Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Б. Принципы общинной жизни

Суммируем наши наблюдения над жизнью крестьян в русской передельной общине путем реконструкции тех принципов, тех эталонных норм поведения, которые определяли общинный строй жизни.

  • 1. Каждый обязан трудиться и одновременно имеет возможность трудиться, так как община обеспечивает всех взрослых мужчин средствами производства: кто не работает, тот не ест («Хочешь есть калачи, так не сиди на печи»), кто работает, тот ест («Кто не ленив пахать, тот будет богат»), как работаешь, так и живешь («Что потрудимся, то и поедим»).
  • 2. Труд должен быть умеренным («Работа не волк — в лес не убежит»); нельзя работать в воскресенья, церковные и светские праздники.
  • 3. Мир гарантирует (благодаря общинной форме собственности) каждому крестьянину мужского пола получение во временное пользование определенной доли имущества общины, в первую очередь земли, при условии, если он согласится выплачивать падающие на эту землю платежи («На всякую душу Бог зарождает»; «Родись человек — и краюшка хлеба готова»). Крестьянин имеет право на достойное существование, т. е. на минимальный уровень дохода, который обеспечивает община, помещик и государство (царь, коронные власти), а также Бог («На Руси никто с голоду не умирал. За голодного Бог заплатит»).
  • 4. Община обязана помогать крестьянам в кризисных ситуациях, таких как пожар, потеря скота, инвалидность, болезнь, сиротство и т. п.
  • 5. Интересы мира имеют приоритет перед интересами отдельных семей и крестьян («Кто больше мира будет? С миром не поспоришь»; «11а мир и суда нет. Мир один Бог судит»).
  • 6. В общине по всем общественным вопросам должно существовать согласие.
  • 7. Моральный кодекс общины воплощает христианские заповеди, крестьяне обязаны его соблюдать.
  • 8. Крестьяне обязаны поддерживать коллективизм и солидарность («Все за одного и один за всех»).
  • 9. Все патриархи обязаны участвовать в общественных делах, присутствовать на сходах, занимать выборные должности.
  • 10. Между всеми патриархами существует полное равенство в отношении прав и обязанностей, но старики имеют приоритет перед остальными на сходах, в принятии решений, в суде и других общественных делах.
  • 11. Мужчины, не являющиеся патриархами, не участвуют на сходах, не принимают решений, их интересы, как и интересы всех других членов семьи, представляет большак.
  • 12. Женщины не имеют никаких денежных и натуральных обязательств перед общиной и государством, но зато не имеют и никаких прав, в частности, не участвуют в общественном управлении, не имеют доли в общинной собственности и права на земельный надел («Курице не быть петухом, а бабе — мужиком», «Бабе дорога — от печи до порога»).
  • 13. Мир уравнивает крестьян, стремится к тому, чтобы имущественные и другие различия между крестьянами были минимальными, в свою очередь отдельный крестьянин не должен выделяться из общего ряда («Вперед не забегай, а от своих не отставай», «Ни на какое дело не называйся и ни от какого не отказывайся»).
  • 14. Мир имеет право вмешиваться во внутрисемейные и личные дела крестьян, если они вступают в противоречия с обычаем и традициями, нарушают общественный порядок; если хозяйство неисправно платит налоги и вообще неисправно выполняет финансовые обязательства перед общиной, она назначает большаком другого члена того же двора. Человек безусловно подчиняется мирскому решению («Как мир захочет, рассудит, порядит, поставит, позволит, приговорит, положит; мирская воля»).
  • 15. Община в целом и каждый крестьянин в отдельности в своей жизни ориентируются на старину как на образец («Как отцы и деды, так и мы. «Отцы и деды не знали этого, да жили же не хуже нашего»).
  • 16. За отдельным крестьянином признается инициатива («воля») настолько и до тех пор, пока она не нарушает обычая, традиций и интересов мира («Все можно, нельзя только на небо влезть»; «Своя волюшка доводит до горькой долюшки»; «Безобычному человеку с людьми не жить»).
  • 17. Мир является хранителем традиций, правды и справедливости, его решение — глас Божий («Что мир порядил, то Бог рассудил»).

Сформулированные принципы являлись неписаными законами общинной жизни. Не всем в каждый данный момент хотелось в полную меру следовать этим принципам — кому-то они создавали неудобство, служили помехой, были невыгодны. Например, не для каждого хозяйства момент передела был целесообразен, не каждый крестьянин хотел платить за недоимщика и т. п. Сельская община не являлась благотворительным учреждением, а крестьянин при его готовности жертвовать личными интересами во имя общих не был филантропом. Принципы на практике реализовывались в столкновениях, спорах и в борьбе разных групповых интересов. Находились недовольные решениями сходов, случалось, что крестьяне жаловались властям на выборных. Не следует идеализировать общину, а крестьян представлять «аркадскими пастушками». Но все же до 1860-х гг. на сходах спорили люди одного мировоззрения и одной субкультуры о том, как эти принципы конкретно и наилучшим образом воплотить в жизнь.

В целом принципы соответствовали потребностям и интересам большинства крестьян, их пониманию справедливости, а также представлениям о настоящей, доброй христианской жизни, которые утверждала православная церковь в десяти заповедях Закона Божьего. Община согласно первой заповеди требовала от крестьянина полагаться не на себя, а на коллектив и в еще большей степени на бесконечное милосердие Божие. В соответствии со второй заповедью община отрицательно относилась к тому, чтобы крестьянин делал идола из богатства, пищи, власти, гордости или тщеславия. Клятва, данная именем Божьим, имела большое значение во всех делах общины, а нарушение обетов и клятвы рассматривалось в полном согласии с третьей и девятой заповедями как тяжкое преступление и грех. Строгий запрет работать в воскресные и другие праздничные дни и посты находился в гармонии с четвертой заповедью, безусловное требование подчиняться старшим и родителям — с пятой заповедью: почитай отца и матерь свою (не забудем, что царь почитался как отец), строго негативное отношение к супружеской измене — с седьмой заповедью, к убийству и воровству — с седьмой и восьмой, наконец, требование быть довольным тем, что имеешь, — с десятой заповедью. Как видим, община стремилась организовать свою жизнь в соответствии с христианскими заповедями.

При полной реализации принципов формировалась бы идеальная общность, при полном их игнорировании — идеальное общество. Но такие крайности в жизни не встречались. Все реальные общины вместе образовывали длинный ряд от общин со слабым мирским духом до общин с сильным мирским духом. Конкретные общины адаптировались к различным изменяющимся условиям существования, применяя различные методы для достижения своих целей, но в рамках указанных принципов. Словом, социальная жизнь в отдельных общинах была разнообразна, но она не отклонялась существенно от эталонной модели общины, а важнейшие действующие лица этой жизни — крестьяне, государство и помещик— были заинтересованы в том, чтобы отклонения были редкими и незначительными. Эти принципы поддерживали общинный строй жизни, обеспечивали экономическую и социальную стабильность, общественный порядок, личностный характер отношений, консолидировали крестьян в корпорации, которые защищали их права и жизненный уровень от наступления государства и помещиков. Уверенность в том, что завтра будет так же, как сегодня, представляла для крестьянства более значимую ценность, чем движение вперед, обещавшее с большей или меньшей вероятностью, что завтрашний день будет лучше сегодняшнего. Стабильность они ценили выше, чем эффективность, уверенность — выше, чем прогресс, связанный с риском и неустойчивостью: «Лучше синица в руке, чем журавль в небе». Для крестьян экспрессивный порядок жизни (забота о репутации, самоуважении и достоинстве) имел большее значение, чем практический (забота о средствах к существованию). Вот почему число нерабочих дней в 2 раза превышало число рабочих дней (напомним, что в племенных обществах это соотношение составляло 1 к 10).

В 1840-1850-е гг. об общине много спорили славянофилы и западники — представители двух главных течений русской общественной мысли. Общинный строй жизни казался славянофилам воплощением высокого христианского идеала отношений между людьми, удержавшегося только в России и притом только в среде русского крестьянства. Западники резко возражали. В их глазах русская сельская община была лишь запоздалым остатком патриархального быта, подавлявшим индивидуальное развитие, энергию и инициативу, без которых никакая правильная общественная жизнь немыслима. Единогласие, круговая порука представлялись западникам путами, под давлением которых принижалась и умалялась личность. Славянофилы были правы в том, что в середине XIX в. в России община была живым, действующим организмом, удовлетворявшим потребности крестьян и соответствовавшим их идеалу общественной организации. 11о они заблуждались, утверждая, что община была уникальным русским институтом. Общинный строй являлся типичной формой организации общественной жизни большинства доиндустри- альных обществ Европы, он сохранился в России не в силу своеобразия ее исторического пути, а в силу отставания. Славянофилы переоценивали, а западники недооценивали социальное значение и совершенство общины как общественной организации. Славянофилы идеализировали общину, западники переоценивали уровень развития русского крестьянства, для которого община еще отнюдь не была, как полагали славянофилы, «остатком варварских времен».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы