Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Всесословная правомерная монархия в пореформенный период

При Александре II, в 1860-1870-е гг., в политическом строе появились новые элементы правового государства. Были созданы всесословные органы местного самоуправления, обладавшие публичной властью, — земства (1864 г.) и городские думы (1870 г.), которым государство передало значительную часть своих полномочий. Подобно тому как почти сто лет назад Екатерина II делегировала часть власти провинциальному дворянству, чтобы отвлечь его от дворцовых переворотов и претензий на участие в высшем управлении, так и Александр II стремился отвлечь общественность от большой политики. Оба случая иллюстрируют общую закономерность: в минуту слабости верховная власть делала заметные уступки в пользу общества, а когда усиливалась, пыталась эти уступки минимизировать. Вследствие отмены крепостного права и дворянских привилегий все население приобрело основные личные (не политические) права. 11о- вый либеральный цензурный устав (1865 г.) при его соблюдении позволял обществу через прессу и гласность осуществлять контроль за администрацией. Университеты получили академическую автономию (1863 г.).

Благодаря введению новых судебных уставов в 1864 г. усилилась роль закона в управлении, произошло окончательное отделение суда от администрации. В добавление к Сенату были созданы в губерниях и уездах органы местной административной юстиции, в состав которых входили представители администрации, суда, прокуратуры, органов местного самоуправления и предводители дворянства. Губернское по земским и городским делам присутствие являлось среди них важнейшим, остальные специализировались на отдельных сферах управления, например присутствия по воинским делам, податные, фабричные и т. п.

Взятые в совокупности новые законы, институты и учреждения способствовали формированию правовой монархии, в которой законодательная власть государя ограничивалась объективным правом — законом, а исполнительная власть государя и центральных коронных учреждений — административным правом, административной юстицией и общественным мнением, власть местных коронных учреждений — административным правом, административной юстицией, органами общественного самоуправления и общественным мнением. В России все более утверждалась легальная форма власти.

Изменениям в государственном строе предшествовали изменения в политических представлениях образованных слоев общества. В 1840- 1860-е гг. значительная его часть приняла либеральную доктрину, сложившуюся в это время на Западе. Согласно ей, общество имеет право и должно участвовать в государственных делах, потому что государь и правительство не справляются и в принципе не могут самостоятельно справиться с функциями управления, а также потому, что общество таким способом может защитить себя от злоупотреблений власти. Общественность все настойчивее начинает высказывать пожелание участвовать в политическом процессе, что и послужило одним из фактор в проведения земской и городовой реформ. Однако дальнейших уступок со стороны верховной власти нужно было добиваться. Диалог проходил медленно и болезненно в значительной мере потому, что русское общество было крайне фрагментарным как в социальном, так и в культурном отношении. Свыше 95 % населения — крестьяне, мещане, рабочие, которые не являлись цензовыми гражданами, проявляли полный политический индифферентизм. Те немногие (5-6 %) граждане, которые получили избирательные права в соответствии с городской и земской реформами, проявляли абсентеизм. Например, в 1870-1880-е гг. в выборах в городские думы принимало участие 12-14 % от числа горожан, получивших избирательные права, в выборах в земства участвовало землевладельцев 19 %, горожан — 21 %, крестьян — 48 % от общего числа лиц данного сословия, получивших избирательные права. Сравнительно высокая активность крестьянства объясняется тем, что выборы от крестьянской курии были многоступенчатыми, и на последнем этапе коронная администрация приняла меры, чтобы обеспечить явку выборщиков на голосование. Русская буржуазия вплоть до первой российской революции вела себя лояльно по отношению к верховной власти, поскольку выросла при ее поддержке. А мизерная по численности либеральная общественность разделялась на десятки политических групп, которые боролись не только с самодержавием, но и друг с другом. При политическом безмолвствовании монархического по убеждениям народа верховная власть, естественно, очень медленно уступала требованиям оппозиционного меньшинства.

Деятельность земств и городских дум способствовала дальнейшему распространению и развитию либеральных взглядов и настроений среди общественности, значительная часть которой считала необходимым создание конститу ции и парламента, чтобы завершить строительство нового государственного здания, начатое реформами 1860-х гг. Дворянские собрания и земства в 1860-е гг. несколько раз обращались к императору с соответствующими петициями, но не нашли у него поддержки. Только в 1881 г. Александр II решился на введение законосовещательного представительного учреждения, одобрив и назначив окончательное рассмотрение в Совете министров 4 марта 1881 г. проект, предложенный министром внутренних дел М.Т. Лорис-Меликовом. Однако 1 марта император был убит. В 1882 г. новый министр внутренних дел Н.П. Игнатьев предпринял последнюю конституционную попытку, но его проект был отвергнут новым императором.

Убийство Александра II задержало формирование представительного учреждения главным образом потому, что революционный терроризм был воспринят Александром III и консервативными правительственными кругами как следствие Великих реформ и как указание на то, что либеральные общественные круги намерены лишить императора всей полноты власти. До тех пор, пока речь шла о частичных уступках: о привлечении общественности к делам управления на местном уровне, об утверждении верховенства закона, об усилении надзора за администрацией со стороны органов административной юстиции, а также общественного мнения и некоторых других — верховная власть шла на уступки общественности, потому что сама была заинтересована в утверждении правомерного характера государственности. Но как только общественность стала требовать создания парламента и конституции, т. е. изменения государственного строя России, отношение к общественности и ее требованиям принципиально изменилось, поскольку парламент и конституция, по мнению трех последних императоров, неминуемо привели бы к распаду империи, которую скрепляло главным образом именно самодержавие. Став императором, Александр III, задолго до убийства своего отца прислушивавшийся к сторонникам самобытного развития России, всерьез задумался над тем, как остановить трансформацию самодержавия в конституционную монархию. Он разделял теорию «народного самодержавия», которая считала допетровскую монархию самой подходящей формой государственности для России. «Народное самодержавие», по мнению ее сторонников, в число которых входили Александр III и Николай II, способно было обеспечить единение царя с народом без посредства представительного учреждения, бюрократии и интеллигенции. Александр III неоднократно заявлял: «Я царь крестьян... Обязан доставлять средства к жизни низшим классам... Я нахожу, что это лучший способ двигать жизненную машину». По-видимому, эти слова отражали внутреннее убеждение императора. Через два года после вступления на престол он полностью отказался от мысли учредить законосовещательный Земский собор.

В 1881 г. было принято «Положение об усиленной и чрезвычайной охране», которое правительство при необходимости могло вводить в действие. В этом случае органы управления какой-либо местности попадали в полную зависимость от коронной администрации и военных властей. Вслед за этим были проведены так называемые контрреформы. Не упразднив учреждений, созданных Великими реформами, контрреформы внесли в их деятельность некоторые изменения, усиливавшие в управлении обществом роль коронной администрации за счет ослабления роли общественного самоуправления. Однако земства и городские думы по-прежнему пользовались достаточной свободой в своей деятельности, так как административный контроль не имел ожидаемого эффекта, а взаимное недоверие органов самоуправления и коронной администрации постоянно сменялось сотрудничеством. Либеральная пресса и либеральное общественное мнение также продолжали существовать и действовать. Консервативный политический курс не изменил ни характер русской государственности, ни главной тенденции ее развития — государство эволюционировало, хотя и медленнее, чем в предшествующее царствование, в сторону конституционной монархии, а общество — в сторону гражданского общества. Правомерный характер коронного управления в принципе поддерживался самодержавием, поскольку оно было в нем заинтересовано.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы