Формирование ценностно-морального сознания социального работника в условиях влияния различных профессионально-этических систем

Как показано, профессионально-этические системы различных видов деятельности имеют общее ценностное основание, что обусловливает наличие в них общих подходов, однако содержание самой деятельности вносит элементы своеобразия в профессионально-этические кодексы. Социальный работник, взаимодействуя с представителями различных профессий, не может не осуществлять сравнение сходных элементов различных профессионально-этических систем. Если же при этом социальный работник трудится не в социальной службе, а в неспецифическом с точки зрения социальной работы учреждении, то численное превосходство основной для этого учреждения профессиональной группы будет детерминировать доминирование (а иногда и давление) соответствующей профессионально-этической системы.

Именно это обстоятельство может оказать влияние на формирование морально-ценностного сознания специалиста. К названным ранее детерминантам добавится еще одна, и притом весьма существенная: профессионально- групповая, представляющая собой совокупное морально- ценностное сознание доминирующей профессиональной группы. Элементы этого сознания могут внедриться в сознание социального работника, провоцируя состояние ценностно-моральной неопределенности, неуверенности. Так, например, социальный работник должен исходить в своей деятельности из принципа признания субъектности клиента, т.е. уважать его право на принятие самостоятельного решения относительно способов решения его проблемы, конечного результата, собственной жизни и судьбы и т.д. Однако в медицинском учреждении специалистами основной профессиональной группы этот принцип может использоваться в очень ограниченном варианте, поскольку врач как специалист принимает решение о способах решения проблемы (схеме лечения), как правило, самостоятельно, исходя из собственных профессиональных знаний и опыта — и именно за этим пациент и обращается к врачу. В самом деле, трудно представить себе врача, задающего пациенту вопрос: «Как, по Вашему мнению, я должен Вас лечить?» Социальный работник в медицинской профессиональной среде может со временем привыкнуть воспринимать как само собой разумеющееся право специалиста самостоятельно принимать решение за своего клиента на основе своей компетентности, без учета мнения последнего.

В этом состоит одна из трудностей «стыковки» профессионально-этической системы социальной работы и профессионально-этических систем других видов деятельности. Однако социальный работник, осмысливая ситуацию и вырабатывая собственную позицию, должен исходить из того, что социальная работа осуществляется большей частью в рамках обыденности, а не экстремальных ситуаций. А в пределах обыденной жизнедеятельности каждый человек вправе осуществлять самостоятельный выбор собственной личности, судьбы, деятельности, уровня благополучия и т.п., разумеется, не нарушая при этом действующих в обществе норм.

Работая в пенитенциарной системе, социальный работник может пересмотреть свои ценностно-моральные позиции в связи со спецификой этой системы. Если в социальных службах он чаще всего взаимодействовал с клиентами, чьи проблемы не были непосредственно обусловлены их ненормативным поведением (или, по крайней мере, ненормативное поведение не носило криминального характера), то в пенитенциарных учреждениях он будет работать с клиентами, чье положение и проблемы обусловлены их криминальными действиями и поступками. Чаще всего осознание того, что отбывающие наказание граждане сами обусловили свое положение вне закона, и является основным фактором, формирующим отношение к ним доминирующей профессиональной группы. Безусловно, профессионально-этическая система этой профессиональной группы требует уважения к человеку (уважать человеческое в человеке), однако на практике трудно уважать растлителя малолетних, убийцу женщин и стариков и т.п. Помимо этого реальные нравы, которые можно наблюдать в пенитенциарных учреждениях, могут оказать на социального работника влияние более существенное, нежели профессионально-этическая система.

Оказавшись в такой ситуации, социальный работник может руководствоваться в первую очередь тем соображением, что ни один психически нормальный человек не планирует разрушить собственную жизнь. Намечая контуры своего будущего, ни один человек не рассчитывает умереть от передозировки наркотиков или отравления алкоголем, стать одиноким и никчемным, брошенным собственными детьми, жить в нищете, умереть в качестве бомжа под чужим забором. Однако порой человеку не достает этического «чутья», выдержки, силы воли, терпения, самоуважения, достоинства и т.п., чтобы справиться с ситуацией, выходящей за рамки обыденного. Не всегда он может осознать, что его личностных достоинств достаточно лишь для стабильной, спокойной, размеренной жизни, наполненной заботой окружающих, и что малейшее изменение в жизненных обстоятельствах может сделать его беспомощным, выбить из колеи. Привычные стереотипы могут уже не приносить привычного результата, и тогда человек делает выбор из числа девиантных форм поведения. Это не означает, что вес человеческое в человеке исчезло; возможно, оно просто не имело достаточных условий или поводов для проявления. Выявить это и в дальнейшем опираться на него — долг социального работника. Это человеческое и может стать основой уважения к человеку.

Социальному работнику, переживающему конфликт моральных норм и ценностей, при разрешении его следует руководствоваться наиболее общими принципами и нормами, которые в профессионально-этических системах различных видов профессиональной деятельности если не совпадают, то, по крайней мере, не противоречат друг другу. Например, все профессионально этические системы требуют уважения к человеку, причем имеется в виду не абстрактная «человекообразность», а «человеческое в человеке». Профессионально-этическая система социальной работы требует от специалиста того же, и здесь противоречий специалист не найдет. Несовпадения, различия могут иметь место только в частных нормах, правилах и требованиях, поскольку именно они в значительной степени отражают специфику профессии. Но и в этом случае социальному работнику следует при этико-аксиологическом анализе выявлять не столько различия, сколько сходство, видеть и реализовать общие для всех профессий и профессионально-этических систем подходы. Основой же индивидуальной профессионально-этической деятельности социального работника может быть только профессиональная этика социальной работы и разработанные, и принятые на ее основе кодексы.

Это может касаться любых аспектов деятельности специалиста, в том числе и оказания платных услуг, которые все прочнее входят в обыденную жизнь человека и его профессиональную деятельность. В самой идее платных услуг нет ничего неэтичного; любая работа должна быть оплачена, в том числе и оказанная услуга. Однако в развитии сети социальных услуг населению всегда встают, по меньшей мере, два вопроса: кто именно будет оплачивать услуги: государство или клиент и какова должна быть цена услуги с учетом платежеспособности клиентов. В профессиональноэтическом кодексе социальных работников содержится указание на то, что плата за услугу должна быть соразмерна с содержанием самой услуги и не превышать возможности клиента оплатить ее. В соответствии с социальным законодательством, значительная часть клиентов получает социальные услуги бесплатно: их оплату производят в опосредованной форме местные органы власти, обеспечивая финансирование социальных служб.

Но в медицинских, юридических и иных учреждениях подход при расчете цен на услуги может быть иным: клиент в соответствии с прейскурантом должен оплачивать полную стоимость услуги, что, впрочем, не отрицает последующей возможности клиента компенсировать полностью или частично понесенные расходы за счет местных органов власти, предприятия, страхового фонда и т.п. Могут практиковаться и иные схемы оплаты работы специалистов. В такой ситуации социальному работнику следует учитывать требование профессионально-этического кодекса социальных работников и, с фиксацией системы взимания платы за услуги в данном учреждении, установить умеренную плату за свои услуги на основе всех льгот по оплате, предусмотренных законодательством и возможностей компенсации расходов.

Конфликтные ситуации, возникающие в «пограничных» областях профессиональной деятельности, могут быть разрешены и с позиций общественной морали, которая по отношению ко всем видам профессиональной морали носит «рамочный» характер. Однако надо учитывать то обстоятельство, что в разные периоды времени мораль общества может быть более или менее гуманной, сближаясь с реально существующими нравами или, напротив, отдаляясь от них. Социальный работник должен уметь отделять мораль от нравов, знать их отличия. В случаях, если общественная мораль носит характер менее гуманный, нежели мораль профессиональная, она вряд ли может служить достаточным критерием для разрешения профессионально-этического конфликта. В этом случае целесообразно обратиться к философской этике или этике профессиональной, ориентированные на должное, ценное, истинное.

В конфликтной ситуации целесообразно в качестве оценочного критерия использовать идеальные ценности и исходить при выработке решения в первую очередь из ценности человека и общества, их блага и коренных, сущностных интересов. Ценности человека и общества, являясь наиболее устойчивыми этическими ценностями, могут лечь в основу любого этико-аксиологического анализа ситуации, события, отношений, действий и т.п., позволяя социальному работнику, с одной стороны, преодолеть естественные различия профессионально-этических систем и кодексов, а с другой — в необходимых случаях возвыситься над корпоративными интересами профессиональной группы и трудового коллектива и иметь в виду лишь благо человека и общества.

Собственную позицию нужно не только четко обозначать, но и обосновывать. В этом отношении социальный работник должен выступать как пропагандист не столько профессионально-этической системы социальной работы, сколько общесоциальных и общечеловеческих этических ценностей и норм, имеющих значимость как в обыденной, так и в профессиональной деятельности. Эти же нормы имеют ценность для представителей самых различных профессиональных групп, что и может стать основой урегулирования конфликта.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >