Членимость слова. Степени членимости основ

Между членимыми и нечленимыми основами существует немало переходных типов. Определение степени членимости основы — сложная проблема, которая может решаться но-разному.

Научная дискуссия

В 1940-е гг. развернулась дискуссия о членимости слов в русском языке, получившая шутливое название «спор о буженине». Начало дискуссии положил Г. О. Винокур статьей «Заметки по русскому словообразованию», где он сформулировал правило членения основ: «...если по выделении из состава какой-нибудь основы известного звукового комплекса в остатке получится звуковой комплекс, не обладающий каким-нибудь значением, представляющий собой пустое звукосочетание, то выделение произведено неправильно...» В соответствии с этим правилом «...в слове буженина нет суффикса -ин-, обозначающего мясо, потому что понятие мяса здесь обозначено слово буженина как целым. Между тем в словах конина, с винила, осетрина, лососина и других соответственных комплекс -ин- означает не просто мясо, а непременно мясо того животного, которое названо в первичной основе. Такую функцию нельзя приписать комплексу -ин- в слове буженина по той простой причине, что нет такого животного, которое обозначалось бы в русском языке комплексом бужен»[1].

С Винокуром полемизировал А. И. Смирницкий в статье «Некоторые замечания о принципах морфологического анализа основ» (1948). Он считал, что при членении слов нужно исходить из равноправия морфем и учитывать реально существующие в языке аффиксы. По мнению Смирницкого, корни, как и аффиксы, могут быть уникальными, а -ин в словах смородина и малина не «пустое звукосочетание», а суффикс со значением ‘ягода’. Корневые морфемы в рассматриваемых словах также значимы. В них заключены дифференцирующие семы, показывающие не только различие между данными ягодами, но и их отличие от других ягод вообще. Таким образом, слова типа буженина, смородина являются членимыми[2] [3] [4].

В морфемике с течением времени победила вторая точка зрения, и перед лингвистами встал вопрос о классификации основ по степени чле- нимости. Первым способы определения степени членимости предложил М. В. Панов. При построении типологии членимости основ он учитывал следующие критерии:

  • 1) свободным или связанным является корень;
  • 2) единичный он или регулярный;
  • 3) регулярным или нерегулярным является аффикс;
  • 4) есть ли в языке аффиксы, синонимичные данному;
  • 5) встречаются аффиксы в разных типах основ или имеют ограничения в своем употреблении.

М. В. Панов выделил пять степеней членимости основ.

К первой степени членимости относятся слова, характеризующиеся полной свободной членимостью основы, т.е. входящие в двойной ряд сопоставлений — однокоренных и одноструктурных (принцип А. М. Пешковского):

Подоконник — под-стакан-ник, под-рам-ник и т.д.

окон-ный;

окн-о.

Вторая степень членимости свойственна словам, в основе которых выделяют свободный корень и единичный аффикс, имеющий синонимичные морфемы в языке. Например, поп-ад9[j-a]: уникальный суффикс -ад]- со значением ‘лицо женского пола’ имеет в языке синонимичные регулярные морфемы (учителъ-ниц-а, раб-ын’-а, студент-к-а).

Третья степень членимости присуща словам, в основе которых есть свободный корень и уникальный аффикс, не имеющий в языке синонимичных морфем: стекло — стеки-ярус, почта — почт-амт, маск-арад, патрон- таги.

К четвертой степени членимости относятся слова, в основу которых входит уникальный корень и регулярный аффикс, встречающийся в свободно членимых словах: говяд-ин-а, ср.: олен-ин-а, баран-ин-а и т.п.

Пятая степень членимости присуща словам, имеющим уникальные корни, которые сочетаются с определенным типом аффиксов, не встречающихся в хорошо членимых словах: кал-ип-а, круш-ип-а, мал-ин-а и т.д.

Как видно из рассмотренной классификации, между разными степенями членимости нет жестких границ. Тесно связаны между собой вторая и третья степени, а пятая максимально приближена к четвертой. При этом членимость основ уменьшается по мере увеличения степени их членимости.

Границы между членимыми и нечленимыми основами изменчивы. Такие причины, как выход из употребления тех или иных слов, заимствование иноязычных лексем, могут повлиять на членимость слова. Например, основа в заимствованном слове гравюра первоначально была нечленимой. Появление слов гравёр, гравировать, гравировка способствовало тому, что основа в слове гравюра стала члениться на корень и суффикс. Заимствование слов с компонентом -инг с семантикой опредмеченного действия, например лифтинг, копирайтинг, способствовало тому, что ранее вошедшие в русский язык лексические единицы по аналогии обнаружили тенденцию к членимости (см. данс-инг — ‘место для танцев’, шейп-инг - ‘комплекс физических упражнений’). Изменение степеней членимости произошло и в основах таких слов, как ипподром (в связи с появлением слов космодром, скалодром и др.).

Затрудняет членимость основы наличие в ее структуре асемантических отрезков. Помимо отмеченных выше квазикорней и интерфиксов в структуре слова выделяются субморфы и квазипрефиксы.

Субморфы — это незначимые части слова, по форме (и часто по происхождению) совпадающие с существующими в языке морфемами и выделяемые при сопоставлении с родственными словами. В процессе словопроизводства субморфы усекаются, например: утка —» утиный.

Квазипрефиксы — приставки, утратившие свое значение в ходе развития языка. Например, в слове запах в настоящее время нельзя выделить префикс за-, так как данный квазипрефикс не имеет значения начала или конца действия (ср. за-плакать, за-рубить).

Таким образом, членимость основы — исторически изменчивый процесс. Развитие словарного состава языка (возникновение новых слов, выход из употребления тех или иных лексем) неизбежно оказывает влияние на членимость слова.

  • [1] Винокур Г. О. Избранные работы по русскому языку. С. 421—422.
  • [2] См.: Смирницкий А. И. Некоторые замечания о принципах морфологического ана
  • [3] лиза основ //Доклады и сообщения филологического факультета МГУ. Вып. 5. М., 1948.
  • [4] С. 21-26.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >