НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АКАДЕМИЧЕСКОГО ПИСЬМА

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО ПИСЬМА КАК ДИСЦИПЛИНЫ В УНИВЕРСИТЕТАХ ЗАПАДА

Риторика и композиция научного текста и академическое письмо

Несмотря на относительную новизну академического письма как дисциплины, его научно-методическую основу составляет одна из древнейших дисциплин — риторика. В терминах сегодняшней методологии письма, принятой в США, академическое письмо носит название «риторика и композиция» (rhetoric and composition) [90; 95; 169; 179; 221]. Под риторикой и композицией понимается создание текста на основе знаний, полученных в ходе освоения академического письма как дисциплины в процессе обучения в школе или колледже. Таким образом, риторика и композиция является более высокой ступенью письма, которая предполагает, что пишущий уже знаком с базовыми принципами академического письма, поэтому эта дисциплина в университете называется именно так. По этой же причине в американских университетах действуют центры письма с индивидуальной тьюторской поддержкой, а не программы академического письма — хотя в случае с иностранными студентами такие курсы, конечно, предлагаются.

За пределами Соединенных Штатов термин «академическое письмо» часто употребляется в том же значении, что и термин «риторика и композиция», однако важно понимать, что термин «академический» в английском языке (academic,) означает «связанный с обучением», как, например, «академический текст»,

«академический год», «академический отпуск» или «академическая успеваемость». Значит, когда студент учится основам построения собственного, исследовательского, проблемно ориентированного текста в системе образования, он обучается академическому письму. В университет же он может поступить только при условии овладения академическим письмом, и задача высшего образования — довести его базовые знания до подлинно исследовательских текстовых компетенций, что предусматривает долгий процесс работы над каждым конкретным текстом в конкретной дисциплине с конкретными задачами. С практикой приходит умение самостоятельно работать над собственными текстами различного предназначения и повышается качество письма.

Проблема становления академического письма (в обоих приведенных выше значениях) как дисциплины связана с тем, что начиналось оно с обучения базовым компетенциям, но в то же время тем самым компетенциям, без которых не может существовать ни одна дисциплина или научное направление. В силу этого академическое письмо все еще воспринимается многими преподавателями дисциплин как навык, а не специальное знание [201].

Риторика и композиция (как сочетание двух понятий, составляющих термин) соединяют искусство убеждения (риторику) с процессом написания конкретного текста с конкретной целью (композиция) [179] и в этом смысле представляют достаточно широкое поле для исследования с многочисленными задачами. Риторика покрывает спектр задач от практических технологий построения убедительной аргументации до стратегий, используемых в формировании дискурса с определенными научными целями. Композиция же предполагает обучение практическим навыкам письма и исследование того, как происходит формирование этих практик, что предполагает мета-анализ и теорию.

При всей широте теоретических и научно-методических исследований в современном академическом письме сегодня, использование понятия «риторика» в термине «риторика и композиция» исторически оправдано, поскольку современная модель риторики и композиции, лежащая в основе построения научного текста и позволяющая моделировать научный дискурс, восходит к классической модели риторики. Выработанная еще софистами и развитая в работах Платона, Аристотеля и Квинтилиана, классическая модель риторики включает пять стадий: инвенция (invention), диспозиция (arrangement), стиль (style), запоминание (memory) и преподнесение (delivery).

Приведенные в скобках соответствующие английские термины позволяют более ясно связать классическую модель с современной, поскольку, с одной стороны, они лишены исторически укоренившейся терминологической специфичности и более прозрачны для восприятия, а с другой — составляют сегодня часть простой и функциональной терминологии академического письма. Если перефразировать эти термины на русском языке с учетом тех ролей, которые они играют в риторике и композиции, то получим примерно следующее:

  • 1) выдвижение идеи и предложение решения проблемы (invention);
  • 2) организация аргументации в тексте от тезиса к выводу (arrangement);
  • 3) выбор стилистики и жанра дисциплинарного дискурса (style);
  • 4) поддержка аргументации на основе имеющегося знания (memory);
  • 5) презентация текста в связной и убедительной языковой форме (delivery).

Таким образом, в классической модели риторики заложены следующие составляющие: исследовательская (понимание предмета и собственная идея), логическая (логика рассуждения), социокультурная (понимание специфики дискурса и адресата), знаниевая (знание литературы и владение методологией исследования) и языковая (ясность, связность и убедительность текста).

Все пять стадий неразрывно связаны в тексте, но их логическая последовательность не подлежит сомнению. Ключевым принципом академического письма является его социальная функция, что означает ответственность автора за текст как за продукт, потребляемый читателем [95; 166; 171; 238]. Мысль, составляющая текст, должна быть интересна, важна и полезна. Соответственно, читатель вправе не читать текст или читать его выборочно (например, формулировку тезиса и главный вывод), а также соглашаться или не соглашаться с автором. Убедительность текста зависит от способа аргументации, актуальной эмпирической или фактической поддержки и удобства для чтения, т.е. ясности и экономичности. В тексте не должно быть отклонений от темы и никакой лишней информации. Этот аспект риторики и композиции, проходящий красной нитью через все стадии, называется «фокус».

В современной науке текст представляет собой вклад автора в идущую дискуссию по определенному вопросу или проблеме.

Текст — это публичный продукт [166; 236; 238], в котором собственная, оригинальная мысль автора облечена в языковую форму, обеспечивающую скорейшее ее донесение до адресата, который может продолжить ее в том же или ином направлении, подвергнуть критике, отвергнуть или интерпретировать по-своему. Таким образом, академический текст живет в определенном социально-политическом контексте и обеспечивает публичную коммуникацию между членами сообщества, которые заинтересованы в решении данной проблемы.

Для того чтобы языковая форма текста отвечала цели коммуникации и требованию публичности, он строится на основе общепринятой модели. В начале должна быть четко сформулирована проблема и гипотеза для ее решения (мысль автора), объяснены методы, которыми автор будет проблему решать, и последовательность аргументации, с помощью которой мысль пройдет через текст от тезиса к выводу. Каждый элемент аргументации должен опираться на соответствующую поддержку в заданном порядке. Цель коммуникации достигнута, если вывод, к которому пришел автор в заключении, понятен, обоснован и изложен ясно и последовательно. Этот аспект называется «организация».

Ясность и убедительность теста зависит не только от логической организации аргументов и поддерживающих их фактов, но и от собственно языка, т.е. связного и легко воспринимаемого синтаксиса, использования логических слов-связок, союзов и параллельных структур, повторения ключевых слов, правильной лексики, отсутствия грамматических и лексических ошибок и т.д. В конце концов каждый опытный автор имеет свой «голос» (voice), по которому мы узнаем его текст так же, как речь говорящего человека по звуку его голоса. Это «звучание» и легкость восприятия написанного за счет языка составляет третий, последний аспект риторики и композиции — его «механику».

Итак, текст выполняет социально-коммуникативную функцию и строится по модели, а поскольку модель представляет собой полезный и гибкий инвариант, то на ее основе можно строить обучение академическому письму и отрабатывать навыки риторики и композиции для написания научно-исследовательских или иных профессиональных или дисциплинарных текстов. Из этого можно заключить, что обучение академическому письму и эффективной научной коммуникации так же возможно, как обучение риторике со времени ее зарождения в Древней Греции.

Тем не менее гениальная простота и универсальность пятичленной модели классической риторики сама по себе не означает, что ее использование всегда будет приводить к тому результату, который ожидается от написания текста современным исследователем. На разных исторических этапах эта модель искажалась и интерпретировалась по-разному, что приводило к построению совершенно иных текстов. Характер этих текстов (на ранних стадиях развития риторики чаще устных выступлений) тиражировался, закреплялся через обучение, передавался из поколения в поколение и тем самым превращался в традицию. Традиции же укоренялись в сознании общества как единственно правильные и превращались в конечном счете в стереотипы, ломать которые значительно труднее, чем строить новое знание на новом месте.

Поскольку традиции российского научного письма сегодня представляют собой один из наиболее мощных оплотов сопротивления на пути к внедрению международных норм академического письма в отечественную практику, экскурс в истоки таких стереотипов позволит понять и, следовательно, проанализировать и структурировать рассматриваемые в данной работе проблемы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >