Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
Посмотреть оригинал

Профессионально-значимые требования к качествам личности социального работника

Альтруизм, эмпатия, тактичность, совесть социального работника

Усвоение и присвоение специалистом системы профессионально-этических ценностей становится в современных условиях значимым фактором прямой и опосредованной гуманизации общественных отношений, одним из важных и объективно необходимых условий социального прогресса. Вследствие этого в рамках аретологического подхода необходимо проводить исследования в целях выявления, анализа, систематизации и иерархизации профессионально значимых качеств социального работника, а в практике социальной работы правомерно выдвигать особые требования к профессионально значимым качествам его личности. Такие требования в этике профессиональной социальной работы к настоящему времени в основном названы и обоснованы.

Очевидно, что формирование идеальной личности специалиста возможно лишь в соответствующих идеальных условиях, поскольку знания о ценном, нормативном и должном не станут убеждениями и тем более не опосредуются в потребностях, если профессиональный и социальный опыт личности будет постоянно подвергать их проверке и даже опровергать их, навязывая иные нормы поведения и ориентиры деятельности, жизнедеятельности в целом. Более того, будучи все же сформированной формально, без учета социальных, духовных, экономических условий бытия, такая идеальная личность может оказаться неконкурентоспособной, нежизнеспособной в определенных конкретно-исторических условиях, что может привести к ее социальному (и профессиональному) краху и личностной депривации.

Например, альтруизм (лат. alter — другой, другие), который представляет собой активность, связанную с бескорыстной заботой о благополучии других, в общем случае проявляется как способность личности ставить интересы другого человека, группы и общества выше своих личных и, соответственно, постоянно выбирать их в качестве ориентиров собственной деятельности. Альтруизм соотносится с понятием самоотверженность, т.е. с принесением в жертву своей выгоды в пользу блага другого человека, группы, общности и в целом — ради общего блага. В своих крайних патологических проявлениях может означать постоянное самоотречение и полное пренебрежение собственными интересами в пользу интересов других субъектов. Это, в конце концов, может привести к манипулированию личностью со стороны других индивидов и ее обезличиванию па фоне полного самоотречения. Фактически такая личность просто не существует, представляя собой некое биологическое сервисное устройство.

Тем не менее, это не значит, что в нынешних условиях России следует опираться лишь на знание социальным работником профессионально-этических императивов, не требуя от него личностного совершенствования, формирования этико-аксиологических убеждений, потребностей, профессионально значимых качеств, в том числе и умеренного альтруизма. Особенности интерпретации в практической деятельности убеждений и потребностей существенно зависят от личностных качеств специалиста, черт его характера. Альтруизм — одна из неотъемлемых характеристик личности специалиста социальной работы.

Быть альтруистом в социальной работе — это значит, что в профессиональной деятельности необходимо в первую очередь руководствоваться интересами клиента и общества, а не личными или корпоративными. Быть альтруистом вовсе не означает потакать всем прихотям клиента. Это не говорит также о том, что социальный работник должен полностью пренебречь своими личными и профессиональными интересами — в противном случае социальный работник сам станет человеком, остро нуждающимся в профессиональной помощи специалиста. Но всегда надо помнить о том, что система социальной работы создана и функционирует для того, чтобы нуждающиеся в профессиональной помощи индивиды могли ее получить, а не для того, чтобы обеспечить специалисту работу, заработную плату и возможность общаться с единомышленниками.

Поведение, отношения и действия социального работника должны детерминироваться вполне определенными качествами его личности, основными из которых можно считать:

эмпатия — (от греч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение- вчувствование в переживания другого человека[1]. Эмпатия предполагает способность понять состояние другого человека по его мимике, жестам, речи, позе и почувствовать то же, что ощущает и чувствует он. Это способность проникнуть в субъективный мир другого человека, независимо от того, какие ощущения испытывает сам социальный работник. Считается, что эмпатия осуществляется за счет эмоционального реагирования на воспринимаемые внешние, часто почти незаметные, проявления эмоционального состояния другого человека на физиологическом или энергетическом уровне.

Способность к эмпатии считается нормой с точки зрения психологии, но уровень ее у разных индивидов может быть различным. Способность к эмпатии в форме сопереживания и сочувствия являются необходимыми чертами личности социального работника и во многом определяются умением специалиста поставить себя на место клиента. Эти качества развиваются и совершенствуются по мере накопления им жизненного и профессионального опыта.

Клиент социальных служб — это человек или группа, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Любая трудная ситуация может повлечь за собой негативный эмоциональный настрой, растерянность, угнетенное состояние, потребность в утешении, понимании, сочувствии и сопереживании. Уже при первой встрече со своим клиентом социальный работник вольно или невольно демонстрирует свои способности понимать эмоциональное состояние клиента, сопереживать чужому горю. Никакое вежливо-показное внимание не может обмануть клиента — он интуитивно почувствует равнодушие и фальшь. Подлинное сочувствие и сострадание всегда будет оценено клиентом. Результаты многочисленных исследований говорят о том, что наибольшим успехом у клиентов пользуется не тот социальный работник, кто профессионально выполняет свои обязанности, но при этом остается равнодушным к клиентам, а тот, кто готов всегда выслушать и посочувствовать, даже если он выполняет свои обязанности хуже. Поэтому эмпатия является необходимым профессионально значимым качеством личности специалиста;

тактичность (от лат. tactus — прикосновение, осязание, чувство) — чувство меры, подсказывающее правильное отношение, подход к кому-либо, чему-либо; умение держать себя подобающим образом. Она предполагает умение социального работника предвидеть не только все объективные последствия поступков и действий, но и их субъективное восприятие и оценку клиентами, коллегами и др. индивидами. Тактичность становится возможной только при уважении другого человека, чутком и бережном отношении к его душевному состоянию.

Фактически тактичность представляет собой чувство меры, которую необходимо соблюдать в непосредственном общении, в личных и профессиональных отношениях и действиях, умение чувствовать некую «границу», за которой в результате слов или действий специалиста возникает чувство неловкости или обиды у человека, с которым он общается. Она формируется на основе природной интуиции человека посредством воспитания и образования. Умение выстроить свои действия так, чтобы не поставить невольно кого-либо в неловкое положение, не задеть самолюбия личности, не унизить ее в собственных глазах и глазах окружающих, может быть достигнуто путем всесторонней оценки противоречивости ситуации, тенденций и динамики ее развития. Умение предвидеть не только рациональные, но и эмоциональные последствия собственных действий поможет специалисту избежать бестактных высказываний и поступков.

Тактичность как качество личности социального работника необходима вследствие того, что его поведение всегда требует одновременного соблюдения множества профессионально-этических норм и требований, которые могут казаться противоречивыми (как, например, честность, открытость и конфиденциальность). Как качество личности, тактичность особенно необходима социальному работнику, поскольку в силу специфики профессии ему приходится иметь дело с людьми слабыми, больными, униженными, раздраженными, чье самолюбие уже в достаточной мере задето теми обстоятельствами, в которых они находятся;

совесть — это способность личности самостоятельно формулировать собственные нравственные обязанности и реализовать нравственный самоконтроль, требовать от себя их выполнения и производить оценку совершаемых поступков. Она представляет собой нравственный механизм, осуществляющий сравнение совершенного или планируемого к совершению поступка с имеющимися эталонами и определение его места в индивидуальной иерархии ценностей. Если ценность поступка занимает место в отрицательной части иерархии ценностей, индивид ощущает чувство вины. Таким образом, совесть имеется у каждого индивида; выражения «бессовестный», «у него нет совести» неверны — этот механизм работает безотказно. Однако индивидуальная разница в иерархиях ценностей приводит к тому, что поступок, заставляющий мучиться от чувства вины («муки совести», «угрызения совести») одного индивида, не доставит никакого неудобства другому.

Совесть содержит в себе как рациональные, так и эмоциональные компоненты. Как качество личности совесть является индивидуализированной формой отражения требований к ней общества и профессиональной группы. Она выполняет функцию важнейшего регулятора поведения, побуждая к творческим поискам решения и предостерегая от чисто формального подхода к решению проблем.

По меткому выражению А. Шопенгауэра, совесть — это сторож, приставленный к человеку им самим[2]. Когда профессионально-этические нормы оказываются слишком абстрактными, совесть подсказывает специалисту то решение, реализация которого принесет ему моральное удовлетворение, позволит избежать ошибочных действий. И наоборот, совесть может вызывать у специалиста чувство вины за неверное решение, небрежность и ошибки в делах и т.п., предупреждая их повторение в дальнейшем.

Совесть социального работника выступает как чувство моральной ответственности за свое поведение, потребность поступать в соответствии со своими личными представлениями о добре, благе и справедливости. Она проявляется как чувство вины за совершенные или планируемые действия, если они занимают место в отрицательной части иерархии ценностей;

доброта — это отзывчивость на ситуацию другого человека, душевное расположение к людям, стремление делать им добро. Это проявление искренних, добрых чувств по отношеник) к кому или чему-либо. Доброта предполагает чуткость и непритязательность по отношению к другим индивидам, она сочетает в себе доброе отношение и добрые поступки. Доброта невозможна без понимания человека. Настоящая доброта всегда проявляется там, где есть правильное понимание того, как помочь другим людям, и там, где есть твердость характера, способная противостоять их недостаткам. Доброта — одна из черт русского национального характера. Делать добро — это душевная потребность для русских людей, которая существовала у славян, русичей и россиян, доставшись им еще от далеких предков.

Социальный работник должен быть не «добреньким», жалеющим клиентов, сочувствующим их слабостям и потакающим им, а добрым. Он должен уметь сам и учить клиента противостоять негативным факторам, преодолевать трудности, быть ответственным за свою судьбу и судьбы близких. Доброта социального работника даст ему право и возможность тактично сообщать клиенту даже неприятную правду, если это является необходимым для его блага. Эта же доброта помогает социальному работнику проявить твердость и настойчивость в решении принципиальных вопросов, касающихся благополучия клиентов.

Доброта социального работника, основанная на гуманизме и любви к людям, имеет специфическое содержание — она безусловно деятельна и не ограничивается только стремлением. Она воплощается в доброжелательном отношении, заботе о человеке, содействии в разрешении его проблем, создании благоприятных условий для его жизнедеятельности и положительного эмоционального настроя. Доброта выражается и в обучении клиента необходимым для него навыкам и действиям, умении вовремя и в должной мере оказать необходимую помощь и поддержку;

любовь к людям — без нее социальный работник никогда не станет для клиента другом, наставником, близким человеком. Э. Фромм[3] сравнивает две противоположные формы любви: любовь по принципу бытия или плодотворную любовь, и любовь по принципу обладания или неплодотворную любовь. Первая предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею.

Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения. Вторая означает лишение объекта своей «любви» свободы и держание его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее.

Однако, как говорит пословица, «легче любить все человечество, чем своего соседа», и в своей профессиональной деятельности социальный работник постоянно сталкивается с тем, что далеко не все клиенты объективно способны вызывать к себе любовь как конкретные представители человечества. Помимо этого, любовь как чувство практически не поддается контролю и управлению со стороны личности — можно лишь контролировать ее внешние проявления.

Тем не менее, социальный работник должен уметь искать и находить в людях положительные человеческие черты и качества, достоинства, понимать причины и условия возникновения недостатков и пороков. Любить в человеке не чело- векообразность, а «человекость», человеческие качества - именно это может стать основой его любви к людям. Работая с клиентом, социальный работник должен, опираясь именно на них, постараться изменить мнение клиента о самом себе и вызвать ту его положительную трансформацию, которая необходима для него. Равнодушие к человеку ведет к невнимательности, непониманию его внутреннего мира и снижает эффективность воздействия. Рассматривая с этических позиций долг любви к людям, И. Кант указывает, что любовь должна мыслиться как максима благоволения (практическая), имеющая своим следствием благодеяние. Долг любви к ближнему может быть выражен и так: это долг делать цели других (если только эти цели не безнравственны) своими[4];

честность — избегание лжи в отношениях с другими людьми, способность всегда говорить правду и поступать честно. По сравнению с правдивостью, понятие честности в большей степени подчеркивает отсутствие корыстных мотивов дезинформации, и, вместе с тем, феномен честности предполагает большую терпимость в отношении непредумышленного введения в заблуждение, т.е. человек может оставаться и считаться честным, если сообщает другому неправду, которую сам считает правдой. Честность может быть внешней, т.е. перед другими людьми, и внутренней — перед самим собой. Считается, что внутренняя честность является основой честности внешней. Честность в широком смысле слова — это правдивость.

Правда (честность) всегда принадлежала к миру идеальных, духовных ценностей русского народа и рассматривалась как позитивное личностное качество и обеспечивала уважение личности, демонстрирующей его. Потребность в правде, стремление к ней основаны на единстве мнения с верой в достоверность информации, поступка — с намерением, личностных особенностей человека и его восприятия себя как частицы мироздания.

Честность — необходимое личностное качество для социального работника. Честность, т.е. умение специалиста говорить правду, необходима и в большом, и в малом. Социальный работник должен говорить правду о положении клиента, о пределах разрешимости его проблемы, о тех затруднениях, которые встречаются в работе, о возможных и совершенных ошибках, их последствиях и способах их коррекции. Честность социального работника — одно из условий доверия к нему со стороны клиента и коллег. Однако большое значение имеет форма, в которой преподносится честность, и здесь уместно вспомнить о таком качестве, как тактичность.

Однако честность должна проявляться не только в словах — ею должна быть пронизана вся деятельность социального работника. Он не имеет права обмануть ожидания клиента, если заверил его в определенных положительных результатах совместной деятельности. Если он по объективным причинам не уверен в желаемом исходе деятельности, то должен сообщить клиенту о возможных трудностях и препятствиях, чтобы не порождать несбыточных надежд и не вызывать впоследствии разочарования, отчаяния и справедливых нареканий в свой адрес, адрес социальной службы, социальной работы и т.п. Однако если он, продумав план действий, дал слово клиенту получить определенный результат — он должен его держать, приложив для этого максимум усилий и задействовав все возможные ресурсы.

  • [1] Карпенко Л. А. Психология. Словарь. М., 1990. С. 463.
  • [2] Шопенгауэр А. Об основе морали // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М, 1992 ; Его же. Афоризмы житейской мудрости. М., 2003.
  • [3] Фромм Э. Искусство любви: Исследование природы любви // Философия и жизнь. Вып. 1. М., 1990. С. 12—35.
  • [4] Кант И. Метафизика нравов : собр. соч. в 6 т. Т. 4, ч. 2. С. 319—322.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы