Вопросы помощи нуждающимся в философских учениях

Первые этические учения не рассматривают проблемы социальной работы как таковой и, разумеется, не содержат в себе современных научных терминов, таких как социализация, социальная работа и т.п. Вместе с тем в текстах сама идея социальной работы выражена достаточно явно. Например, в работах античных философов значительное внимание уделяется проблемам справедливости, долженствования, самодисциплины и общественной дисциплины, приоритет отдается общественным интересам. Благополучие личности, по их мнению, во многом зависит от ее способности осуществлять выбор верных поступков и, следовательно, перед обществом стоит задача формирования личности, ее социализации.

По мнению Сократа, состояние души определяет, как пойдут дела человека, т.е., по сути дела, его статус в обществе[1]. Называя три вида испорченности: бедность, болезнь и несправедливость, самой постыдной он называет несправедливость, признавая самым счастливым того, чья душа не затронута злом[2]. К людям, имеющим физические недостатки, необходимо проявить жалость и оказать помощь, но осудить тех, кто имеет недостатки духовные вследствие недостаточной работы над собой.

Исходя из главенства идеи блага, Платон определял деятельность человека как реализацию стремления к благу. Достижение блага возможно через самосовершенствование. Вместе с тем, каждый человек должен действовать в соответствии с принципом безусловного подчинения индивидуальной деятельности интересам государства, поскольку он — часть этого государства, гражданин[3].

Аристотель определял этику как политическую науку и заявлял, что ее цель — не познание, а поступки. Поэтому она должна помочь человеку воспитать в себе добродетели, которые и обусловят поступки, подобающие жителю полиса (члену общества). Характеризуя добродетель, он указывает, что эго — способность поступать наилучшим образом в результате сознательного выбора[4]. Он прямо не говорит о необходимости оказания помощи тем гражданам, которые оказались или могут оказаться в затруднительном материальном положении, однако считает крайнее имущественное неравенство злом. Величайшим благополучием для государства, по его мнению, является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной, что предполагает активную деятельность государства.

Люди, писал Цицерон[5], рождены ради людей, дабы они могли быть полезны друг другу. Рассуждая об отношениях в обществе, он обосновывает обязанности индивида, которые включают в себя необходимость служить общим интересам, обмениваясь услугами, давая и получая, и знаниями своими, трудом и способностями связывать накрепко человеческое общество[6]. По его мнению, неоказание защиты от несправедливости и невыполнение долга сами по себе являются проявлением несправедливости[7], справедливость надо соблюдать и по отношению к людям, стоящим весьма низко[8]. Он предостерегает от того, чтобы благотворительность и щедрость не причинили вреда тем индивидам, на которых распространяются, так как каждый должен получить по заслугам. Первейшая же обязанность, по его мнению, состоит в том, чтобы помогать именно тому, кто более всего в этом нуждается[9], индивиду, которого постигла беда.

Сенека[10] большое значение придает качествам личности, указывая неоднократно, что лишь добродетель приносит радость долговечную и надежную. По его мнению, добродетель достигается отчасти обучением, отчасти упражнением, — ибо нужно и учиться, и закреплять выученное делом. Он указывает на необходимость оказания помощи человеку, укоряя Луцилия за шутки в то время, как его позвали па помощь. По его мнению, кто был полезен другому, принес пользу и себе, так как ценность всех добродетелей — в них самих. Одновременно он отмечает, что неоказание помощи человеку является обыденным. Он прямо указывает, что постыдно отказывать в благодеяниях даже тем, кто этого не заслуживает, ибо назначение человека — оказывать благодеяния; к благотворительности человека приводят человеколюбие и щедрость[11].

Таким образом, в античной Европе философские подходы к осмыслению социализационной деятельности (социальной работы) разнообразны. Но при всем разнообразии подходов можно заключить, что деятельность эта признавалась необходимой.

В средневековой европейской философской литературе представления о необходимости деятельности, направленной на содействие индивиду в решении его проблем, получают дальнейшее развитие.

Н. Макиавелли считает, что первый долг государя — заручиться дружбой народа, что нетрудно сделать, если взять народ под свою защиту. Он приводит в пример правителей Германии: чтобы прокормить простой народ, нс истощая казны, они заготовляют на год работы в тех отраслях, которыми живет город, и в тех ремеслах, которыми кормится простонародье[12].

Двойственным представляется отношение Т. Гоббса к вопросам помощи. С одной стороны, он считает, что просить другого о какой-либо помощи — значит оказывать ему уважение[13], но с другой стороны, он указывает, что благодеяние обязывает, обязательство же есть рабство, а обязательство, которое не может быть оплачено, есть вечное рабство[14]. Отдельная глава работы Т. Гоббса посвящена государственной благотворительности. Он считает, что если многие люди вследствие неотвратимых случайностей сделались неспособными поддерживать себя своим трудом, то они не должны быть предоставлены частной благотворительности, а самое необходимое для существования должно быть им обеспечено законами государства, так как было бы жестокостью со стороны суверена — государства — подвергать таких беспомощных людей случайностям неопределенной благотворительности[15].

Проблема содействия индивиду в его социализации и ресоциализации нашла дальнейшее развитие в философских работах Нового времени.

Вопросы содействия социализации и ресоциализации индивида рассмотрены в работах Ж.-Ж. Руссо. Философ придавал большое значение воспитанию, считая, что посредством воспитания можно сделать человека свободным и счастливым вследствие выполнения им своих человеческих обязанностей. Считая сострадание естественным человеческим чувством, Руссо вместе с тем предостерегает от вырождения его в слабость; жалость к злым он считает жестокостью к людям[16].

Большую роль в становлении теории и практики помощи человеку сыграло гуманистическое учение, начавшее распространяться с конца XIV в. в Европе. Эволюция гуманистического учения способствовала изменению целей социальной работы и, в частности, помощи человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию. Если в религиозных учениях цель помощи — благо в первую очередь помогающего, то гуманистическое учение, провозгласившее человека высшей ценностью и мерой всех вещей, требовало отношения к нему, как к цели, а не только как к средству. Ваимодействие с человеком, в том числе и по поводу помощи, должно осуществляться с гуманистических позиций. С точки зрения гуманизма, оказание помощи преследует цель сделать добро в первую очередь нуждающемуся, и только во вторую — самому помогающему. Важно, что гуманистическое учение не говорит о конкретных формах и видах помощи — оно требует признания ценности человека, уважения к нему, справедливости, на основе которых и должно организовываться взаимодействие между людьми, в том числе и по поводу оказания помощи.

  • [1] Платон. Протагор : собр. соч. в 4 т. Т. 1. М., 1990. С. 422.
  • [2] Там же. С. 515—517.
  • [3] Там же. С. 512, 523.
  • [4] Аристотель. Никомахова этика С. 81—84.
  • [5] Цицерон М. Т. Об обязанностях. М., 2003. С. 135.
  • [6] Там же. С. 118.
  • [7] Там же. С. 120-121.
  • [8] Там же. С. 128-132.
  • [9] Там же. С. 132.
  • [10] Сенека Л. А. Нравственные письма к Луцилию. М., 1977. С. 29, 48, 52,59, 64, 87—88, 143, 163, 225, 307 и др.; Его же. О благодеяниях // Римскиестоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М., 1995. С. 15, 58, 81, 83.
  • [11] Сенека Л. А. О благодеяниях С. 15, 58, 81, 83, 86, 112 и др.
  • [12] Макиавелли II. Государь : соч. М., 2001. С. 75.
  • [13] Гоббс Т. Левиафан. М, 1991. Т. 2. С. 67.
  • [14] Там же. С. 76.
  • [15] Гоббс Т. Левиафан.Т. 2. С. 269.
  • [16] Там же. С. 245, 247.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >