Афинская клятва

Международный совет тюремной медицинской службы

Мы, профессиональные работники здравоохранения, работающие в тюрьмах, собравшиеся 10 сентября 1979 г. в Афинах, даем торжественное обещание в соответствии с клятвой Гиппократа, что приложим все усилия для обеспечения возможно лучшего медицинского обслуживания для всех лиц, заключенных в тюрьмах по каким бы то ни было причинам, без предрассудков и в рамках нашей профессиональной этики.

Мы признаем право заключенных получать качественную профессиональную медицинскую помощь.

Мы обязуемся:

  • • Воздерживаться от санкционирования или одобрения физического наказания.
  • • Воздерживаться от участия в каких бы то ни было формах пыток.
  • • Не проводить никаких экспериментов с заключенными без их согласия.
  • • Уважать конфиденциальность любой информации, полученной в ходе наших профессиональных отношений с заключенными пациентами.
  • • Что наши медицинские заключения должны основываться на нуждах наших пациентов и иметь приоритет над другими не медицинскими факторами.[1]

К принципам медицинской этики, относящимся к работникам здравоохранения, в особенности к врачам, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, относятся:

Принцип 1. Работники здравоохранения, в особенности врачи, обеспечивающие медицинское обслуживание заключенных или задержанных лиц, обязаны охранять их физическое и психическое здоровье и обеспечивать лечение заболеваний такого же качества и уровня, какое обеспечивается лицам, не являющимся заключенными или задержанными.

Принцип 2. Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают грубое нарушение медицинской этики, а также преступление в соответствии с действующими международными документами, если они занимаются активно или пассивно действиями, которые представляют собой участие или соучастие в пытках или других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видах обращения и наказания, или подстрекательство к их совершению, или попытки совершить их.

Принцип 3. Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они вовлечены в любые другие профессиональные отношения с заключенными или задержанными лицами, целью которых не является исключительно обследование, охрана или улучшение их физического или психического здоровья.

Принцип 4. Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они:

  • а) применяют свои знания и опыт для содействия проведению допроса заключенных и задержанных лиц таким образом, что это может отрицательно повлиять на физическое или психическое здоровье или состояние таких заключенных или задержанных лиц и не согласуется с соответствующими международными документами;
  • Ь) удостоверяют или участвуют в удостоверении того, что состояние здоровья заключенных или задержанных лиц позволяет подвергать их любой форме обращения или наказания, которое может оказать отрицательное воздействие на их физическое или психическое здоровье и которое не согласуется с соответствующими международными документами, или в любой другой форме участвуют в применении любого такого обращения или наказания, которое не согласуется с соответствующими международными документами.

Принцип 5. Участие работников здравоохранения, в особенности врачей, в любой процедуре смирительного характера в отношении заключенного или задержанного лица является нарушением медицинской этики, если только оно не продиктовано сугубо медицинскими критериям как необходимое для охраны физического или психического здоровья или безопасности самого заключенного или задержанного лица, других заключенных или задержанных лиц или персонала охраны и не создает угрозы его физическому или психическому здоровью.

Принцип 6. Не может быть никаких отклонений от вышеизложенных принципов ни на каких основаниях, включая чрезвычайное положение[2].

Принятие данных современных международных документов предполагает признание не только исторического значения трудов доктора Гааза, но и значения медицинского долга сохранения человеческой жизни и готовности к оказанию помощи любому, в ней нуждающемуся, как бы трудно не было бы оказание медицинской помощи.

  • [1] Биомедицинская этика. Сборник нормативно-правовых документов в области правчеловека в контексте биомедицинских исследований / под ред. И. В. Силуяповой и В. II. Диомидовой. Москва — Чебоксары, 2014. С. 120.
  • [2] Биомедицинская этика. Сборник нормативно-правовых документов в области правчеловека в контексте биомедицинских исследований. С. 131 — 133.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >