Профессиональная надежность и адаптация личности к работе на объектах повышенной опасности

К беде неопытность ведет.

Л. С. Пушкин

Для многих видов профессиональной деятельности типичны экстремальные стрессовые ситуации. Вместе с тем важно, как работник справляется с данными стрессовыми ситуациями и насколько его действия являются профессионально надежными.

Переносимость экстремальных ситуаций зависит[1]:

  • 1) от вида экстремального воздействия, его интенсивности и продолжительности;
  • 2) предыдущего опыта человека (специфической адаптации);
  • 3) характера деятельности;
  • 4) его индивидуальных качеств.

Под влиянием экстремальных условий прежде всего затрудняются сложные или новые действия, в то время как простые или хорошо знакомые выполняются без изменений. Поэтому тренированность, особенно при выполнении сложных действий, является хорошей профилактической мерой против разрушительного действия стресса в экстремальных условиях.

Переносимость экстремальных условий зависит также от характера деятельности — одиночной или групповой. Обычно влияние группы минимизирует индивидуальные различия. При групповой деятельности в экстремальных условиях важна психологическая совместимость, сработанность группы, коммуникативные способности, отсутствие конфликтогенности и т.п.

Среди личностных особенностей человека важнейшей является эмоциональная устойчивость (устойчивость к стрессу). Она определяется способностью человека сохранять работоспособность в состоянии сильного эмоционального напряжения. Эмоциональная устойчивость как черта личности зависит от целого ряда факторов, в частности от уровня тревожности и типологических особенностей нервной системы. Именно они играют определяющую роль при формировании у человека способности к преодолевающему поведению.

Отрицательно сказывается на переносимости экстремальных условий такое качество личности, как нервно-психическая неустойчивость.

Нервно-психическая неустойчивость — склонность к функциональным срывам нервной системы при значительном психическом и физическом напряжении.

Нервно-психическая неустойчивость является фактором, препятствующим осуществлению деятельности в экстремальных условиях. В ее основе обычно лежит нарушение адаптационных возможностей организма.

Наиболее часто нервно-психическая неустойчивость наблюдается при акцентуациях характера, пограничных состояниях, легких степенях умственного недоразвития, алкоголизме, наркомании и некоторых психических заболеваниях.

Профессиональная надежность специалиста в экстремальных условиях деятельности складывается:

  • • из профессиональной подготовки;
  • • психологической устойчивости;
  • • специальных умений и навыков;
  • • способности в кратчайшие сроки мобилизовать эти качества и направить их на решение служебных задач.

Поэтому основным путем повышения эффективности и надежности деятельности в экстремальных условиях является формирование функциональных резервных возможностей компенсаторного типа (дополнительные знания, умения и навыки, включаемые в деятельность при появлении экстремальных факторов), а также развитие у субъекта труда общих и специальных акмеологических инвариант профессионализма (стремление к эффективному использованию собственного профессионального потенциала в решении сложных и экстремальных задач).

Как указывают многие исследования, способность субъекта труда мобилизоваться в экстремальной ситуации определяется рядом факторов, важнейший из которых — это структура адаптационно-приспособительных реакций организма. Она врожденна, т.е. обусловлена морфофункциональными особенностями центральной нервной системы, Одной из таких особенностей является функциональная асимметрия полушарий головного мозга.

В исследованиях А. Г. Федорука и Т. А. Доброхотовой[2] было показано, что лица с преобладанием активности левого полушария мозга по моторной и вербальной функциям в условиях воздействия экстремальных факторов лучше справляются с профессиональными обязанностями по сравнению со своими коллегами, имеющими более выраженную активность правого полушария.

Результаты исследования А. Б. Стрельченко[3] показали, что для сотрудников ОМОН с более высоким уровнем профессиональной надежности и устойчивости к стрессовым ситуациям характерно доминирование левого полушария, а пониженная психоэмоциональная устойчивость связана с активацией правого полушария в экстремальных ситуациях.

Как уже говорилось выше, готовность к деятельности в экстремальных условиях тесно связана с адаптационными возможностями человека.

Адаптация (от лат. adapto — приспособляю) — это приспособление организма, личности, их систем к характеру отдельных воздействий или к изменившимся условиям жизни в целом.

Процесс адаптации реализуется благодаря энергетической, психологической и нравственной мобилизации человека в соответствии с требованиями среды. Однако способности к такой мобилизации и освоению новых условий у разных людей неодинаковы. Кроме того, следует учитывать, что адаптационные возможности человека далеко не безграничны.

Особенность адаптации к опасной обстановке состоит в том, что ее поддержание связано с волевыми усилиями. По этому поводу И. М. Сеченов писал: «Привыкнуть к страшному, к отвратительному не значит выносить его без всяких условий (это бессмыслица), а значит, искусно управлять усилием»[4]. Усилия необходимы для совершения действий в состоянии острого психического и нервного напряжения, усталости, неудовлетворенности, страха, которые могут возникать в опасной ситуации даже у стойкого человека, имеющего положительный опыт деятельности.

Рассмотрим модель адаптации к экстремальным условиям профессиональной деятельности, разработанную В. И. Лебедевым[5]. В рамках этой модели рассматриваются процессы психической преадаптации в экстремальных условиях, дезадаптации в них и реадаптации к обычным условиям жизни. Обозначенные процессы подчиняются чередованию следующих этапов:

  • 1) подготовительный;
  • 2) стартового психического напряжения;
  • 3) острых психических реакций входа;
  • 4) преадантации;
  • 5) завершающего психического напряжения;
  • 6) острых психических реакций выхода;
  • 7) реадаптации[6].

Описанная модель также созвучна с фазами, выделенными В. Фран- клом на основе наблюдений за узниками концлагерей.

Особое внимание Б. А. Смирнов и Е. В. Долгополова[7] уделяют следующим факторам адаптации (рис. 5.2).

Авторами было замечено, что лица с медленной реакцией на внешние воздействия, спокойные, рассудительные (флегматики) с большим трудом приспосабливаются к сложным условиям, но их адаптация прочнее, чем у лиц, быстро и сильно реагирующих на окружающее, склонных к резким изменениям общего состояния (холерики, сангвиники). Совершенно иначе дело обстоит у меланхолика, который, попав в новые условия, совершенно теряется, он острее переживает события, склонен к преувеличению трудностей.

Адаптация к новой обстановке ускоряется, если предварительно проведена работа но ознакомлению с возможными ситуациями и действиями при их возникновении. Важным элементом подготовительной работы является также активизация общественных мотивов поведения и индивидуальных и коллективных установок людей. С физиологической точки зрения процесс адаптации заключается в выработке новых динамических стереотипов. Они формируются быстрее, если человек уже знаком с новыми ситуациями, например с помощью тренировок.

Факторы адаптации личности к экстремальным воздействиям

Рис. 5.2. Факторы адаптации личности к экстремальным воздействиям

Положительный эффект адаптации заключается в увеличении относительного соответствия поведения условиям новой среды. Адаптация компенсирует недостаточность привычного поведения в новых условиях. Благодаря адаптации создается возможность оптимального функционирования организма, личности в необычной обстановке. Если же адаптация не наступает, возникают дополнительные затруднения в освоении предмета и условий деятельности вплоть до нарушений в ее регуляции.

По мнению профессора А. М. Столяренко,[8] с позиций фило- и онтогенеза ошибочно отношение к любому экстремальному событию в жизни человека только как к негативному. Исследователь считает, что в экстремальных ситуациях и их преодолении человеком изначально природно и социально заложены механизмы и возможности позитивных последствий и достижений.

Автор на основании анализа многочисленных исследований проблемы отмечает, что число людей, побывавших в экстремальных ситуациях и приобретших негативный «экстремальный след», в процентном соотношении значительно меньше, чем не испытавших никаких последствий или имеющих положительные. Как указывает исследователь, в большинстве случаев эти цифры не превышают 30%, наиболее распространенные негативные изменения проходят довольно быстро, а долговременные обнаруживаются лишь у 1—5% людей.

Ученики профессора Столяренко в своих исследованиях выявили некоторые особенности последствий экстремальных условий деятельности. Так, ими установлено, что позитивные личностные изменения на постэкстремальном этапе возможны в следующих сферах:

  • 1) личностной — в направлении личностной самореализации человека, преодолевшего экстремальные трудности. Это проявляется в повышении уверенности в себе, в присутствии ощущения силы. Под влиянием пережитых трудностей нередко наблюдаются переоценка ценностей и формирование новых жизненных приоритетов, происходит взросление, возмужание, укрепление цельности личности;
  • 2) профессиональной (деятельностной). После экстремальных ситуаций заметен рост профессионализма, некоторое повышение производительности и дисциплины труда, предусмотрительности, бдительности, более строгое отношение к соблюдению мер безопасности;
  • 3) социально-психологической. Позитивные последствия могут проявляться в социальном признании, повышении социального статуса и социального успеха[9].

  • [1] Смирнов Б. Л., Долгополова Е. В. Психология деятельности в экстремальных ситуациях.С. 19-20.
  • [2] Федорук А. Г., Доброхотова Т. Л. Функциональные асимметрии человека в операторской деятельности // Космическая биология и авиакосмическая медицина. 1980. № 5.С. 39-42.
  • [3] Стрельченко А. Б. Психофизиологические корреляты профессиональной надежности...С. 12-15.
  • [4] Сеченов И. М. Избранные философские и психологические произведения. М.: Наука,1974.
  • [5] Лебедев В. И. Личность в экстремальных условиях. М.: Политиздат, 1989.
  • [6] Смирнов Б. Л., Долгополова Е. В. Психология деятельности в экстремальных ситуациях.С. 60-61.
  • [7] Там же.
  • [8] Столяренко А. М. Экстремальная психопедагогика. М., 2002. С. 549—554.
  • [9] Казберов П. II. Психологическое обеспечение позитивных личностных измененийу сотрудников ОВД, выполнявших профессиональные задачи в экстремальных условиях :дис.... канд. психол. наук. М., 2006. С. 45.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >