Понятие «экстремальная ситуация»

Опасность тем страшней, чем она маловероятней.

Дж. Голсуорси

Экстремальные ситуации как ситуации, выходящие за пределы предшествующего жизненного опыта и требующие от человека принятия значимых решений в крайне ограниченном пространстве времени, могут возникать в любой сфере жизни человека.

Понятие «экстремальная ситуация» использовалось еще в античной философии. Экстремальный (фр. extreme крайний, предельный) рассматривается как «предел существования самой адаптирующейся системы человека, начало ее разрушения»[1]. В Большом энциклопедическом словаре уточняется, что «экстремумы определяют границы существования вещей, выходя за пределы которых, вещи перестают быть самими собой и обретают иное существование»[2]. В психологической науке утвердилось схожее понимание экстремальности. Это понятие обозначает чрезвычайно минимальный или максимальный критерий, который принимает некая величина (внешняя по отношению к личности или внутренняя, психологическая). В психологии важное место занимает анализ поведенческих и физиологических реакций человека на экстремальные ситуации, реакций, которые связаны чаще всего с расстройством эмоциональных, когнитивных процессов и состояний и с поведенческими нарушениями.

В контексте проблематики безопасности рассматривает экстремальную ситуацию И. Л. Баева[3], она предлагает следующее определение. Экстремальная ситуация — это ситуация, актуализирующая потребность в безопасности с одновременной ее блокировкой в удовлетворении. Это психологически опасная ситуация, в результате которой наблюдается перегрузка психофизиологических механизмов отражения; их дезорганизация; блокируется процесс рефлексии; актуализируются витальные потребности при одновременной фрустрации; снижается уровень волевой регуляции; происходит дезорганизация процессов целеполагания и смыслообразова- ния; формируются «рискованные» способы удовлетворения потребностей; подавляется способность к прогнозированию.

Отличием экстремальной ситуации от повседневной становятся неожиданность и подключение к сильнейшему стресс-фактору неопределенности поступающей информации, что затрудняет процесс предвосхищения и управления ситуацией. Человек как бы оказывается позади ситуации, она им руководит, растет эмоциональное и психическое напряжение, и требуется время на подключение мыслительных процессов. Ранее отработанные механизмы поведения оказываются недейственными.

Так, М. А. Кремень и А. П. Герасимчик определяют экстремальную ситуацию как «комплексный раздражитель, возникающий внезапно и требующий двухуровневого ответа:

  • 1) уровень приспособительно-защитных реакций типа ориентировочно- исследовательской деятельности;
  • 2) уровень сложных интеллектуальных реакций, формирующих стратегию поведения и обеспечивающих выбор решений и мобилизацию всех психических процессов и состояний на преодоление»[4].

Таким образом, экстремальность ситуации предполагает чрезмерные, резкие, кризисные, катастрофичные (выходящие за пределы обыденного опыта) перемены в окружающей обстановке (среде), сталкиваясь с которыми, человек переживает запредельные психофизиологические состояния (шок, экстремальный стресс и т.п.) и беззащитность перед угрозой.

Большинством специалистов признается, что понимание экстремальности в психологии неоднозначно. Более того, «любые попытки дать всеобъемлющее определение экстремальной ситуации обречены на провал»[5]. Вероятно, поэтому в зарубежной психологии категория экстремальной ситуации часто замещается другими: «чрезвычайная», «катастрофическая», «стрессовая ситуация», «бедствие». Ближе всего к категории «экстремальная ситуация» в зарубежной психологии понятие «экстремальное событие» (extreme event). В широком смысле данное понятие толкуется как исключительное, редкое событие, которое имеет системный характер и значимые для человека психологические и социальные последствия.

Можно выделить основные признаки экстремального события, отличающие его от ситуации:

  • 1) неожиданность, глобальность, непредсказуемость;
  • 2) ограниченность во времени;
  • 3) невозможность противостоять, отсутствие выбора;
  • 4) судьбоносность или поворотность (человек уже никогда не станет тем, кем он был до экстремального события);
  • 5) способность поражать (потрясать), что влечет за собой трансформацию духовных и мировоззренческих установок;
  • 6) событие может задать вектор развития экстремальной ситуации.

Исходя из данных характеристик, можно предположить, что экстремальная ситуация способна перерасти в экстремальное событие.

Терминологическая путаница прослеживается и в отношении экстремальных и катастрофических ситуаций.

Экстремальная ситуация определяется А. А. Бодалевым как необычная по тяжести, крайняя, как такая ситуация, в которой личность встречается с возможностью катастрофических результатов при нулевом или весьма ограниченном наборе вариантов выхода из нее. При этом немаловажно, что события, которые привели к катастрофе, оцениваются как экстремальные субъективно. Эти события могут быть виртуальными (еще не произошли, но человек уже переживает их как экстремальные)[6]. По мнению А. А. Бодалева, субъективная оценка экстремальной ситуации во многом зависит от установки, которой руководствуется человек, от его эмоционального состояния, активности и продуктивности интеллекта при субъективном и реальном вхождении в ситуацию. Так как психологическая устойчивость у разных людей неодинакова, следовательно, разнообразные по силе ситуации и могут вызвать так называемое «состояние невозможности»[2].

В большинстве исследований подчеркивается, что экстремальными могут быть как отрицательные, так и положительные события. На этом основании М. Ш. Магомед-Эмииов[8] дает несколько трактовок понятия «экстремальная ситуация»: эмпирическую, формально-психологическую, метапсихологическую.

Эмпирически экстремальная ситуация, по мнению автора, толкуется путем определения ситуации как катастрофической, чрезвычайной, травматической, чрезмерной, превышающей ресурсы человека, т.е. выходящей за пределы обыденной жизни. В таком понимании экстремальная ситуация предстает как несчастье, доставляющее человеку страдание, потерю, ущерб, подчеркивается интенсивность воздействия на человека и масштабы бедствия. Магомед-Эминов указывает, что при таком подходе не учитываются событийность ситуации как инцидента; предельные требования к индивиду (смысл ситуации); специфические последствия для личности и окружения (в физической, душевной, социальной, экзистенциальной и духовной сферах); специфика общения и деятельности человека в ситуации (до, во время и после случившегося); феномен трансординарной экзистенциальной транзитное™ (вхождения, пребывания и возвращения из ситуации).

Последствия предельно трудной ситуации могут быть и адаптивными, и выступающими как испытание мужества, стойкости, духовности. Стремление к выживанию, воля являются основными характеристиками экстремальной ситуации. Это ситуация просветления, духовного роста, героизма. В этом смысле, с точки зрения М. Ш. Магомед-Эминова, экстремальную ситуацию можно характеризовать через триаду «страдание — стойкость - трансгрессия»[9]. Негативность экстремальной ситуации сопровождается бедствием (страданием) человека; такая ситуация может быть испытанием (стойкость); становление личности происходит при позитивном повороте экстремальной ситуации. Таким образом, можно выделить три аспекта экстремальности: травма, стойкость и рост, их необходимо учитывать как взаимосвязанные компоненты при анализе экстремальной ситуации. Это и есть триада «расстройство — адаптация — рост» или «страдание — стойкость — трансгрессия». Экстремальная ситуация, в своей сущности, — это ситуация присутствия предельного бытия личности, в том числе возможности собственной невозможности[10].

Формально-психологическое определение экстремальной ситуации может быть дано таким образом:

  • 1) это ситуация стимульная (происходит мобилизация личности на преодоление);
  • 2) реактивная (возможен риск превращения адаптивных реакций в дезадаптивные);
  • 3) персоналистская (возможность интерпретации и оценки ситуации личностью как угрожающей, опасной);
  • 4) интерактивная и транзактная (взаимодействие экстремальных факторов и факторов личности).

Метапсихологическое определение экстремальной ситуации даст нам представление о ней не только как о ситуации воздействия предельных стресс-факторов, но и как о ситуации деятельности человека и человеческого существования. Таким образом, экстремальную ситуацию можно понимать как ситуацию, в которой «трансформируется бытие личности в жизненном мире»[11]. При этом повседневный модус бытия переходит в неповседневный модус бытия (вторжение смерти в жизнь), в котором человек оказывается в потоке экзистенциальных переходов и направлен на преодоление небытия. В экстремальности человек как бы оказывается между концом одного существования (пределом, гранью) и возможностью другого существования. В нем существуют одновременно две фундаментальные мотивации: выживания и роста. Вместе с тем в экстремальной ситуации происходит близкий контакт человеческого и нечеловеческого, т.с. происходит «обнажение» личности: всплывают на поверхность истинные черты человека (склонность к насилию или забота, нравственность/ безнравственность; эгоизм/альтруизм и т.п.). Поэтому стоит добавить к вышеописанной триаде «страдание — стойкость — трансгрессия», еще и заботу (помощь, любовь). Следует отметить, что в отечественной экстремальной психологии на протяжении всего периода ее развития нравственному (духовному) началу всегда уделялось пристальное внимание.

Кроме этого, М. III. Магомед-Эминов подразделяет экстремальные ситуации на катастрофические и некатастрофические. В понимании автора, катастрофической экстремальной ситуацией является деструктивная и насильственная, нежелательная ситуация, которую нужно обязательно предупредить, а при ее возникновении — стремительно ликвидировать и устранить негативные последствия. Экстремальность некатастрофическая характеризуется стойкостью, мужеством, героизмом, состраданием, ростом и развитием, что едва ли возможно при катастрофической экстремальности.

Таким образом, автор описывает сущность некатастрофической экстремальной ситуации, используя следующие характеристики:

  • 1) экстремальная ситуация — это новая действительность, которая принципиально отличается от обыденности;
  • 2) такая ситуация ставит личность перед проблемой жизни и смерти, сказывается на его образе мира и переживании неуязвимости;
  • 3) она мобилизует личность и предоставляет возможности конструктивных изменений;
  • 4) способствует личностной трансформации;
  • 5) затрудняет понимание непредсказуемых и неопределенных событий;
  • 6) открывает возможности, недоступные для человека в повседневной жизни;
  • 7) стимулирует человека на поиск смысла случившегося;
  • 8) раскрывает суть заботы (соучастие, оказание поддержки и т.п.).

В большинстве исследований подчеркивается, что любая экстремальная ситуация делит жизнь человека на стадии «до» и «после». Поэтому такие ситуации неизбежно производят трансформации во внутреннем мире человека, в его образе жизни и образе мира. Исследуя творчество и творческий процесс человека, Н. В. Жилкина рассматривает экстремальность как базовую черту творчества, а экстремальные условия — как стимулятор творчества и фактор формирования творческой личности[12]. Известны примеры роли страданий в результате пережитых несчастий, душевных потрясений в создании произведений искусства. Можно говорить, что, экстремальные ситуации выступают мощным стимулом творчества.

Позитивный взгляд на экстремальную ситуацию продолжается в исследованиях Л. Р. Иравдиной и О. С. Васильевой[13]. С их точки зрения, экстремальная ситуация побуждает человека к самотрансценденции (выходу за границы своего «Я») и оказывает влияние на систему отношений человека к себе и миру; в ней особое место занимают внутренние (самодетер- минация), а нс только внешние факторы (т.с. факторы ситуации). Экстремальная ситуация побуждает личность к самоопределению, способствует развитию осмысленности жизни, социальной зрелости.

Проведя анализ ресурсов личности при экстремальных ситуациях, Л. Р. Правдина и О. С. Васильева выделили оздоровительные ресурсы, к которым отнесли физические, психологические, социальные и духовные. На физическом уровне усиливается иммунитет, выносливость, стениче- ские реакции, увеличивается работоспособность. Можно привести множество примеров, как у человека под сильным впечатлением обостряется внимание, интуиция.

Психологический уровень предполагает укрепление психики человека (в когнитивной, эмоциональной, волевой и поведенческой сферах). Происходит активизация мыслительной деятельности, интуитивных и креативных способностей; в эмоциональной сфере наблюдается эмоциональный подъем, азарт, повышается сензитивность, укрепляется самооценка; в волевой можно наблюдать повышенную бдительность, настойчивость, решимость, самообладание; в поведенческой — активность, деятельность, стремление использовать успешные стратегии преодоления.

Социальные ресурсы личности связаны с повышением компетентности, обретением нового статуса в группе переживших экстремальную ситуацию, развитием лидерских или, наоборот, исполнительских качеств, социальной идентичности, помощи, взаимопомощи и т.п.

В духовной сфере наблюдается укрепление силы духа, развитие жизнестойкости, совершенствование ценностной и смысловой сферы личности, развитие нравственности (рис. 3.1).

Оздоровительные ресурсы личности в экстремальной ситуации

Рис. 3.1. Оздоровительные ресурсы личности в экстремальной ситуации

Таким образом, экстремальными могут быть не только ситуации, связанные исключительно с негативными переживаниями, ситуации дистресса, перегрузок и т.п. К ним можно отнести крайне сильные положительные переживания потрясения как необычного состояния напряжения душевных сил человека, в результате которого он поднимается выше своих возможностей (В. А. Ананьев[14]); «вершинные (пиковые) переживания», связанные с интенсивными переживаниями счастья, полноты существования (А. Маслоу[15]), испытания как кульминацию жизни, что дает возможность человеку возвыситься над самим собой (В. Франкл[16] [17]), экзистенциальное озарение, трансценденцию как выход за пределы самого себя (К. Ясперс[14]).

При всем многообразии подходов к экстремальным ситуациям выделяется ряд общих признаков: неожиданность; ограничение времени на ответную реакцию; отсутствие готовых стратегий поведения; реальная угроза жизни или здоровью; субъективные представления о личностной целостности, психологическом благополучии, относительная продолжительность, но непостоянство.

В экстремальной социологии экстремальные ситуации подразделяются на основе выделения факторов риска для исследователя:

  • 1) опасный объект исследования (лица без определенного места жительства, из криминальной среды, наркозависимые и т.п.);
  • 2) опасный предмет исследования, тематика, вызывающая ненормальные реакции (аффект, агрессию и т.п.) у нормального человека. Например, тематика гомосексуализма, ВИЧ-инфекции и др.;
  • 3) необычные опасные условия исследования (военные, климатические, географические и т.п.).

Более широкая классификация предлагается П. И. Сидоровым, И. Г. Мосягиным и С. В. Маруняком. Все разнообразие экстремальных ситуаций авторы делят по нескольким основаниям:

  • 1) по масштабам сферы действия (местные, региональные, государственные, межгосударственные, объектовые);
  • 2) видам нанесенного ущерба (прямой и косвенный, с человеческими жертвами, материальный);
  • 3) источнику возникновения (природные, бытовые, промышленнотехнологические и т.д.);
  • 4) динамике развития и времени ликвидации последствий (оперативные, медленно развивающиеся, с локальным характером последствий; стратегические, быстрые, с катастрофическими последствиями)[19].

В экстремально-юридической психологии выделяют еще один вид экстремальных ситуаций:

5) связанные с потенциально опасными видами хобби (альпинизм, подводное плавание, скоростная езда и т.п.).

Отдельной группой выделяют также шестой тип экстремальных ситуаций — ситуации, связанные с военными действиями.

Как видим, в приведенной классификации делается акцент на бедствии, ущербе для человека. Безусловно, это важно, так как от масштабов, источников возникновения, нанесенного ущерба, содержательных признаков экстремальной ситуации зависят способы помощи пострадавшим. Вместе с тем необходимо понимание глубины экстремальной ситуации, ее основных причин. Отсюда вытекает еще одно основание классификации: зависимость от человеческого фактора. Склонность человека к агрессии, риску, реализации своей энергии порождает войны, террор. Человеческая безответственность, легкомысленность способствует появлению таких экстремальных ситуаций, как несчастные случаи, аварии, бытовые бедствия, которые могут перерасти в чрезвычайные ситуации и катастрофы.

  • [1] Большой энциклопедический словарь / под общ. ред. В. Е. Кемерова. М. : Большаяроссийская энциклопедия, 1998. С. 1560.
  • [2] Там же.
  • [3] Баева И. А. Психология безопасности как основа анализа экстремальной ситуации //Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.2012. № 145. С. 13.
  • [4] Кремень М. Л., Герасимчик А. П. Проблема экстремальности и безопасности личности // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 2011. № 4. С. 41.
  • [5] Extreme Events /J. Casti et al. Helsinki, 2011.
  • [6] Бодалев А. А. О человеке в экстремальной ситуации (эмоциональная и интеллектуальная составляющая отношения в выборе поведения) // Мир психологии. 2002. № 2. С. 128.
  • [7] Там же.
  • [8] Магомед-Эминов М. Ш. Определение экстремальной ситуации // Российский психологический журнал. 2009. Т. 6. № 1. С. 16.
  • [9] Ма/омед-Эминов М. III. Определение экстремальной ситуации. С. 16.
  • [10] Там же. С. 20.
  • [11] Там же. С. 18.
  • [12] Жилкина Н. В. Культурология творческой экстремальности : учеб, пособие. Тамбов,2004.
  • [13] Правдина Л. Р.У Васильева О. С. Экстремальные и кризисные ситуации в контекстепсихологии здоровья // Северокавказский психологический вестник. 2008. № 6/3. С. 78—85.
  • [14] Ананьев В. А. Введение в потрясающую психотерапию // Журнал практическогопсихолога. 1999. № 7-8. С. 41-71.
  • [15] Маслоу А. Психология бытия. М.: Рефл-бук, Ваклер, 1997. С. 102—138.
  • [16] Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.
  • [17] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994.
  • [18] Ананьев В. А. Введение в потрясающую психотерапию // Журнал практическогопсихолога. 1999. № 7-8. С. 41-71.
  • [19] Сидоров П. И., Мосягин И. Г., Маруняк С. В. Психология катастроф.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >