Хозяйство и культура Империи инков

Как бы то ни было, но небольшие государства Киту (Кито), располо- гавшееся в современном Эквадоре, и Кахамарка, занимавшее небольшую часть современного Перу, а около 1470 года и само Чиму были завоеваны инками. То же произошло и со всеми другими цивилизациями Южной Америки. Сами же инки сумели создать громадную империю, которую можно отнести уже к периоду ранней античности. В отличие от государства Чиму, известного главным образом по археологическим памятникам, империя инков известна не только благодаря археологии, но и по ряду письменных источников. Что же касается социальной и политической систем государства инков, то они, по мнению исследователей, во многом повторили структуру общества Чиму [19, с. 80, 93, 96, 260], но пошли и дальше.

Империя инков начала развиваться в результате завоеваний, начатых небольшим союзом племён аймара или кечуа (возможно основанным племенем тамбо), вышедшего из района к югу или северу от озера Титикака под руководством легендарного вождя Манко Капака. Преемник Манко Капака Синчи Рока вошел в союз с сильными соседями, женившись на дочери их вождя. По мере расширения государства расширялись и права завоёванных племён, без чего невозможно было бы защищать страну. При четвертом правителе, Майта Капаке отношение ко всем завоёванным стало как к равным, то есть как к одному народу, что видимо, послужило началом образованию инков как этноса. На протяжении более сотни лет, предположительно, 13 вождей и правителей в результате перманентных завоеваний создали государство, население которого во времена расцвета насчитывало 8, а, может быть, и 16 млн. человек, простиравшееся с юга на север на более чем 5 тыс. км. Столицей государства стал город Куско, расположенный на высоте более 3 тыс. м.

В Куско жил сам правитель Инка, его родственники и высшая знать, состоящая почти исключительно из рода правящего Инки и потомков прежних правителей [19, с. 256; 221, с. 34-35, 55-60].

Основой хозяйства Тауантинсуйу было земледелие. В прибрежных пустынных районах Тихого океана были сооружены мощные ирригационные системы, состоящие из многокилометровых каналов и водоёмов. В горах инки устроили располагавшиеся ступеньками террасы. Системой земледелия и ирригации распоряжался значительный чиновничий аппарат. Земледельческие работы на «золотом поле» в Куско начинал сам Инка, втыкая в землю «чикатилью»; на общинной земле — чиновник. Чикатилья, которой инкские крестьяне обрабатывали землю, представляла собой длинную палку с бронзовым остриём. Работая в поле, мужчины и женщины пели ритмические гимны религиозного содержания. Нередко жрецами совершались и религиозные обряды для успеха в работе, особенно для получения хорошего урожая кукурузы. Основной сельскохозяйственной культурой была кукуруза, скорее всего, центральноамериканского происхождения. Инкам было известно около 20 её сортов, по-разному использовавшихся в пищу и для приготовления хмельного напитка — «чичи». На территории Тауантинсуйу был выведен картофель, которого здесь было около 250 сортов. Из картофеля делали «чуньо» (специально замороженный и высушенный картофель), хранившййся на складах. Из других клубневых был известен батат, ямс и «ока», которая могла расти очень высоко в горах. Инки знали также бобовые культуры, прежде всего фасоль, съедобный зерновой сорт лебеды — «киноа», множество сортов тыкв (использовавшихся в пищу и как сосуды), пепино (напоминавшее огурцы), красный перец, арахис, ананасы, чиримойю, папайю, гуайяву, гренадилью, какаовое дерево, пряности. Они выращивали хлопчатник и агавы, использовавшиеся для изготовления волокон. Кроме того разводился высокий кустарник кока, листья которого, содержащие кокаин, тщательно собирались и использовались для жевания как наркотик. Однако жевать его разрешалось только знати. Тем не менее, занятых, согласно «мите» (государственной барщине), тяжёлым трудом на шахтах или на почтовой службе крестьянам позволялось употреблять немного коки. Коку, которая заглушала чувство жажды и голода, снимала усталость и боль и не давала замерзнуть в горах, использовали также в медицине, особенно в хирургии. Инки разводили и табак, но его только нюхали [221, с. 137-140].

Инки были также прекрасными животноводами. Уже к V тыс. до н.э. в Андах были одомашнены ламы. Возможно, что люди, создавшие культуру Мочика, использовали лам как ездовых животных, но инки на ламах не ездили. Однако стада лам в Тауантинсуйу были огромны. Они как и земля делились на стада Инки, стада Солнца и стада общины. Каждый «пурех» (крестьянин, член общины) держал в загоне поблизости от жилища несколько лам, но в целом на человека не должно было приходиться более десяти лам. Ламы использовались как перевозчики грузов. Их мясо шло в пищу. Подсоленое высушенное мясо наряду с чуньо использовалось как консервы. Разводились также альпаки, но исключительно ради их мягкой шерсти. На диких предков лам и альпак гуанако и викуний индейцы охотились. Их стригли и частенько (особенно самок и сильных самцов для восполнения стад) отпускали на волю. Особенно ценилась шерсть викуньи, из которой делали ткани для Инки и его ближайших родственников. Разводились на мясо также морские свинки [221, с. 141-142, 207].

Ремесленники Тауантинсуйу были искусными ткачами, которые изготавливали мягкие и цветные ткани как из хлопка, так и из шерсти. Для Инки, его жены и членов его рода делались также одежды (как правило, туники) из птичьих перьев разных цветов. Несмотря на то, что инки не знали гончарного круга и делали керамику от руки, они были искусными гончарами. Кроме того они пользовались методом штамповки, помещая полужидкую глину в твёрдые формы. Их посуда была тщательно изготовлена и хорошо украшена разнообразным геометрическим орнаментом, часто в четыре цвета. Нередко на посуде появлялись изображения растений, бабочек, рыб, птиц и других животных. Встречались даже изделия в форме человеческих голов. Инки умели также делать деревянные сосуды, например, деревянные кубки, украшенные портретами Инки и других важных сановников. Особенных успехов они достигли в обработке меди, бронзы, серебра и золота, которое связывали с Солнцем и «сыновьями Солнца». Все рудники и, конечно, золото и серебро считались принадлежащими Инке. Платина также считалась «белым золотом». Только Инка и аристократы имели право пользоваться этими драгоценными металлами [221, с. 142-144, 237-238]. Платину добывали только в бассейне реки Эсмеральдас на северо-западе Эквадора, золото — из россыпей на склонах Анд, но в большей степени промыванием речного песка, серебро — в рудниках, олово и ртуть — в области Уаикавелика. За время правления Инков в столицу поступило предположительно от 50 до 100 тыс. тонн золота и около 25 млн. тонн серебра. Металл плавили в небольших печах, в которые вдували воздух через медные трубы. Обычно вещи делали путем отливки. Для этого изготавливали модель из твёрдой смолы. Затем модель обмазывали гончарной глиной. При обжиге глины смоле давали вытечь, и в полученную форму заливали металл. После остывания металла, форму разбивали. Таким образом делали вещи для самого Инки. Изделия из металлов инки умели закаливать. Они умели не только отливать, но ковать и паять. Некоторые вещи (например, из платины) отливали, другие (особенно золотые и серебряные предметы культа и художественные изделия) делались из тонких листов, которые было удобнее чеканить. Металлические вещи украшались также гравировкой или инкрустацией. Простые люди пользовались, главным образом, каменными и медными изделиями. Из меди делали инструмент, оружие и утварь. Бронза инков, обычно, включала 10% олова. Ртуть применяли при нанесении позолоты на бронзовые украшения. Инкам было известно и метеоритное железо, но им не пользовались.

Некоторые вещи, сделанные даже из драгоценных металлов, были огромны. Так, например, в храме Кориканча находилось изображение

Луны из платины диаметром в 10 метров, которое весило более 900 килограммов. На Храме Инти — Кориканче был помещён громадный золотой диск, символизирующий Солнце. В храме находились золотые статуи лам, золотые музыкальные инструменты и т.п. К храму примыкал Золотой сад, где поля с маисом, деревья и кусты, стада лам и пасущие их пастухи, птицы, сидящие на деревьях, змеи, бабочки и другие животные были выполнены из золота и серебра. По повелению одиннадцатого Инки Уайны Капака была изготовлена золотая цепь, предназначенная обрамлять центральную площадь столицы, длиной в 350 шагов (около четверти километра) и весом в несколько тонн. Во время торжеств в честь подвигов Инки горожане должны были танцевать, держа её в руках. Когда конкистадоры захватили в плен последнего Инку Атауальпу, то потребовали за его освобождение огромный выкуп драгоценными вещами, и инки присылали испанцам гигантский золотой фонтан из дворца императора и другой золотой фонтан, украшенный фигурами людей и птиц, много статуй лам в натуральную величину, золотые барабаны, золотые сосуды для кукурузы, серебряные сосуды в виде кондоров и других орлов. Все присланные в течение 60 дней золотые вещи заполнили камеру Атауальпы немалой площади и высотой в 294 см. Серебра было прислано вдвое больше [221, с. 13, 138-241, 244].

Инки построили большие города и, конечно, крепости для защиты от врагов. Города и крепости строились из каменных блоков или сырцового кирпича. В качестве строительного материала использовали гранит, андезит, порфир. Строительный камень в столицу доставляли с расстояния в 15 км. Камень обрабатывали каменным же долотом. Например, предназначенная для защиты жителей столицы Куско крепость Саксауаман построена из громадных шлифованных ничем не скреплённых каменных блоков, между которыми нельзя просунуть даже лезвия бритвы. В центре города вокруг площади располагались резиденция правителя или наместника, дома высшей знати, Храм Солнца и дугие общественные здания. Жилой комплекс обычно строился из зданий, располагавшихся вокруг квадратного двора. Здания были одноэтажными или двухэтажными, и лишь в исключительных случаях строились в три этажа. Двери и окна имели форму трапеции. Трапециевидные ниши заменяли шкафы. Крыши покрывали соломой, реже деревом, хотя крыши дворцов Инки и храмов покрывали пластинами или проволокой из золота или серебра. Благодаря неограниченной власти над всеми подданными, Инки могли собрать на стройке крепостей, храмов, дворцов, резиденций, дорог и мостов десятки тысяч человек. Строительными работами руководили архитекторы, сверяясь с изготовленными из глины макетами. Они пользовались строительными и измерительными приборами, в том числе и изобретённым инками отвесом [221, с. 215-217].

Множество городов инков сохранилось до наших дней. Среди них большой город Писак, расположенный в горах на высоте более 3 тыс. метров над рекой Вильканотой. Город окружен мощными циклопическими стенами с самыми большими трапециевидными воротами. Недалеко расположен прорубленный в скале тоннель, назначение которого пока неизвестно. В центре Писака расположены Храм Инти, Храм Луны и Храм Радуги, резиденция Верховного жреца, а также высеченный в скалах пункт наблюдения за солнцем. У города расположено два кладбища. На одном из них размером 1000 х 40 м. располагаются десятки мавзолеев, ниш и других могил. Над рекой Урубамба (другое название Вильяконты) возвышается и город Ольянтайтамбо, названный в честь героя исторической драмы. В его центре находилось два жилых комплекса, состоящих из 18 домов. Над городом возвышается большая крепость, основная часть которой высечена в скале. На самом верху крепости поднимается 6 колонн из розового порфира высотой в 4 м., диаметром в 1,5 м. и весом в 50 т., доставленных из каменоломен на противоположном берегу реки. Возможно, они предназначались для недостроенного храма, возможно, — для отражения солнечных лучей. Некогда Инка Пачакути во время сильной засухи воздвиг на центральной площади Ольянтайтамбо 100 золотых статуй, чтобы благодаря присущей им чудодейственной силе вызвать не позднее чем в течение трех дней дождь, но дождь не пошел, и Инка приказал статуи обезглавить. Город знаменит также тем, что в нём хоронили сердца императоров и императриц. Плохо изучен расположенный на высоте 3,5 тыс. м. город Морай, построенный в виде четырех концентрических окружностей. Своеобразен и город Инти-Пата, поднимающийся над речной долиной террасами на несколько сотен метров. Город Рунку-Раккай интересен небольшим дворцом, построенном в плане в форме креста, с расположенным перед ним круглым двором. Город Чинчеро был излюбленным местом отдыха Инки Тупака Юпаики. Там сохранился ряд святилищ и жертвенников, вытесанных в скалах. Один из них — Тетекака интересен вырубленными лестницами, лавками и креслами. В скалах также высечены изображения змей и ягуаров. Севернее Куско в горах расположен город Мачу-Пикчу. Поднимающиеся в горы кварталы соединены лестницами, которых здесь более сотни. В центре его расположена крепость, внутри неё, в скале — солнечная обсерватория. На центральной площади — Храм Солнца, недалеко — построенный из огромных каменных блоков храм с тремя трапециевидными окнами (возможно посвящённый Кон-Тики-Виракоче), рядом с ним — дворец Верховного жреца. На другом участке, «Инкауаси» («Королевском квартале») на скале, где расположено множество маленьких жертвенников, построена полукруглой формы крепостная башня. Южнее башни находится дворец, принадлежавший, скорее всего, принцессе. Справа от главной городской лестницы располагался состоящий из двух зданий дворец, очевидно, принадлежавший её отцу, Инке. Жители города, занятые главным образом обслуживанием правителей, жрецов и аристократов, занимали большой квартал, образованный небольшими домишками. За ним вокруг большого двора построен квартал для ремесленников. За городом, южнее квартала ремесленников стоит большое здание, в котором жили судьи, тюремные надзиратели и палачи, а ниже располагается городская тюрьма со множеством камер с вырубленными в скале крюками, к которым приковывали узников. Недалеко от тюрьмы путь ведёт в подземные пещеры. Тут, в пещерах обнаружено несколько мавзолеев с тщательно обработанными стенами, в которых, возможно, хоронили Инков. Городок Уайньяй-Уайиа также обладает полукруглой крепостной башней, возвышающейся над большой площадью. Очевидно, город был местом какого-то религиозного обряда (возможно очищения), потому что знаменит десятком имеющих архитектурные формы бассейнов и источников [221, с. 220-236]. Инки построили и многие другие города, которые пока что менее известны.

Разные части империи инков соединялись развитой сетью дорог, самая длинная из которых протянулась с юга па север на 5200 км. Дороги были вымощены камнем или сырцовым кирпичом. Через реки, овраги и ущелья были перекинуты мосты. Подвесные мосты делали из толстых тросов, сплетённых из волокон листьев агавы. Два боковых троса служили перилами, а на три нижних настилали доски. Эти мосты раскачивались при ходьбе, но могли выдержать целое стадо лам. Через реки сооружали понтонные и складные мосты, а также канатные дороги. В последнем случае на обоих берегах устанавливали по столбу. Между столбами натягивали толстый канат, к которому привязывали корзину, в которую садились люди и в ней перебирались на другой берег. На дорогах находились постоялые дворы — «тамбо», где можно было отдохнуть, поесть и переночевать. Рядом с тамбо всегда располагался продовольственный склад. Каждый мост, тамбо и участок дороги должна была строить и поддерживать община, на территории которой они находились. Кроме того она должна была постоянно пополнять склад. Хотя инки не знали колес и не пользовались повозками, дороги позволяли прогонять по ним гружёных лам, проводить войска и быстро пересылать сообщения [221, с. 168].

На дорогах приблизительно через каждые два километра располагались почтовые посты — «чуклы». Они находились либо при тамбо, либо отдельно. На каждом посту должны были постоянно пребывать два курьера — «часки» в возрасте 18—20 лет, которые отбывали повинность на основе миты. Один мог отдыхать, другой постоянно следить за дорогой. Как только дежурный часки замечал на дороге бегущего в белой налобной повязке из птичьих перьев, он должен был выбежать на дорогу и взять передаваемую вещь или выслушать сообщение, которое он должен был несколько раз повторить, чтобы запомнить, и далее бежать до следующего поста. Работа часки была тяжелой и продолжалась не 90, а только 30 дней в году, но была весьма эффективной. Например, расстояние от Куско до Киту, бывшего нередко резиденцией Инки, которое составляло приблизительно 2 тыс. километров, часки пробегали за 5 дней [221, с. 170-171].

Из водного транспорта инки использовали лодки, плетёные из тростника для плавания по малым рекам и озёрам. Они умели строить также снабжённые килем плоты из огромных стволов бальсовых деревьев, на которых даже выходили в океан. На плотах ставили парус, сооружали укрытие для команды и даже устраивали очаг [221, с. 169].

Инки носили одежду: мужчины — короткие (до колен) штаны и рубашку-безрукавку, женщины — длинную одевавшуюся через голову рубашку. Все носили сделанные из шерсти лам сандалии, а в холодную погоду — длинные шерстяные плащи. Различие в одежде разных племён сохранилось лишь в головных уборах [221, с. 147], которые некогда вели происхождение от изображений голов родовых тотемов, но во времена инков давно утратили первоначальный вид.

Несмотря на развитое хозяйство в Тауантинсуйу не было денег. Продукты труда индейцы меняли. В городах и крупных деревнях каждые девять дней устраивались пункты обмена — «кату», на которых одни продукты менялись на другие. Например, жители гор меняли шерстяную пряжу на хлопчатую жителей равнин. На кату доставлялись красители, морские водоросли, перья попугаев, каучуковый латекс, хинин и другие лекарства. Шел обмен и с другими странами. Инки вывозили золотые и серебряные украшения, роскошные ткани, посуду и т.д., а ввозили некоторые раковины, жемчуг, изумруды и разные красивые вещи [221, с. 145-146].

Шестой Инка Рока основал в Куско «ячауаси» («дом знаний»), где сыновья Инки и другие аристократы могли бы в течение четырёх лет получить знания, необходимые для управления империей. Впоследствии в ячауаси изучали язык кечуа, историю, географию, математику, статистику и «узелковое письмо», астрономию и календарь и получали военную подготовку. В ячауаси учили также религию, включая мифы (в том числе и утверждающие исключительное происхождение «сыновей Солнца»), что вместе с историей должно было показать военные успехи инков и «обосновать» «законность» их завоеваний. Девятый Инка Пачакути пытался создать нечто вроде интеллигенции, собирая вокруг себя «амауту» («мудрых мужей»), «кипукамайоков» («мастеров кипу»), умеющих записывать числовые сведения о вещах с помощью специального «узелкового письма», и других специалистов. Самых выдающихся мудрецов он собрал в новом ячауаси недалеко от главного храма страны — Кориканчи. Помимо амауту для того, чтобы сделать материал более понятным и приятным, к преподаванию привлекались также поэты и певцы, перелагавшие на стихи и исполнявшие ученикам труднодоступные места в учебном материале. Пачакути сделал обучение сыновей аристократов — «курак» и сыновей сановников завоеванных народов обязательным. Именно по его указанию к изучаемым предметам добавились язык кечуа и история мира [221, с. 65, 83, 86, 205].

Для индейских девочек также существовали школы — «акльяуаси». «Аклья» на языке кечуа означает «отбирать», и, действительно, девочек для акльяуаси отбирали специально предназначенные для этого чиновники по всей стране. Девочек учили вести хозяйство: готовить пищу и напитки, особенно ткать. Их учили и другим ремёслам, музыке и пению. Когда им исполнялось 10 и 13 лет, их знания проверялись. Большую часть девушек после окончания учебы возвращали домой к родителям, другим же «избранным» продолжали давать более глубокие знания в ведении хозяйства и в ремеслах, а также по проведению обрядов культа Инти. После окончания учебы многих «избранниц» («аклья») Инка раздаривал вельможам, военачальникам, ученым и прочим отличившимся специалистам. Они должны были быть наложницами и домашними работницами этих людей. Ещё меньшую часть отправляли служить в храмы Инти. «Невесты Солнца» должны были сохранять невинность, и, если девушка её теряла, то подлежала мучительной смертной казни вместе с согрешившим мужчиной. Уничтожалось даже родное селенье такой грешницы. Тем не менее Инка как «сын Солнца» имел право провести ночь с любой из «невест» [221, с. 178-179, 204; 19, с. 260-261].

Судя по разделению школ на мужские и женские, по возрасту обучающихся в них детей, по испытаниям во время учебы и по изучаемым предметам, можно с уверенностью сказать, что они берут свое начало от мужских и женских домов, в которых ещё в первобытное время подростки готовились к взрослой жизни и проходили обряды инициаций.

Необходимость проведения сельскохозяйственных работ способствовала развитию астрономии. Астрономия инков была весьма своеобразна. Они наблюдали главным образом за Млечным путем и сгустками звезд, а не отдельными звездами и планетами. Инка Пачакути впервые построил нечто вроде обсерватории. Из обсерваторий (или из храмов) учёные вели наблюдение в сторону разновеликих каменных столбов, стоящих на западных гребнях гор. В Куско 8 (а, возможно, 12 или 16 столбов) располагалось как на западной так и на восточной окраине. В зависимости от высоты солнца жрецы и ученые делили небо на сегменты, связывая их конфигурацию и определённые звёзды и планеты, находящиеся в определённые дни в том или ином сегменте, с различными сельскохозяйственными работами. Их год состоял из 365 дней. Он делился на 12 месяцев, по 30 дней в каждом. После них было ещё 5 дополнительных дней, а в високосный год — 6. В каждом месяце предусматривался один или два праздника. В названиях месяцев отразились обряды и полевые работы. В районе Куско, например, в течение года выделялось 18 видов работ сроком от полутора-двух недель до двух с половиной месяцев. Инки делали также и солнечные часы, определяя время по тени от каменного столбика, расположенного посреди высеченной в скале пещеры [19, с. 264-265; 221, с. 84, 206-208].

Определённых успехов инки достигли и в медицине, которая как и ранее, в первобытные времена, включала как рациональные, так и магические действия. Например, в период весеннего равноденствия в Куско торжественно проводился праздник — «ситуа», который должен был оберегать здоровье всего народа и отвращать всяческие эпидемии от проникновения в страну. Перед праздником из столицы изгоняли всех собак, всех страдающих неизлечимыми болезнями и всех калек. Праздник начинался в новолуние с появления Инки и криков народа, изгоняющих болезни. После этого четыре члена царской семьи вручали четырём воинам четыре копья, украшенных золотом и перьями попугаев. Воины бежали, поражая копьями незримые болезни, в направлении четырёх сторон света. Преодолев некоторое расстояние воин передавал копье другому воину, тот третьему и так далее, до тех пор пока не достигал большой реки. Тогда он умывался в реке и чистил свое оружие. Народ также был должен искупаться, чтобы очиститься от грехов, а потом с той же целью помазать специально приготовленной кукурузной кашей все колодцы и амбары. Эпидемии и прочие угрозы здоровью считались изгнанными до конца года. Причиной ряда заболеваний полагали приписываемый больному грех, поэтому в лечении часто принимали участие жрецы и колдуны. Инку и знать лечили также медики из числа амауту, а простой народ — низшее звено жрецов, колдуны и знахари. Однако инки умели лечить подагру, болезни желудка, почек, глазные болезни, малярию, специфические южноамериканские болезни, распространяемые местными насекомыми. В лечении использовалось множество лекарственных растений. Среди них можно назвать, например, местное бальзамовое дерево и хинное дерево, из которого изготавливали хинин для лечения малярии, хини- дин для лечения аритмии сердца и ещё ряд лекарств. Принимали роды и лечили гинекологические болезни акушерки, эти занятия принадлежали исключительно женщинам. Высоко была развита хирургия. Инки умели делать кровопускание и останавливать кровь, вскрывать гнойники, вправлять вывихнутые суставы и многое другое. Известно несколько видов каменных и бронзовых долот и скальпелей. Для обезболивания или одурманивания применяли наркотики нескольких видов. До нас дошло множество изображений людей с ампутированными конечностями. Археологи обнаружили более 10 тыс. подвергшихся трепанации черепов со следами заживления. Иногда отверстия в черепах заделывались серебряными пластинами или коркой тыквы-горлянки [221, с. 209-214].

Инки не умели писать, но пользовались так называемым узелковым письмом — «кипу» для исчисления каких-либо вещей, особенно складских запасов. Их узелковое письмо напоминает современные счёты. Инки пользовались десятиричной системой исчисления. В зависимости от положения на шнуре узелок означал единицу, десяток, сотню, тысячу или десять тысяч. Количество расположенных вместе узелков означало цифру от 1 до 10. Шнуры, означающие цифры, соединялись основным шнуром, и количество и расположение узелков давало общую цифру. Кроме того цвет означал исчисляемые предметы: красный — войско, белый — серебро, желтый — золото. Иногда цвет шнура обозначал и абстрактные понятия: белый — мир, чёрный — болезнь или время и т.п. Однако, согласно легенде, Пачакути Юпанки поручил учёным написать «историю мира», которую они и нарисовали на больших полотнах в специальном помещении — Пукинканча (нечто вроде библиотеки или архива), расположенном на холме Пукин рядом с Храмом Солнца в Куско, которое имел право посещать только Инка и некоторые ученые. Более того, есть свидетельства, что посланцы отправляли Инкам рисованые донесения о посещаемых странах. Возможно, что сообщения инков изображались не только пиктографически, но и с помощью пока неизвестных нам иероглифов, но вопрос о существовании у инков зачатков письменности, несмотря на существование в языке кечуа до- европейского времени слов «писать» и «читать», остаётся открытым [221, с. 187-191].

Несмотря на то, что историческая наука пока не располагает образцами инкской письменности, сохранилось достаточно устных образцов инкской литературы, поэзии и даже одна драма. Народ создавал стихи и песни. Помимо эпической поэзии существовала и поэзия о труде крестьян и ремесленников, родной природе, чувствах и настроениях людей. Стихи и песни исполнялись хором, например, во время работы в поле. Рифмованные стихи создавали и профессиональные поэты. Были и шутливые стихи, наподобие басен, в которых фигурировали животные. Существовала любовная, лирическая и элегическая поэзия. Среди поэтических произведений было множество религиозных гимнов. Иногда стихотворные произведения читались «по ролям», что вело к зарождению драматургии. Декламация и пение нередко сопровождались музыкой. Инки знали множество видов духовых инструментов, включая флейты, в том числе и флейту Пана, использовали барабаны. Хорошо было развито и танцевальное искусство. Среди танцев были крестьянские, пастушеские, военные и специальные для праздников. Танцы исполнялись с профессиональными предметами, в масках в соответствующих головных уборах и даже в специальных костюмах. Среди драматических произведений были комедии и трагедии. До наших дней дожила, например, драма «Апу-Ольянтай» о судьбе героя и о любви, а также «Трагедия о смерти Инки Атауальпы», драма «Утка Паукар» и ряд других пьес [221, с. 192-201].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >