западной Европы, где уже в 1950-е гг. началась активная межгосударственная миграция, вызванная неравными темпами социально-экономического развития государств. Экономический бум в Западной Германии и отчасти во Франции привел к массовому привлечению иностранных работников («гастарбайтеров») сначала из государств Южной Европы (Италия, Испания, Португалия, Греция), а затем из Турции и ряда арабских стран. В определенной степени, подобная ситуация наблюдается сегодня и в России, где основными поставщиками как временной рабочей силы, так и иммигрантов, прибывающих на постоянное жительство, являются государства СНГ.

Особым случаем иммиграции и отношения к ней со стороны принимающего государства является ситуация, когда иммигрант рассматривается как лицо, претендующее на получение политического убежища. Предоставление убежища иностранцу имеет столь же длительную историю, как и изгнание (эмиграция) соотечественников. Так, великий полководец древности Ганнибал Барка, изгнанный по требованию Рима из родного Карфагена, нашел убежище у сирийского царя Антиоха (II в. до н.э.); французские дворяне, бежавшие из страны после революции 1789 г., получили убежище в Англии и России; проигравшие в Гражданской войне в России 1918—1920 гг. сторонники Белого движения обосновались во Франции, Германии, Чехословакии, Югославии. Часто предоставление убежища имело массовый характер и спасало от геноцида целые народы. (Примеры: калмыки, бежавшие из Западной Монголии в середине XVII в. и нашедшие убежище в России, на нижней Волге; болгары, сербы и греки, переселившиеся в российское Причерноморье в XVIII—XIX вв., спасаясь от турецкого гнета.)

Часто государства ограничивают или вообще запрещают иммиграцию, считая ее вредной и опасной. Иногда опасность видят в «дурном влиянии» на умы своих граждан и (или) в экономической конкуренции. Именно данные обстоятельства являлись причиной запрета на въезд европейцев в Японию и Китай до середины XIX в. и иммиграцию евреев во многих государствах средневековой Европы. Другой мотивацией ограничения иммиграции в ряде государств было (и остается) опасение раствориться среди пришельцев, стать этническим (религиозным) меньшинством на своей земле. Очень часто такая угроза бывает вполне обоснованной, гак как в истории зафиксировано немало случаев, когда «пришельцы», численно окрепнув, становились «хозяевами» со всеми вытекающими для коренного населения последствиями.

Нередко посредством отселения «нежелательного» населения и заселения освободившейся территории «своими» лояльными властям гражданами государства решали внешнеполитические проблемы. Так, закрепление за государством земель, приобретенных в результате войн, посредством изменения этнического состава населения было распространенной практикой на протяжении всей истории человечества (пример: североамериканские индейцы и европейские колонисты; политика Османской Порты на Балканах в XV—XIX вв., территориальный передел в Европе накануне и после окончания Второй мировой войны и т.д.).

В настоящее время большинство государств мира отказалось от создания ограничений в вопросах эмиграции, не препятствуя выезду своих граждан за рубеж. В то же время все государства мира проводят избирательную политику в отношении иммиграции, определяя порядок и условия допуска на свою территорию граждан других государств. Поэтому, говоря о политике в сфере внешней миграции, следует иметь в виду политику в области иммиграции, или иммиграционную политику.

Сегодня иммиграционная политика в мире по содержанию и формам ее реализации так же разнообразна, как и история тех государств, в которых она проводится. Поэтому все попытки разработать единую модель оптимального управления миграционными процессами, которая была бы применима для любой страны, обречены на провал. Так, несмотря на усложнение процедуры въезда, во многих странах Западной Европы в 90-х гг. XX — первом десятилетии XXI в. численность иностранного населения неуклонно увеличивалась (табл. 4.1).

Таблица 4.1

Иностранное население стран Западной Европы1

Государство

Иностранное население, млн чел.

Доля иностранцев в общей численности населения, %

1990

2000

2010

1990

2000

2010

Германия

4,8

7,3

10,8

6,1

8,9

13,2

Великобритания

2,4

2,3

6,4

4,3

3,9

10,3

Франция

3,6

3,3

6,8

6,3

5,6

10,8

Италия

0,4

1,3

4,5

0,7

2,2

7,4

Испания

0,4

0,9

5,7

1,0

2,3

12,1

Нидерланды

0,6

0,7

1,7

4,3

4,2

10,5

Бельгия

0,9

0,9

1,0

8,9

8,3

9,1

Люксембург

0,1

0,2

0,2

28,7

35,6

35,2

Португалия

0,1

0,2

0,9

1,0

1,8

8,6

Ирландия

0,1

0,1

0,9

2,3

3,0

19,6

Швейцария

1,1

1,4

1,8

16,0

19,4

23,2

Австрия

0,5

0,7

1,3

6,6

8,9

15,6

Швеция

0,5

0,5

1,3

5,3

5,6

14,1

Дания

0,2

0,3

0,5

2,9

4,8

8,8

Норвегия

0,1

0,2

0,5

3,3

4,0

9,5

Финляндия

0,0

0,1

0,2

0,4

1,6

4,2

Греция

0,4

0,8

1,2

4,4

7,0

10,1

Итого по 17 странам Европы

16,2

21,2

45,7

4,3

5,5

11,1

В правовом отношении международных мигрантов подразделяют на легальных и нелегальных. Нелегальными иммигрантами называют лиц, въехавших в другую страну незаконно, без соответствующего разрешения, или утративших право на пребывание в стране въезда через определенный период времени. Со второй половины 1970-х гг. в мире наблюдается быстрый рост численности нелегальных мигрантов. В середине 1990-х гг. общая численность нелегальных иммигрантов в мире оценивалась в 30 млн человек, в конце первого десятилетия текущего столетия их количество [5]

выросло до 50 млн. Интерес принимающих государств в данном случае заключается в том, что они получают дополнительный источник самых дешевых трудовых ресурсов, в то время как отправляющие страны рассчитывают на трудоустройство хотя бы части своих безработных и на получение дополнительных доходов (от денежных переводов мигрантов) в государственную казну. Рост нелегальной миграции в последние десятилетия отражает все более резкое деление современного мира на богатые и бедные страны.

Как и миграции в целом, внешние миграции имеют несколько основных причин. Главной из них была и остается экономическая причина, т.е. естественное желание людей найти себе более высокооплачиваемую работу. В основе таких миграций лежит действие объективных экономических законов, на них влияет неравномерный характер мирового социально-экономического развития.

Именно трудовая миграция, обусловленная поисками нового места приложения труда за пределами своей страны, играет сегодня ведущую роль в мировых миграционных процессах. Не всегда международная трудовая миграция ведет к переселению в другую страну на постоянной основе — значительная часть трудовых мигрантов («гастарбайтеров») переезжает в другие страны на ограниченный срок, обусловленный продолжительностью трудового контракта.

Тем не менее со второй половины XX в. масштабы трудовой миграции постоянно возрастают, способствуя вовлечению в мировой миграционный круговорот рабочей силы из все большего числа стран. Еще в 1960 г. общее количество трудовых мигрантов в мире лишь немногим превышало 3 млн человек, а в середине 1990-х гг. оно превысило уже 35 млн человек. Только в 14 странах Западной Европы в конце прошлого века официально трудилось 8 млн иностранных работников. Поскольку же на каждого труженика-мигранта приходится примерно по три иждивенца, это число нужно увеличить по крайней мере в четыре раза. Главная причина трудовых миграций — очень большие различия в обеспеченности стран трудовыми ресурсами и в оплате труда. Рабочая сила мигрирует в основном из трудоизбыточных стран с высокой безработицей и низкой заработной платой в страны с дефицитом трудовых ресурсов и высокой заработной платой. В 2010 г. денежные переводы трудовых мигрантов на родину составили 440 млрд долл. США. Более 2/3 трудовых мигрантов — выходцы из развивающихся стран, которые ищут работу в развитых странах Запада. Крупнейшими поставщиками рабочей силы являются: в Азии — Филиппины, Бангладеш, Китай, Индия, Вьетнам, Индонезия, Пакистан; в Африке — Египет, Нигерия, Марокко; в Латинской Америке — Мексика, Колумбия, Гаити, Сальвадор. Обычно это работники, выполняющие малооплачиваемую и неквалифицированную работу.

Наряду с экономическими, внешние миграции нередко вызываются и политическими причинами. Политическая эмиграция в широких масштабах имела место в прошлом в большинстве стран мира и сегодня является одной из наиболее распространенных причин в странах с недемократическими режимами правления.

Преследования и дискриминация по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям является основанием для человека просить убежища в другой стране. На статус беженца могут претендовать и лица, оставившие место жительства вследствие военных действий или природных катастроф и переселившиеся в другую страну.

В конце 2014 г., по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), общая численность беженцев в мире составила 19,5 млн человек.

Но если трудовую иммиграцию, как и предоставление убежища по политическим и иным причинам, государства могут эффективно контролировать, ограничивая приток этих категорий иностранцев, то отказать в переселении по семейным обстоятельствам бывает значительно сложнее. Принцип «воссоединения семьи» (супруги, дети и родители, другие ближайшие родственники) как неотъемлемое право любого человека, признаваемое международными соглашениями, является тем «ключом», который открывает возможность переселения в экономически развитые государства Европы и Северной Америки родственников тех иностранцев, которые уже проживают в этих странах на законных основаниях.

Усиление мировых хозяйственных связей и глобальных миграционных процессов, новые задачи социально-экономического развития и пессимистические демографические прогнозы, угроза терроризма стимулируют правительства многих стран, принимающих иммигрантов, модернизировать иммиграционную политику. Так, на рубеже XX—XXI вв. новые законы об иммиграции и существенные поправки к действующим законам были приняты в Австралии, Канаде, Великобритании, Италии, Нидерландах, Дании, Швеции и ряде других стран. В США после событий 11 сентября 2001 г. была реформирована вся система внутренней безопасности, а вместе с ней и Служба иммиграции и натурализации.

Направления и характер изменений в иммиграционной политике во многом зависят от иммиграционной истории страны. Страны традиционной иммиграции — Австралия, Канада, Новая Зеландия и США — всегда отличались весьма либеральным подходом к иммиграции и до недавнего времени были ориентированы на переселение на постоянное жительство или на долговременное пребывание иностранцев. В этих странах, созданных иммигрантами, постоянно осознавали зависимость экономического роста от притока иммигрантов. Иммиграционная политика в странах Нового Света, как и институты, ответственные за ее реализацию, всегда находились в центре внимания общественности.

Постоянные изменения мировой и национальных экономических систем всегда сопровождались изменениями в иммиграционной политике государств. После завершения «политики открытых дверей» в этих странах были введены квоты для иммигрантов, которые в современных Канаде и Австралии трансформировались в систему планирования численности иммигрантов. В целях увеличения экономической эффективности иммиграции в этих странах были введены специальные системы отбора иммигрантов: система преференций в США (действовала с 1952 до 1990 г.)[6], а также, пожалуй, самая прогрессивная сегодня балльная система отбора, принятая в конце 1960-х в Канаде, а с 1989 г. — в Австралии. Считается, что именно балльная система позволяет покончить с расовой и религиозной дискриминацией в иммиграционных вопросах. При этом, иммиграционная политика стран традиционной иммиграции, особенно США, всегда содействовала процессу воссоединения семей, который, в свою очередь, рассматривался как важный фактор ускоренной интеграции иммигрантов. Кроме того, после Второй мировой войны страны классической иммиграции стали одними из мировых лидеров по приему беженцев.

После окончания Второй мировой войны заинтересованность в иммигрантах стали проявлять и большинство стран Западной Европы. Причем, в отличие от Австралии и государств Северной Америки, международная миграция на европейском континенте развивалась преимущественно в форме временной трудовой миграции. Но после экономического кризиса 1970-х гг. правительства западноевропейских стран начали активно вводить ограничительные меры против иммиграции. Так, во многих странах Европы был наложен прямой запрет на импорт иностранной рабочей силы. Однако, несмотря на значительное сокращение притока иммигрантов, численность иностранного населения европейских стран продолжала расти из-за того, что большая часть иностранных рабочих не вернулась обратно на родину, а показатели рождаемости среди иммигрантов были выше, чем среди «коренного» населения. При этом, продолжались процессы воссоединения семей иммигрантов и приток беженцев. Относительной изоляции иностранного населения от аборигенов Европы способствовал не только значительный этнокультурный разрыв между ними, но и отсутствие эффективных интеграционных программ при сложном и длительном процессе натурализации. Во многих странах (в Германии, Швейцарии) иммигранты, проживавшие там десятки лет, и их дети до сих пор официально рассматриваются как иностранцы.

В то же время по особенностям проводимой иммиграционной политики страны Европы сильно различаются. Так, в Германии, Греции, Италии, Финляндии после окончания Второй мировой войны и до настоящего времени развиты программы репатриации. Правовой основой для этого были соответствующие законы о гражданстве, в которых был учтен так называемый «принцип крови», т.е. этнической принадлежности, независимо от места рождения и проживания. Вместе с тем процессы репатриации в самих этих странах рассматривались часто не как иммиграционные, а как международные перемещения граждан этих государств.

В 1970-х гг. страны Западной и Северной Европы создали для иностранцев из-за пределов Европы основательные пограничные и визовые барьеры. При этом среди европейских государств несколько отличалась иммиграционная политика Франции, которая была ориентирована на быструю интеграцию и ассимиляцию иностранного населения, а также Швейцарии, которая и после 1973 г. не ввела запрет на импорт рабочей силы. В то же время страны Южной Европы и Ирландия только в 1980-х гг. из стран эмиграции превратились в страны иммиграции и сразу столкнулись с неведомыми им до этого проблемами.

Ориентация на временные трудовые перемещения, ограничительная иммиграционная политика, увлеченность борьбой с нелегальной иммиграцией привели к тому, что позитивные последствия от иммиграции для экономики стали стремиться к нулю. В результате, европейские политики с опозданием обнаружили, что их страны явно проигрывают странам Нового света в темпах развития новых технологий, в том числе информационных систем. Одной из причин этого отставания была активная иммиграционная политика США, Канады и Австралии в области привлечения специалистов. Поэтому на рубеже XX и XXI вв. в ряде государств Западной Европы были предприняты усилия, направленные на привлечение квалифицированной рабочей силы из-за рубежа. Первыми среди европейских стран это осознали в Великобритании. В результате новая иммиграционная политика Соединенного Королевства по целям и мерам регулирования притока иностранцев стала приближаться к иммиграционной политике Канады и США. Она стала более либеральной, прежде всего, по отношению к специалистам и студентам. Для этих групп иностранцев значительно ускорилась процедура получения визы. Отдельным категориям квалифицированных специалистов для оформления визы сроком на один год теперь не требуется даже иметь разрешение на работу. Иностранные работники также приобрели возможность в определенных случаях оставаться в Великобритании и на постоянное проживание.

Примером успешного проведения либеральной экономической политики с высоким уровнем инвестиций в высокотехнологичные отрасли в сочетании с увеличением человеческого капитала благодаря иммиграции является Ирландия, рост ВВП в которой в 2000 г. составил 10%. Имидж этой страны как ранее одной из самых отсталых в Европе, в 1990-х гг. был полностью изменен. Определенный прорыв в ограничительной иммиграционной политике произошел в Дании, Норвегии, Нидерландах, где также открылись программы для найма квалифицированной рабочей силы.

Важное значение в развитии иммиграционной политики европейских государств приобрели соглашения, подписанные их руководителями в 1990-е гг. В Шенгенском соглашении (1990 г.) был провозглашен принцип свободы перемещений для граждан стран — участниц соглашений и одновременно определены меры для усиления охраны внешних границ ЕС, развития сотрудничества между органами внутренних дел, подтверждена необходимость проведения единой политики по отношению к лицам, ищущим убежище, и беженцам. В Маастрихтском договоре (1992 г.) в оборот была введена концепция единого европейского гражданства. В данном документе также говорится о том, что правила пресечения границ ЕС гражданами третьих стран, иммиграционная политика и политика по отношению к гражданам третьих стран, в том числе ищущих убежище, является «сферой общих интересов» европейских государств.

В итоге, в 1990-е гг. на территории государств ЕС (а также — в Норвегии, Швейцарии и Исландии) для граждан этих стран был реализован принцип свободы перемещений. При этом страны, входящие в Шенгенскую зону, совместными усилиями вырабатывают общие принципы политики по отношению к лицам, ищущим убежище, визовой политики, пограничного контроля, борьбы против нелегальной миграции и т.д. В целом критерии для предоставления статуса беженцев во всех европейских странах стали не только более строгими, но и унифицированными. Лица, ищущие убежище, не могут теперь подавать многократно прошения в соответствующие инстанции в разных европейских странах. Более жесткой стала и политика в сфере борьбы с нелегальными иммигрантами. При этом все большее внимание правоохранительные органы и законодатели в европейских странах обращают на тех, кто организует или содействует нарушению иммиграционного законодательства на территории стран ЕС, и в особенности на криминальные группы, занимающиеся торговлей людей.

  • [1] Перемещения из одного региона страны в другой называются межрегиональными.
  • [2] Другие названия — «чистая миграция», «нетто-миграция».
  • [3] Часто в статистических сборниках по миграции населения коэффициенты рассчитываются нс на 1000, а на 10 000 человек населения рассматриваемой территории.
  • [4] Обычно — один год.
  • [5] Составлено по: United Nations. Department of Economic and Social Affairs. PopulationDivision. International Migration [Site]. URL: http://www.un.org/en/development/desa/population/migration/data/index.shtml (дата обращения: 22.07.2016).
  • [6] Система преференций в США была ведена с 1952 г. с принятием Закона об иммиграции и гражданстве Уолтера-Маккарена. Современная система преференций введена в действие вместе с Законом об иммиграции 1990 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >