Нормы помощи и взаимопомощи

Мораль является одной из наиболее ранних форм общественного сознания и регуляторов человеческого поведения в обществе. Как только образ жизни человеческого сообщества становится более сложным, чем чисто биологический, возникает необходимость адекватной, небиологической регуляции поведения членов общества. При этом, конечно, не каждый член сообщества может самостоятельно регулировать свое поведение, руководствуясь объективным пониманием блага сообщества. Невозможным и в тот период были теоретическая разработка и обоснование норм поведения индивида в обществе. Все нормы, складывавшиеся в тот период, могли иметь только эмпирический характер, в том числе и первые моральные нормы.

В любом из периодов общественного развития основными функциями морали является воздействие на сознание индивидов с целью формирования у них позитивных социально значимых качеств, выработки установок на морально значимые поступки и т.н. В число функций морали входит анализ и оценка индивидуального поведения индивидов, регулирование и приведение его в соответствие с теми нормами и принципами, которые приняты данным обществом в качестве базовых и, соответственно, служат цели поддержания стабильности и жизнеспособности общества, сохранению и тиражированию позитивных поведенческих форм. Эти базовые моральные нормы (и впоследствии принципы морали) должны соответствовать коренным потребностям общества и отражать общественные интересы, так как нравственность представляет собой определенное свойство реальных человеческих отношений, которые уже затем получают отражение в сознании в виде оценочных шаблонов и правил поведения. В отличие от морального, ценностный подход к человеку, его поведеник) и деятельности, появляется и рефлексирустся сравнительно поздно, поскольку в первые периоды своей истории человек не в состоянии был осознать значения и значимости окружающих его объектов.

Уже в этот начальный период истории человечества должны были существовать вполне определенные регуляторы поведения индивида в сообществе себе подобных, так как даже в самом примитивном сообществе должны существовать единые поведенческие нормы, являющиеся одним из главных условий совместного существования и взаимодействия. Эти нормы должны были быть таковы, чтобы в первую очередь гарантировать сохранение и выживание предка человека как биологического вида, невозможность уничтожения прачеловеческого сообщества как извне, так и изнутри, сделать сообщество жизнеспособным и биологически конкурентоспособным. Очевидно, что существовавшие в тот период нормы жизнедеятельности и взаимодействия могли быть детерминированы биологической природой человека, а не его сознанием, поскольку неразвитость мозга предка человека исключает возможность осознания им своего бытия и его регуляторов.

Нормы в человеческом обществе, как правило, являются результатом отбора множества поведенческих актов на основе оценивания (аналитического или эмпирического) значимости их результатов. Поведенческие нормы первобытного сообщества, положенные впоследствии в основу системы норм и ценностей и детерминированные потребностями человека в выживании, определялись, несомненно, эмпирически, ощущались инстинктивно и имели явную биологическую природу. Безусловно, о ценностях или морали в их современном понимании применительно к данному периоду человеческой истории говорить невозможно, поскольку мозг предка человека, не будучи еще достаточно развитым, не мог обеспечить осмысления этих сложных феноменов. Однако на уровне примитивных полуживотных ощущений и инстинктов предок человека, безусловно, мог дифференцировать полезное и вредное для себя и для сообщества, видя конкретный результат совершенных поступков или действий. Содержание норм поведения и некоторые имеющие практическое значение сведения об объективных свойствах объектов (в будущем — объективная компонента ценности) закреплялись на уровне не только условных рефлексов, но и генетической памяти и поддерживались всем образом жизни сообщества. Важно, что поведенческие нормы уже изначально формировались с учетом значимости их для сообщества, а не отдельной особи, которая пока еще не могла идентифицировать себя как отдельное (отделенное) от общего, т.е. от сообщества себе подобных.

Это вновь свидетельствует о том, что разнообразные поведенческие нормы, будь они природно-биологического или социального происхождения, действовали таким образом, чтобы обусловить позитивное, безопасное но отношению к общности, а не к конкретному индивиду, поведение человека. Уже сложившиеся первыми моральные нормы, носившие характер запретов, подчиняли поведение человека интересам общности. Действовать требовалось так, чтобы не навредить в первую очередь сообществу. Это свидетельствует, что ценность общности людей была выше ценности отдельного индивида; благополучие общности обеспечивало в главном и благополучие индивида в ней: оно давало чувство безопасности, защищенности, единства и одновременно служило своеобразным средством укрепления сообщества.

Первые эмпирически сложившиеся нормы поведения членов сообщества носили характер запретов — «табу». Далеко не всегда табу получали рациональное объяснение, но именно эти нормы призваны были обеспечить безопасное существование всего сообщества. В первую очередь, табуи- рование распространялось на действия, угрожающие безопасности сообщества, и во вторую — безопасности индивида как члена сообщества. Не вызывает сомнения, что табу запрещали действия, способные вызвать вражду между членами сообщества или между союзниками и вследствие этого ослабить его. Табу, запрещавшие действия, несшие в себе угрозу жизни и здоровью отдельных индивидов, также имелись, но в основном преследовали ту же цель: не допустить ослабления и гибели сообщества, которое, несомненно, понесло бы ущерб, лишившись одного из своих полезных членов.

Все нетабуированные действия и поступки могли совершаться индивидом по собственному выбору, однако четких предписаний на этот счет не существовало. «Разрешено все, что не запрещено» — эта формула распространена и в современных либеральных обществах. Можно предположить, что общий уклад жизни рапнепервобытных сообществ хотя и требовал табуирования уклонения от взаимодействия в опасной для всего сообщества ситуации, но, скорее всего, не запрещал уклонения от содействия конкретному индивиду, попавшему в беду.

Оказание помощи конкретному индивиду, видимо, имеет вторичный характер но отношению к действиям, представляющим собой взаимодействие по поводу решения общих проблем. Взаимопомощь, как и помощь, могли как системный феномен сформироваться позже, в условиях хотя бы частичного осознания значения ситуации не столько для индивида, сколько для сообщества. В подобных ситуациях, требующих индивидуальной активности, могли активизироваться как эмоционально-чувственные связи и инстинкты, так и ментальная деятельность, благодаря которым конкретный индивид мог получить помощь. Но, вместе с тем, если ее оказание индивиду могло негативно сказаться на целостности и безопасности всего сообщества, инстинктивный выбор делался в пользу безопасности и благополучия всего сообщества.

Развитие примитивных представлений о помощи и взаимопомощи, регуляции этих процессов и соответствующий им примитивный уровень осознания этого феномена в рассматриваемый период носили инстинктивно-практи- цистский характер. Этот период мог продолжаться вплоть до сорокового тысячелетия до Новой эры, поскольку именно это время определяется специалистами-палеоантропологами как условный рубеж между средним и верхним палеолитом, которому придается большое значение в антропо- и социогенезе. Этот период ознаменован переходом к родовому строю, массовым появлением наряду с неандертальцем homo sapiens и развитием рапнепервобытпых культур в различных регионах Африки, Азии и Европы.

Позднее, по мере сапиентации и развития сознания, человек начинает осознавать, а не просто ощущать, социальную ценность альтруизма и коллективизма, социальных и моральных норм, ценность сообщества и человеческого существа как члена этого сообщества. Каждый член сообщества имеет возможность воспользоваться знаниями, опытом, а не только физической силой как всего сообщества, так и его отдельных членов и тем самым умножить свои силы, упрочить положение и получить преимущество в борьбе за существование.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >