Этические проблемы новых «технологий зачатия» (искусственного оплодотворения)

Каждая зачатая человеческая жизнь неповторима, в ней заложены уникальные свойства и способности. Все, что происходит с человеческим эмбрионом, происходит с человеком, и потому по отношению к нему действенны нравственные принципы и обязательства отношения человека к человеку. Именно человеческий статус и достоинство зачатой жизни порождают дискуссии о приемлемости тех или иных репродуктивных технологий и медицинских процедур.

Технологии искусственного оплодотворения относятся к современной практике управления репродуктивной способностью человека. Их разработка и применение востребованы и имеют большую социальную значимость, так как бесплодный брак и бездетность — боль многих людей. Чтобы оценить масштаб этой востребованности, достаточно отметить, что, например, в США с 1996 по 2004 г. количество детей, родившихся с помощью ВРТ, выросло вдвое, причем в 2004 г. их было уже около 1% от общего количества детей, появившихся на свет[1].

Показательна связь искусственного прерывания беременности и искусственного оплодотворения. Искусственное прерывание беременности как один из способов планирования семьи ведет к росту вторичного (приобретенного) бесплодия. Специалисты полагают, что вторичное бесплодие на 55% является осложнением после аборта. В настоящее время, хотя в среднем уровень бесплодия остается примерно таким же, как и 20—30 лет назад, его структура меняется в сторону увеличения вторичного бесплодия[2].

Потребность в искусственном оплодотворении вырастает не только из потребностей борьбы с собственно бесплодием вообще, сколько из потребностей борьбы с трубным бесплодием. Легализация абортов, происходящая со второй половины XX в., исторически и логически связана с разработкой методик искусственного оплодотворения. Профессор И. Мануйлова констатировала: «Медицинская рекомендация к экстракорпоральному оплодотворению, как правило, является следствием анатомических нарушений в маточных трубах вследствие искусственного аборта»[3].

Несмотря на то, что мощный стимул для своего развития ВРТ получают лишь во второй половине XX в., исследования в этой области имеют длительную историю.

  • [1] См.: Assisted reproductive technology and major structural birth defects in the UnitedStates / Reefhuis J. [et al.] // Human Reproduction Advance Access. First published online onNovember 14, 2008. URL: http://humrep.oxfordjournals.org/cgi/content/full/den387v3 (датаобращения: 11.10.2015).
  • [2] Шнейдерман H. А. Социология и жизнь. М.: Мысль, 1991. С. 99.
  • [3] Мануйлова И. Современные контрацептивные средства. М., 1993. С. 174.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >