Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Б. Роль Боярской думы, Земского собора и Освященного собора

В XVII в. в государственном управлении с государем соучаствовали Боярская дума, Земский собор. Освященный собор во главе с патриархом и общество, не исключая народа. Какую роль выполнял каждый из субъектов управления?

Дума являлась прежде всего законодательным органом наряду с царем и под его эгидой. Источником многих законов являлись приговоры царя, вынесенные вместе с Боярской думой. По всем важным правотворческим вопросам также имелись приговоры Думы, в то время как по менее важным вопросам издавались указы царя без ее приговоров. Дума была высшей после царя судебной и апелляционной инстанцией, ряд судебных дел находился в полной ее компетенции. В этих своих функциях Боярская дума выступала как небюрократический орган, ограничивавший власть царя.

Численность думы на протяжении XVII в. росла: в 1613 г. — 29 человек, в 1675 г. — 66, в 1682 г. — 131. Среди ее членов были бояре (соответственно 19, 23 и 66 человек), думные дворяне и думные дьяки. Главная роль принадлежала боярам, многие из которых являлись потомками удельных князей, чьи земли были присоединены к Московскому княжеству. Бояре смотрели на себя как на владетелей Русской земли. Только их предки правили Русской землей по частям и в одиночку, а теперь потомки их, собравшись в Москве в Боярской думе, стали править всем государством и все вместе. В руках бояр находилось центральное и местное управление, самая титулованная часть составляла Боярскую думу. Все существенные дела в XVII в. решались «по боярскому приговору и указу Государя», т. е. царь приказывал рассмотреть или решить тот или иной вопрос, а бояре вырабатывали и принимали конкретное решение. Для утверждения решения думы требовалось единогласие. Отношения царя и думы определялись не законом, а обычаем и традицией; важное значение имели фактическое соотношение сил между царем и думой, состояние страны, личность государя. Поскольку значимость этих факторов изменялась, то и значение Боярской думы то поднималось, то уменьшалось. В

XVI-XVII вв. государь без Думы и Дума без государя, с точки зрения людей того времени, были одинаково ненормальными явлениями. Бояре не только делили с царем государственные заботы, но и участвовали вместе с ним во всех обыденных актах его жизни — ходили в церковь, обедали и т. д.

Власть государя ограничивалась и другим институтом — местничеством. Этот институт гарантировал боярам, а также в значительной мере двум другим «чинам» — служилым людям по отечеству (дворянам) и гостям (богатым купцам) — право занимать место в служебной иерархии соответственно их происхождению, благородности, знатности и чину их предков, что вместе входило в понятие «честь». Предложение занять место в служебной иерархии, не соответствующее «чести», рассматривалось как величайшее оскорбление. До отмены в 1682 г. местничество ограничивало государя в служебных назначениях и защищало элиту от его произвола.

В наиболее важных моментах жизни государства деятельность Боярской думы дополнялась земскими соборами, которые имели столь же важное значение, как и Дума, только временно, на момент работы соборов. Земский собор включал в свой состав царя. Освященный собор (собрание высших церковных иерархов), а также «выборных». Последние представляли служебные разряды населения, так как сословия в то время еще не существовали, и местности. Присутствие государственных крестьян зафиксировано только на двух из 57 земских соборов. Но выборные от посадских (городских налогоплательщиков) представляли отчасти и интересы крестьян, поскольку посадские по своим занятиям мало отличались от крестьян (те и другие занимались главным образом земледелием), а по своим личным правам — от государственных крестьян. На соборах редко были представлены все разряды населения и все местности. Но согласно представлениям людей того времени, собор был законным тогда, когда в достаточной мере представлял мысль и волю земли. Выборные либо избирались самим населением, либо, когда население проявляло равнодушие и абсентеизм, назначались воеводами из числа наиболее состоятельных и влиятельных лиц. В первом случае составлялись письменный акт избрания и инструкция — «наказ» избирателей.

Права земских соборов определялись обычаем и традицией. Соборы созывались по инициативе царя или самими «чинами» в междуцарствие. Регулярности в их созыве не было, всего за вторую половину XVI-XVII в. зафиксировано 57 соборов, в том числе 46 — в XVII в. Компетенция земских соборов была широка: избрание или утверждение государей на царство, санкционирование проведения крупных судебных, административных, финансовых и военных реформ, вопросы внешней политики и налоги. Петиции земских соборов имели для государя значение непререкаемого голоса народа и непременно вели к изданию соответствующих узаконений. Несмотря на существенные отличия Земского собора от сословно-представительных учреждений западноевропейских стран, он являлся представительным органом, ограничивавшим власть государя.

На Земских соборах выборные исполняли роль информаторов, консультантов, советников государя, выражали общественное мнение населения, исполняли наблюдательно-контрольную функцию. Русские люди того времени считали: чтобы решение верховной власти было законным и имело силу для всей страны, оно должно было быть публичным. Присутствие представителей народа служило гарантом того, что все — избрание на престол, коронация, составление судебника, объявление войны и т. д.— делалось в соответствии с традицией и при соблюдении положенного ритуала.

Для XVI-XVII вв. вообще было характерно активное участие общества в жизни государева двора. Крестины детей, свадьба, избрание на царство, коронация, именины, похороны происходили в окружении Освященного собора, Боярской думы, выборных от всех чинов из каждого города, а также «черни». Их присутствие являлось требованием ритуала, рассматривалось в качестве необходимого условия законности и действительности происходившего события. Если среди влиятельных лиц в окружении царя существовали серьезные противоречия, то соперничающие партии стремились заручиться поддержкой простого люда столицы и использовали ее в качестве весомого аргумента в политической борьбе. Важная роль земских соборов и выборных в государственном управлении позволяет нам считать, что, по крайней мере, служилые люди и городское население являлись субъектами государственного управления в XVI-XVII вв. Сам факт, что народное одобрение считалось обязательным условием легитимности важнейших государственных событий, показывает, что общество (и народ) считалось субъектом государственного управления. Об этом же свидетельствует и обязательность принесения присяги на верность воцарившемуся царю каждым мужчиной государства.

Субъектами государственного управления являлись также Московский патриарх и Освященный собор — непременный участник всех важных событий в жизни царской семьи, государева двора и страны. Духовенство окружало царя ежедневно и ежечасно, без участия духовенства, отнюдь не формального, царь не начинал ни одного предприятия, не совершал ни одного действия, ни одного важного поступка. Исключительно важную роль выполнял патриарх, о чем говорит сама официальная форма обращения к нему царя, который называл его отцом, что, по понятиям того времени, означало высший авторитет и признание известной зависимости и подчиненности. Патриаршество как система представляло большую силу: оно опиралось на моральный авторитет христианства, стояло во главе могущественной организации — Русской православной церкви, управляло белым духовенством и монастырями, игравшими в социальной и экономической жизни страны важную роль, имело значительные материальные ресурсы (огромный земельный фонд и 12,5 % крестьян), свой двор и служилых людей. Патриарх не являлся слугой или подданным царя, судить его могли только другие патриархи. Другими словами, патриаршество было государством в государстве. Это придавало патриарху как главе церкви громадный общественный и государственный вес. Если патриархом становилась крупная личность, он приобретал значение и вес в государстве, почти не уступающие значению и весу царя, как это случилось с патриархами Филаретом в 1619- 1658 гг. и Никоном в 1651-1658 гг. Оба эти патриарха даже именовались Великими государями, т. е. имели тот же титул, что и сам царь. Хотя царь участвовал в выборе патриарха, решающее слово оставалось за церковными иерархами.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы