Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Опоры государства: бюрократия и армия

В период империи система государственных учреждений постоянно совершенствовалась. Принципиальные реформы проводились каждые сто лет — в начале XVIII, XIX и XX вв. Во время царствования Петра I деятельность учреждений была поставлена в рамки закона, а сами они были специализированы по функциям. При Александре I вследствие создания Государственного совета — государственного органа, который специально занимался вопросами государственного права, в России был реализован принцип разделения властей, так как с этого времени в стране действовала достаточно стройная система государственных учреждений, обособленных по функциям: Государственному совету принадлежала законодательная, точнее, законосовещательная власть, министерствам — исполнительная, Сенату' — контролирующая, судам — судебная; верховная власть объединяла и координировала все ветви власти. Наконец, благодаря судебной реформе 1864 г. и учреждению парламента в 1906 г. законодательная, исполнительная и судебная власти были окончательно разделены, а деятельность государственных учреждений ставилась в рамки законов, творимых представительным учреждением.

Одновременно с реорганизацией государственного аппарата происходило изменение численности чиновников — совокупности профессионалов, находившихся на государственной службе и занятых непосредственно государственным управлением (табл. XI. 1).

Таблица XI. I

Численность и социальный состав чиновничества России без Польши и Финляндии в XVII - начале XX в.

Показатель

1690-е

1755

1796

1857

1880

1897

1913

Всего чиновников, тыс.

4.66

12.0

21,3

119,3

129.0

144.5

252.9

Население, млн

12,0

21.1

37,4

59,3

92.1

116.2

155.4

Число чиновников на 1 тыс. человек населения

0.39

0,57

0,57

2,01

1.40

1,24

1,63

Общая численность чиновников в России с конца XVII в. до 1913 г. увеличилась с 4,7 тыс. до 252,9 тыс., или почти в 54 раза. Рост получается скромнее при учете изменения численности населения страны. В первой половине XVIII в. бюрократия росла быстрее, чем население, в 1,5 раза, в первой половине XIX в. — в 3,5 раза, и только в царствование Екатерины II число чиновников увеличилось пропорционально росту населения. Во второй половине XIX в., наоборот, население в 1,1-1,4 раза увеличивалось быстрее, чем бюрократия. В начале XX в. число чиновников снова росло в 1,3 быстрее, чем численность населения.

Таким образом, относительная численность чиновников увеличивалась в первой половине XVIII в., в первой половине XIX в. и в начале XX в. и уменьшалась во второй половине XVIII в. и второй половине XIX в. Очевидно, что возрастание числа чиновников относительно населения служило признаком усиления государственного аппарата и его роли в управлении, а сокращение бюрократии — признаком ослабления участия в управлении страной. В XVIII-первой половине XIX в. вследствие общей бюрократизации сисемы управления, усиления крепостного режима и роста напряженности в отношениях между помещиками и крестьянами верховная власть нуждалось в сильном аппарате принуждения и контроля, что, помимо европеизации, служило дополнительным стимулом к усилению государственного аппарата. В результате отмены крепостного права и развития системы самоуправления в городе и деревне потребность государства в контроле над населением ослабла. Соответственно сфера сугубо бюрократических методов управления в губерниях и уездах сузилась, а сфера общественного самоуправления увеличилась. Параллельно снижению относительной численности коронной бюрократии увеличивалась численность работников выборной администрации в органах общественного самоуправления. Земская реформа 1864 г. ввела орган общественного самоуправления, не имевший аналогов в дореформенное время. К 1880 г. в земствах 34 губерний и городских думах 50 губерний Европейской России было занято около 140 тыс. человек, т. е. на 11 тыс. больше, чем в коронной администрации всей империи. Кроме того, в самоуправлении крестьян на волостном и общинном уровнях было занято около 180 тыс. Отсюда следует, что в начале 1880-х гг. управление повседневной жизнью являлось в большей степени прерогативой самого общества, чем государства.

Более заметное увеличение численности чиновников в 1880-1897 гг.

находилось в связи с попытками самодержавия укрепить роль государства в системе управления. Контрреформы, борьба с общественностью и революционным движением, расширение казенного хозяйства требовали усиления бюрократического аппарата и особенно полиции, численность которой обгоняла даже численность чиновников. Эти попытки были тщетны, потому что численность служащих во всех органах общественного управления возрастала еще быстрее. В 1912 г. на общественной земской службе находилось около 85 тыс., на городской — 110 тыс. человек, в мирском самоуправлении крестьян — до 300 тыс., в коронном управлении — менее 253 тыс.

Таким образом, только до реформ 1860-х гг. сфера деятельности бюрократии расширялась и соответственно роль государства в управлении обществом систематически увеличивалась. После завершения реформ, наоборот, сфера деятельности общественности и ее роль в управлении обществом стала непрерывно расти. Традиционное представление о всевластии российской бюрократии и вообще о сверхуправлении или пере- управлении страной не соответствует реальности. Сравнение данных о численности чиновников в России и западноевропейских странах это подтверждает. На тысячу человек населения в середине XIX в. в России приходилось 2 чиновника, в Британии — 4,1, во Франции — 4,8, в 1910 г. на тысячу человек населения на государственной и общественной службе было занято чиновников: в России — 6,2, в Англии — 7,3, во Франции 17,6. в Германии — 12,6, в США — 11,3. Россия уступала западноевропейским странам по числу как чиновников, так и общественных служащих.

В течение имперского периода происходили важные изменения в составе, образовании, квалификации и других характеристиках чиновников, что постепенно трансформировало физиономию русской бюрократии. Во-первых, иерархическая организация чиновничества, строгая регламентация и полная зависимость от государства превратили бюрократию в могущественное и в то же время послушное орудие верховной власти, предназначенное для достижения целей последней. Во-вторых, коронное управление все более ставилось в рамки закона и четкой инструкции, подчинялось бюрократической дисциплине. В-третьих, в царствование Екатерины II бюрократия попала под воздействие общественного мнения, которое выражалось различными способами, в том числе и через прессу. В результате Великих реформ деятельность коронной администрации находилась также под контролем со стороны местного общества и органов общественного самоуправления; с 1906 г. — под контролем Государственной думы.

Армия являлась второй важнейшей опорой государства. До XVIII в. главная ее сила заключалась в дворянском ополчении. Петр I создал регулярную, замкнутую, профессиональную армию. В XVII 1-начале XX в. абсолютная и относительная численность военнослужащих изменялась примерно так же, как численность чиновников: в абсолютном выражении росла и относительно населения до середины XIX в. имела тенденцию к росту, а затем к снижению (табл. XI.2).

Таблица XI.2

Численность регулярной армии в 1680 1913 гг.

1680

1725

1764

1801

1850

1897

1913

Численность армии, тыс.

I64

2I0

226

379

1118

1133

1320

Численность населения, млн.

Ю.2

I6.0

23.7

38.8

57.1

125.7

159.0

Число военных, %

1.61

1.31

0.95

0.98

1.96

0.90

0.83

Солдатами в армии были крестьяне и мещане, офицерами —дворяне. Регулярная, профессиональная армия являлась послушным орудием в руках государства и делала его самостоятельным и независимым от всех социальных групп населения. В 1874 г. была введена всесословная воинская повинность, служба стала краткосрочной, офицерство пополнилось разночинцами, что имело далеко идущие последствия: армия намного теснее, чем прежде, стала связана с обществом и меньше с императором, вследствие этого она освободилась от его безусловной власти и могла успешно выполнять только задачи, которые были понятны офицерам и солдатам. Итак, с точки зрения комплектования и численности значение армии как силы, поддерживавшей верховную власть, в крепостную эпоху повышалось, а в пореформенное время — снижалось.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы