Социологизм.

Рассмотрим позицию, которая условно называется «социологизм». Существуют две причины для того, чтобы уделить ей принципиальное внимание. Во-первых, под влиянием именно этой позиции происходит первая в мире легализация абортов, т.е. производство аборта теряет юридический статус преступления «против жизни, против семьи и общественной нравственности». Во-вторых, эта позиция до сих пор является идеологическим основанием российского законодательства.

Наше законодательство оказывается в положении несоответствия всем существующим современным естественнонаучным позициям. Обосновываемые сроки начала человеческой жизни — момент слияния половых клеток, 15—40-й дни существования эмбриона, даже 4—20-я недели — это сроки, среди которых нет ни одного, который бы соответствовал «социологизму», т.е. связывал бы начало человеческой жизни с моментом рождения человека, т.е. появления новой документально оформленной единицы общества.

Идеологическим основанием такой ситуации в значительной степени остается вульгарное следование философии марксизма-ленинизма, которую сами ее сторонники называли «воинствующим материализмом». Конечно, непосредственных указаний к детоубийству данная воинствующая философия не содержала. Но руководство к действию логически вытекало из ее принципов: морального релятивизма, отрицавшего абсолютное значение любых, включая религиозные, нравственных заповедей, и представления о так называемой социальной сущности человека.

Действительно, если, согласно моральному релятивизму, все моральные принципы, по сути, относительны, то почему не может рассматриваться как относительный, т.е. не имеющий абсолютного значения, и принцип «не убий»? И если интересы борьбы сообществ допускают убийства, то почему не распространить это допущение и на находящиеся во чреве матерей зародыши?

Вульгаризация принципа о так называемой социальной сущности человека заключалась в том, что человек рассматривался исключительно как субъект труда, основной элемент производительных сил, вступающий в производственные отношения, производящий их. Человек есть материальное социальное существо, субстратная и функциональная единица общества, обладающая индивидуальной социальной сущностью, которая формируется только в человеческом обществе — сложнейшем коллективе[1]. Единицей общества человек становится только после своего рождения, которое фиксируется как состоявшийся факт в медицинских документах, а затем в официальных документах о рождении.

Неслучайно проблема соотношения биологического и социального в человеке — это по сути непрекращающаяся в философии марксизма- ленинизма борьба против биологизаторства, т.е. против биологического истолкования сущности человека, носителями которого, как правило, рассматривались представители генетики. И это понятно, так как генетика — это наука о наследственности, которая, как известно, не может не иметь своего субстрата или носителя. Этим носителем наследственных свойств и качеств с момента зачатия и является человеческий зародыш как уникальный живой биогенетический организм.

История этой борьбы включает 30—50-е гг. XX в. — годы победы лысен- ковщины, т.е. период осуждения и запретов на проведение генетических исследований. Именно эта борьба и породила понятия «биологизаторство», «социологизм», «биосоциальная природа человека» и т.д. Известно, что во второй половине XX в. вульгарный социологизм потерпел сокрушительное поражение под давлением развития биогенетического знания. Тем не менее именно социологизм сохраняет до сих пор ведущие позиции, определяя законодательство России, касающееся проблем репродукции.

  • [1] Орлов В. В. Социальная биология // Соотношение биологического и социального.Межвузовский сборник научных трудов. Пермь, 1981. С. 17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >