Профессионально-этические кодексы в современной российской социальной работе

Профессионально-этические кодексы в современной российской социальной работе

Социальные работники представляют собой профессиональную группу, формирующуюся на основах специализации, кооперации и интеграции и выступающую как специфический совокупный субъект деятельности. Вследствие этого можно рассматривать их как целостность, характеризующуюся присущими ей стереотипами поведения и действий, лексическими особенностями, профессиональными и социальными ролями, стилем профессионального мышления. Им свойственны моральные нормы и ценности, сложившиеся отчасти эмпирически, под влиянием усвоения и осмысления профессионального и социального опыта, отчасти — под влиянием развивающихся научных дисциплин, исследующих различные аспекты теории и практики социальной работы.

Как в любой другой сфере профессиональной деятельности, профессионально-этическая компонента социальной работы продолжает в настоящее время развиваться. Несмотря на то, что этические нормы в социальной работе в России длительное время не конституировались, их сведение в профессионально-этический кодекс в конце XX в. началось не с нуля. Основные факторы, повлиявшие на становление и развитие профессионально-этической системы, формировались в течение длительного времени и вобрали в себя наиболее значимые моральные и ценностные компоненты.

Во-первых, современное человечество признает человека высшей гуманистической ценностью вне зависимости от его физического, психического, профессионального, социального, материального или иного статуса. Каждый индивид, согласно Всеобщей декларации прав человека, принятой Организацией Объединенных Наций в 1948 г., обладает правами па жизнь, достойную человека, на труд, отдых, образование, охрану здоровья, социальную защиту и др. Право на социальную защиту, наряду с правом на жизнь, является одним из важнейших, поскольку для отдельных категорий населения система социальной защиты является главным условием и средством, которые помогают осуществить право на труд, отдых, образование, охрану здоровья, развитие, самореализацию и счастье. Главное же право, которое помогает осуществить система социальной защиты, — право на жизнь, достойную человека, а не просто формальное физическое существование и прозябание.

Во-вторых, в период становления профессиональной социальной работы в нашей стране возник огромный интерес к традициям милосердия и благотворительности на Руси и в России. Изучая историю социальной работы, ученые получают данные о моральных нормах и принципах, которыми первоначально руководствовались люди, оказывая друг другу посильную помощь, и которые становились с течением времени традициями, бережно хранимыми и передаваемыми из поколения в поколение. Уважение к этическим традициям, учет позитивного опыта поколений делает социальную работу богаче, позволяет избегать ошибок и рассматривать ее как имманентную, сущностную составляющую деятельности общества и человека, которая в конечном итоге становится одним из важнейших направлений деятельности государства.

В-третьих, несмотря на отмечаемое многими исследователями падение духовности и нравственности в современном российском обществе вследствие коренного изменения условий жизнедеятельности, национальный характер его остался практически неизменным. Национальный характер формируется тысячелетиями и в наименьшей степени (по сравнению с иными характеристиками народа, например, менталитетом и психологией) подвержен изменению. Российский народ всегда и всеми, начиная еще с первых дошедших до нас свидетельств и до сегодняшнего дня характеризовался как народ необыкновенно добрый, милосердный, всегда готовый к состраданию и прощению (в том числе своих врагов), незлобивый. То, что русский человек всегда готов оказать помощь, не ожидая за это прижизненного вознаграждения, говорит об изначальном, укорененном в национальном характере гуманизме россиян, который может лишь до некоторой степени подавляться под влиянием обстоятельств, но не может быть искорененным полностью.

В-четвертых, социальные работники нашей страны, формируя свои представления о социальной работе как специфическом виде профессиональной деятельности, имели возможность ознакомиться с опытом служб социальной защиты зарубежных стран, обладающих соответствующими этическими традициями и стандартами, регламентирующими их деятельность. Эти этические стандарты складывались и затем конституировались в соответствии со спецификой социальной работы в разных странах, наличием определенных традиций и потребностей в различных видах помощи, а также национального характера и менталитета. Несомненно, что наиболее общее и положительное в национальных профессионально-этических системах может и должно быть использовано в российской социальной работе, как и опыт кодификации и популяризации этих систем.

В-пятых, профессиональная социальная работа в современной России возникла в ее нынешнем варианте как объективно необходимый, специфический социальный институт, призванный не только и не столько оказывать помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Главная задача социальной работы в современных условиях — реализовать основной принцип гуманизма — не только признавать на словах, но и на деле относиться к человеку как к высшей ценности, а его благо считать целью общественного развития. Гуманизм в современном понимании требует относиться к человеку как к цели, а не только как к средству достижения внешних по отношению к нему целей (в отличие от рыночной экономики) и реализовать это отношение в социальной и профессиональной практике. Социальная работа в современной России призвана внедрять в общественное сознание идеалы нравственности и гуманизма, служить благу общества и человека и проводить в жизнь принципы социальной справедливости, равенства и др.

В-шестых, специалисты, приходящие в социальную работу, привносят в свою деятельность собственные системы ценностей, сформировавшиеся под влиянием социальной действительности, жизненного и предшествующего профессионального опыта. Это в полной мере относится как к специалистам, занятым изучением профессионально-этических проблем и других теоретических аспектов социальной работы, так и к практикам. Человеческий фактор в социальной работе неустраним, поскольку в процессе деятельности контакт между его участниками происходит по типу «человек — человек», и любое действие, поступок, отношение специалист «пропускает» через себя, в идеальной форме отражая в сознании. Поэтому личностные ценности специалистов играют определенную роль в формировании профессионально-этической системы и ее внешних проявлений.

Таким образом, в основе профессионально-этического кодекса социальной работы в нашей стране лежат шесть основных источников, отраженных в его содержании:

  • • общечеловеческие ценности;
  • • этические традиции благотворительности;
  • • ценности современного российского общества;
  • • этические нормативы зарубежных стран;
  • • специфические ценности современной российской социальной работы;
  • • личностные ценности и идеалы специалистов.

Профессионально-этический кодекс, даже самый подробный, не следует рассматривать как сборник готовых рецептов на все случаи жизни и профессиональной практики для выбора поступков, но это не значит, что им невозможно пользоваться в конкретных случаях. Несмотря на то, что нравственность — индивидуальное качество личности, существуют общие для представителей профессиональной группы, а значит, и для профессиональной деятельности в целом, принципы, моральные нормы и правила, играющие в совокупности роль своеобразных «рамок», детерминирующих деятельность в основном. Именно такой характер имеют профессионально-этические кодексы социальной работы — они определяют своеобразные этико-аксиологические «рамки», в пределах которых специалисты организуют свою деятельность. Социальный работник, принимая решения, проводя их в жизнь, сверяет свои действия с этическим кодексом, не утрачивая при этом самостоятельности и свободы выбора.

Наличие кодекса и возможность его использования как руководства к действию не освобождает социального работника от обязанности самостоятельного принятия решения и от ответственности за конечный результат. Свобода и самостоятельность специалиста состоят не в слепом следовании положениям кодекса и не в отказе от нормативных устоев, принятых сообществом, а в продуманном принятии решений и действиях на их основе. Наличие профессионально- этического кодекса не отменяет для социального работника необходимости проведения этико-аксиологического анализа ситуации, отношений и т.п.

В то же время, будучи отражением состояния профессионально-этической системы в конкретный момент времени, профессионально-этический кодекс не может являться чем-то раз и навсегда данным, застывшим. Он не может претендовать на абсолютность, т.е. на безусловную пригодность в любой период времени, в любых ситуациях и обстоятельствах. Он должен соответствовать потребностям общества и профессиональной группы и постоянно совершенствоваться. В соответствии с изменениями в условиях жизнедеятельности людей, непосредственном содержании, целях и задачах профессиональной деятельности, наконец, в соответствии с достижениями науки в профессионально- этической системе он должен периодически пересматриваться, изменяться и уточняться. Так, например, в кодексе, принятом МФСР, имеется прямое указание па то, что данный кодекс может и должен быть усовершенствован по мере необходимости в связи с изменением социальных обстоятельств. Однако в период своего действия профессионально- этический кодекс — это документ, обязательный для руководства в повседневной профессиональной деятельности.

Профессионально-этический кодекс социальной работы, при всей его устойчивости и целостности, не является замкнутой системой. Он открыт и динамичен, что отражено в самом кодексе, и это понятно: этические принципы, нормы, правила и требования, отраженные в кодексе, не могут и не должны быть неизменными, косными; они обязаны отражать не только перемены в обществе, динамику его развития, изменения в статусе отдельных социальных групп и индивидов, но и изменения, происходящие в самой профессиональной деятельности, ее сущности и содержании, формах и методах. Эти перемены должны находить отражение в изменении содержания разделов, входящих в профессионально-этический кодекс, внесении в него новых пунктов и разделов, и опосредованно реализоваться в способах практического применения кодекса в профессиональной деятельности на любом из уровней социальной работы.

Профессионально-этический кодекс предназначен в основном для регулирования профессионального поведения, отношений и действий специалистов. Однако в конечном итоге область применения профессионально-этического регулирования становится шире и выходит за рамки профессиональной деятельности. Человек един и целостен, и, как это часто бывает, профессиональные поведенческие стереотипы привносятся в обыденную жизнедеятельность, тем более, что профессионально-этический кодекс не требует от социального работника ничего такого, что могло бы быть воспринято негативно вне профессиональных рамок.

Такие нормы и принципы, основанные на уважении и любви к человеку и требующие от личности честности, умения хранить чужую тайну, оправдывать доверие, быть тактичным, стремиться к совершенству, доброжелательно относиться к людям и т.п., могут быть признаны желательными и в обыденной жизнедеятельности. Будучи перенесенными социальным работником из профессиональной сферы в обыденную, они могут изменить отношения, в которые тот вступает, содействуя их этизации и гуманизации. Если действия и поведение социального работника в повседневной деятельности и ведущие качества его личности отвечают требованиям профессиональной морали, отраженной в кодексе, то они соответствуют и общим понятиям справедливости и добра, общественного и личного блага. Это означает, что действия, поведение и личностный облик специалиста отвечают ожиданиям общества по отношению к профессии вообще и ее отдельным представителям в частности.

Это соответствие дает возможность говорить о социальной работе как важном факторе повышения уровня моральности общества. Это влияние социальная работа осуществляет в силу положительного морального воздействия содержания деятельности и нравственности ее представителей как непосредственно на участников процесса деятельности — самих социальных работников, их клиентов и их ближайшее окружение, так и опосредованно — на общество. Таким образом, специфическое этико-аксиологическое регулирование поведения и действий социального работника в профессиональной сфере имеет результатом регулирование его жизнедеятельности в целом, а через нее — регулирование общественных отношений, их гуманизацию.

Соблюдение требований профессионально-этического кодекса социальным работником — не формальность, а необходимое условие эффективности и результативности его повседневной практической деятельности, мерило ее общественной значимости и ценности. Соблюдение каждым специалистом требований профессионально-этического кодекса становится в настоящее время непременным условием признания и закрепления высокого статуса профессии в обществе, основанием для завоевания авторитета и уважения ее представителей, самоуважения и самоутверждения личности специалиста в профессиональной группе и в обществе, среди клиентов и собственного окружения специалиста.

При всем различии профессионально-этических кодексов, принятых социальными работниками разных стран, все они имеют общие цели и задачи (хотя и не всегда одинаково сформулированные), чем и обусловлено их сходство. Вместе с тем, кодексы не могут не иметь различий, определяемых спецификой менталитета различных народов, их национальных обычаев и традиций, действующим законодательством, уровнем социально-экономического развития страны и статусом социальной работы в обществе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >