Трансгуманизм как евгенический информационно-культурный проект

В связи с мощным развитием генных технологий все более популярными становятся идеи о возможности преобразования человеком своей природы, идеи о перспективах выхода человека за собственные пределы и достижения человечеством такого этапа развития, как «постчеловечество».

Особую роль в популяризации данных идей играет международное и междисциплинарное движение «трансгуманизм», активно распространяемое но всему миру. Согласно идеологам трансгуманизма, человек будущего — постчеловек — будет радикально отличаться от современного, будет обладать сверхразумом и новой телесностью. Термин «трансгуманизм» был предложен биологом Джулианом Хаксли (основателем ЮНЕСКО) в 1957 г. Приставка «транс», имеющая значение «лежащий за пределами чего-либо», в данном случае обозначает выходящий за пределы гуманизма. Макс Мор (американский философ-футурист, основатель Института экстропии) определяет трансгуманизм как интеллектуальное и культурное общественное движение, которое поддерживает стремление к целенаправленному фундаментальному расширению человеческих возможностей, особенно за счет развития и распространения биомедицинских технологий, обеспечивающих значительное усиление человеческих способностей (интеллектуальных, физических и психологических), позволяющих избежать старения, болезней и обрести качественно новые возможности[1]. К таким технологиям относятся: генная инженерия, робототехники, нанотехнологии, когнитивные технологии изменения человеческих способностей, информационные технологии формирования потребностей человека, биотехнологии, укрепляющие здоровье и увеличивающие продолжительность жизни, позволяющие осознанно трансформировать параметры человеческого организма, целенаправленно изменять их.

Позиция трансгуманизма сводится к отрицанию подлинной сущности человека и замене ее биотехническими характеристиками. В перспективе человеческие свойства и качества — болезни, старческие немощи, недостаточный объем памяти, ограниченность выносливости, физических и интеллектуальных способностей — будут преодолены, что преобразит сущность человека до неузнаваемости.

Многими исследователями трансгуманизм может быть оценен как очередной утопический проект. Тем не менее нельзя не отметить, что процесс смены утопических проектов недавнего прошлого на практическую реальность сегодняшнего дня происходит на наших глазах. Еще в 1932 г. О. Хаксли в романе-антиутопии «О дивный новый мир» показал общество будущего, которое базируется на новых принципах искусственного размножения. Но уже в конце XX в. методы искусственного оплодотворения становятся реальностью практического здравоохранения. В антиутопии Хаксли общество практически покончило с дискомфортом, болью и стрессом, благодаря употреблению наркотического препарата, обеспечивающего состояние счастья и удовлетворения. В 1995 г. британский философ-утилитарист Дэвид Пирс, соучредитель Всемирной Трансгуманистической Ассоциации, создает компанию BLTC Research {Better Living Through Chemistry), одна из задач которой — расширение воздействия на мозг человека с помощью препаратов психофармакологии.

О каких социально значимых тенденциях свидетельствуют установки трансгуманизма на улучшение интеллектуальных и психических способностей? Одна из тенденций — внедрение в общество евгенической идеологии и обоснование инновационных прорывов к преобразованию природы человека и формированию человека будущего. Трансгуманисты считают, что человек сначала превратится в трансчеловека (переходного человека), использующего все имеющиеся возможности для самоулучшения. Признаки трансчеловечности, по их мнению, — это улучшение тела имплантатами, искусственное размножение, психологическое конструирование, т.е. целенаправленный выбор личностных черт (распределенная индивидуальность). В будущем на место транслюдей придут постлюди. Постчеловек — это потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком.

Для появления такого человеческого существа требуется кардинальное изменение человека. Обеспечить возможность появления постчеловека призвана генетика с опорой на манипуляции с отдельными генами или с геномом в целом. Проекты столь глубочайшего вмешательства в органическую и психическую структуру человека не могут не волновать специалистов. Так, Д. Палмер пишет: «Мы находимся на грани глубочайшего, наиболее обширного вмешательства в настройку нашей психики и органики, которое когда-либо предпринималось. Эти вмешательства являются настолько проникающими и всеохватывающими, что самые экстенсивные из нынешних химических и хирургических методов лечения покажутся по сравнению с ними всего лишь косметическими изменениями. Принимая во внимание случайности личного онтогенеза, наш организм и поведение можно в итоге свести к трем миллиардам парных нуклеотидных оснований, которые составляют наш геном. Способность непосредственно влиять на этот геном представляет собой наиболее значимую технологическую инновацию, которую когда-либо осуществлял наш вид»[2].

Не умаляя значения генной инженерии для лечения наследственных болезней человека, следует с особым вниманием отнестись к проблеме возможного изменения генома его потомков. Феномен подавления экспрессии генов в присутствии определенных коротких фрагментов РНК (РНК- интерференция) был открыт Э. Файером и К. Мелло, которые получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 2006 г. Это открытие связано с выявлением генетических механизмов, позволяющих выключать функционирование любых генов человеческого генома. Биомедицинские технологии, базирующиеся на РНК-интерференции, создают возможность изменять молекулу ДНК, генокод, генотип, телесность и нейросистему, делая их «редакторами» биологической судьбы человека. Многие исследователи полагают, что при помощи генной инженерии можно будет получать потомков с улучшенными внешностью, умственными и физическими способностями, характером и поведением. Такие радикальные возможности модификации генетики человека приводят к серьезным этическим вопросам. Ф. Фукуяма отмечает: «Сегодня мы стоим перед этическим выбором, касающимся тайны генетической информации, правильного использования медицинских препаратов, исследований на человеческих эмбрионах и клонировании человека. Однако вскоре нам придется иметь дело с вопросами о селекции эмбрионов и о степени, до которой все медицинские технологии можно использовать для усовершенствования человека...»[3]

Для трансгуманизма типично убеждение, что «биологическая форма жизни это лишь одна из ступеней развития, которая вот-вот сменится...»[4] Трастуманисты убеждены, что душа с ее эмоциями, страстями, интуицией, волей и способностью к сопереживанию должна быть у постлюдей трансформирована в сверхразум, лишенный этих «слабостей». Люди превратятся в совершенные организмы, малочувствительные к радостям и страданиям. Неизбежность старения, ограниченность человеческого интеллекта, невозможность выбора собственной психологии, боль, надежды, страхи, радости и смыслы — все эти человеческие проявления необходимо демонтировать. Человек, согласно трансгуманистам, уходит в прошлое как биовид и переходит в будущее как техновид и бессмертный постчеловек.

Почему же в обществе возникают и существуют такие информационнокультурные проекты? Во-первых, безусловно, в результате достижений информационных технологий и биомедицинских исследований, прежде всего в области генетики человека, нейрофизиологии, нейрофармакологии, когнитивных наук. Во-вторых, из-за принципиальных сдвигов на социокультурном уровне. Речь идет о реалиях мировоззренческого плюрализма и расширении перечня прав человека.

Междисциплинарное мировоззрение «трапсгумапизм» вводит новое право — право человека на изменение своей биологической природы. В Декларации трансгуманизма четко фиксируется: «Трансгуманисты отстаивают право тех, кто желает использовать технологии для расширения своих умственных и физических (включая репродуктивные) способностей и усиления контроля над собственной жизнью. Мы стремимся к личностному росту за гранью наших нынешних биологических пределов»[5].

В условиях мировоззренческого плюрализма будущее человечества оказывается неопределенным и зависящим от представлений людей, решений и действий, предпринимаемых в обществе. На повестке дня сегодня решение вопроса о том, является ли трансгуманизм некой новой формой гуманизма или он должен быть критически оценен как форма отрицания гуманизма и выражения замаскированного презрения к человеку. Тем более, что подобные формы презрения к «человеческому, слишком человеческому» (Ф. Ницше) уже известны человеческой истории и не только в виде информационно-культурных проектов и философских конструкций, но в виде связанных с ними деспотических политических режимов.

  • [1] URL: http://www.transhumanism-russia.ru/content/view/276/94 (дата обращения:11.10.2015).
  • [2] Палмер Д., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens.M, 2003. С. 201.
  • [3] Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. URL: http://lib.rus.ec/b/185580/read (дата обращения: 11.10.2015).
  • [4] URL: http://www.aif.ru/techno/article/39036 (дата обращения: 11.10.2015).
  • [5] URL: http://transhumanism.org/index.php/WTA/declaration (дата обращения: 11.10.2015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >