Русское общество в период монгольского ига

В 1237-1240 гг. монгольское войско, включившие многочисленных воинов покорённых тюркских народов, завоевало русские земли за исключением Новгородской земли, согласившейся платить монголам дань. Новгородцам удалось отстоять свою независимость в борьбе со шведской (в 1240) и немецкой (в 1242 г.) агрессией [36, с. 38-45].

Монголы ставили во главе отдельных русских княжеств тех князей, которым они давали ярлык (грамоту, подтверждающую права на правление княжеством). В 1243 г. ярлык на великое княжение получил владимирский князь Ярослав Всеволодович, в 1249 г. его сын Александр Ярославич. Оба они предпочли Киеву столицу во Владимире, ставшим столицей Северо-Восточной части Руси. Русские земли были обязаны платить монголам «выход» (дань), произвольно собираемую натурой, позднее — натурой в пересчёте на серебро. От выхода было избавлено духовенство. В 1257 г. монголы провели перепись населения, чтобы установить точный размер выхода. За сбором дани наблюдали ханские наместники — баскаки и контролирующие сбор дани чиновники — даруги. Баскаки имели при себе других чиновников и вооружённые отряды. Русское население должно было поставлять им провизию и корм лошадям. От князей требовали участия с вооружёнными отрядами в монгольских походах и карательных набегах. В начале XIV в. монголы отменили ненавистное народу баскачество, предоставив князьям право самим собирать дань. Русское население не раз выступало против монголов, но все восстания жестоко подавлялись, восставшие земли разорялись, а часть населения уводилась в рабство. Между отдельными русскими княжествами часто вспыхивали войны, и монголы помогали одному из князей, грабя население воюющего с ним княжества [36, с. 42-51].

После смерти Александра Невского Северо-Восточная Русь распалась на 13 мелких княжеств. В борьбе князей за великое княжение всё чаще побеждали московские князья. По мере ослабления монгольского гнёта, начала возрождаться княжеская власть. Соперничество князей за великокняжескую власть, которую утверждал хан Золотой орды, окончилось в середине XIV в. победой московских князей. Княжеская власть, опирающаяся на дворянство, горожан и крестьян, измученных феодальными междоусобицами, данью и набегами татар на протяжении всего периода господства Орды, постепенно укреплялась и становилась всё более и более самовластной. Сошли на нет вечевые порядки, укрепилось великокняжеское единодержавие. Например, в 1373 г. Дмитрий Донской отменил в Москве должность тысяцкого, формально руководившего городским ополчением, следившим за оборонительными сооружениями и разбиравшим торговые судебные дела (36, с. 54-60; 207, с. 42, 56].

Значительные изменения происходили и в Новгородской республике. Хотя в самом Новгороде ещё в начале 1471 г. политику проводили преимущественно посадники, тысяцкие, бояре, служащие у них дворяне — «дети боярские» и иная знать, богатые купцы и некоторые «жи- тьи люди», назревало недовольство со стороны ремесленников и иных простых горожан, и значительной части житьих людей. Крестьяне из новгородских земель постепенно проникали всё далее и далее на Север, занимаясь охотой, рыболовством и морским промыслом, а также продвигая на Север земледелие. Продукты их промыслов способствовали развитию торговли, которую купцы и ремесленники города вели с западными странами. Новгородская знать усиливала эксплуатацию деревенского населения. Имущественная и социальная дифференциация новгородцев увеличивалась. В 10-х гг. XV в. соперничавшее за власть новгородское боярство низвело почти на нет значение кончанского веча. Боярство утвердило свою власть через Судную грамоту, практически превращая в пережиток и городское вече, что привело к конфронтации боярства с рядовыми горожанами. Наконец, в результате походов 1471 и 1478 гг. на Новгород московских войск Иван III окончательно ликвидировал Новгородскую республику. Отделившаяся от Новгорода в 1348 г. Псковская республика была ликвидирована Всилием III в 1510 г. [169, с. 378-380, 390-398; 176, с. 406; 207, с. 62-64, 108].

В эпоху татаро-монгольского нашествия большинство городов было разрушено. Восстановление шло медленно. За XIII-XIV вв. возвысились молодые города, возникшие в ХИ-ХШ вв.: Нижний Новгород, Тверь, Москва, Кострома. Постепенно поднимались и города, в которых селились князья или развивались монастыри, хотя с середины XIV в. стали расти города, становящиеся форпостами на пути Татарских набегов: Нижний Новгород, Коломна, Серпухов и другие, которые строили преимущественно крестьяне, отбывая барщинную повинность. Стало возрождаться каменное строительство церквей, городских стен. Строились церкви в Новгороде, Пскове и других городах. Обслуживающее князей, бояр, священников и монастыри ремесло также долго восстанавливалось после угона многих мастеров в орду и почти не развивалось, хотя литейщики, например, возобновили литьё медных колоколов и пушек. Постепенно возрождалось строительство крепостей, церквей и палат. Одни из них, как, например, новгородские были невелики и грубы, московские стремились подражать древним сооружениям, лишь псковские строения были украшены узорами из кирпича. Возрождались иконопись и украшение книг. Лишь во второй половине XIV в. началось постепенное возрождение хозяйства, а подъём духовной жизни начался лишь после Куликовской битвы. Возрождалась иконопись. В конце XIV — начале XV вв. творили великие мастера Феофан Грек и Андрей Рублёв, расписавшие ряд церквей в Москве и в Новгороде и оставившие учеников и создавшие свои школы, в которых работали таллантли- вые иконописцы. Начали возрождаться прежние ремёсла. Испытывали подъём оружейное и ювелирное дело и некоторые другие ремёсла. Началось производство бумаги, стало восстанавливаться книгописание и летописание. Возникли многочисленные сказания о погибели и разорении русской земли, о борьбе с врагами героев (для чего, в частности, переделывались многие былины), писались «жития святых», к которым помимо церковных деятелей стали причислять и патриотов-полковод- цев. Поэма «Задонщина» воспела победу в Куликовской битве. Тогда же была создана и повесть о «Мамаевом побоище». В этих произведениях отразились свойственные большей части русских земель тенденции к объединению. Тем не менее летописи ещё сохраняли местные особенности и интересы (Если московские и тверские летописи отражали не только региональные, но и общерусские события, то новгородская летопись была более занята своими местными проблемами.) [36, с. 31-33, 60-61; 207, с. 195-196].

Ремесленники, по большей части ещё продолжали кормиться от земледелия. Часть из них составляли княжеские и боярские холопы. Слабость ремесла обусловила и слабость торговли. Торговали главным образом крупные землевладельцы: князья и монастыри, преимущественно продуктами сельского хозяйства и охотничьего промысла. Торговали зерном, рыбой, мясом, солью, мехами, которые везли туда, где этих товаров не хватало. Например, хлеб шёл с Юга на Север, из Нижнего Поволжья расходилась соль и т.д. Необходимость выплаты оброка и дани в Орду вела к отсутствию денег у крестьян и накоплению сокровищ у крупных аристократов. Купечество было крайне незначительно и стремилось превратиться в дворян и бояр. Таков, например, В.Д. Ермолин в Москве или Тарас Петров в Нижнем [207, с. 38-42]. Крестьянское хозяйство оставалось натуральным, самодостаточным. Продолжали распахивать леса. Возрождалось двуполье. Вместе с тем продолжалось закрепощение крестьян. Увеличивалась аристократическая земельная собственность за счёт раздачи земли боярам и дворянам, превращавшейся в вотчины. Часть земель отдавалась в кормление аристократам вместе с населением за службу во владение. Большая часть земель оставалась «чёрной» государственной землёй со свободным населением [36, с. 60-62]. Как и в других завоёванных странах татаро-монголы сохранили неприкосновенность церкви, освободив клир от уплаты дани и даже от содержания своих коней. Это позволило монастырям и церковникам превратиться в XIV-XV вв. в крупнейших собственников земель (получавших земли с крестьянами по духовным завещаниям и, особенно, в подарок от борющихся за власть князей и бояр), не брезгующих захватом крестьянских земель, не успевавших выплатить монастырям долги, будучи привлечёнными в слободы, освобождением от уплаты повинностей на 10-15 лет. Уже в XIV в. крупнейшим землевладельцем стал митрополит московский. Особенно крупные монастыри возникали и разрастались к северу от Москвы. В 1339 г. около города Радонежа возник Троицкий монастырь, превратившийся в XV в. в самый богатый среди всех монастырей, владевший наибольшим количеством земли на правах вотчин в 24 уездах. В районе Белого озера Кириллов монастырь стал вторым по величине. На Большом Соловецком острове Белого моря в 1404 г. возник Соловецкий монастырь, распространившийся на все четыре острова Соловецкого архипелага и также ставший крупнейшим землевладельцем [207, с. 31-33].

Объединение Северо-Восточной Руси завершилось при Иване III (1462-1505), который окончательно освободил страну от татаро-монгольского ига и возвеличил страну до того, что нередко именовался современниками царём, и его сыне Василии III (1505-1533) [36, с. 81; 250, с. 70-75; 269, с. 522, 530].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >