Проблема критериев применения эвтаназии

Чисто медицинских критериев применения эвтаназии не существует. Именно поэтому медицинская позиция в вопросе об эвтаназии неоднозначна. В целом медицинское сообщество отвергает активную эвтаназию, т.е. преднамеренное создание смертельного исхода (даже если умирающий просит об этом), рассматривая этот акт как убийство человека. С другой стороны, в некоторых случаях, необходимо признать, что не врач убивает пациента, а болезнь. В этих случаях в структуре принятия решения важное место занимает уровень намерений ответственных лиц. Согласно критерию о намерениях:

  • • эвтаназия имеет место тогда, когда есть намерение положить конец жизни данного пациента или ускорить его смерть. Эвтаназия как форма преднамеренного убийства осуществляется в случае, когда отнимает жизнь у безнадежно, смертельно больного человека для того, чтобы избавить его от лишних страданий либо при помощи прямого вмешательства (например, инъекции барбитуратов), либо «оставив его умирать», перестав кормить. Л также в случае, когда лишается жизни новорожденный ребенок с тяжелыми физическими недостатками, когда его прямо убивают или обрекают на верную смерть, прекращая подачу питания или основного лечения;
  • • об эвтаназии не идет речь при определенных обстоятельствах, когда стараются облегчить страдания какого-либо лица, находящегося в последней стадии тяжелой болезни, назначая ему медикаменты, которые лишь непрямым образом могут ускорить физиологический процесс умирания. В этом случае основное намерение не «помочь умереть» пациенту, но уменьшить его боли при помощи препаратов, которые лишь в качестве побочного эффекта способны ускорить приближение конца. Смерть здесь — не результат преднамеренного действия, но возможное последствие обезболивающей терапии;
  • • эвтаназия присутствует в том случае, когда употребляется препарат, вызывающий смерть, а также, если больного лишают всего, что ему необходимо для жизни (еда), или всего, что для него благотворно (реанимация, которая позволила бы прийти в себя и самостоятельно поддерживать жизнь, или такое лечение, которое способно дать шанс на продолжение жизни в нормальных условиях);
  • • при определенных обстоятельствах эвтаназии нет в том случае, когда прекращается или упускается такое лечение, которое имело бы неблагоприятное влияние на больного (например, лечение, которое лишь продлило бы саму жизнь, не облегчив состояние пациента);
  • • эвтаназии нет в случае прекращения реанимации, когда состояние церебральной смерти является необратимым (всякое лечение не имеет уже никакого результата, не облегчает страданий);
  • • некорректно говорить об эвтаназии в случае не реанимации плохо сформированного новорожденного ребенка или в тяжелом патологическом случае, если он естественным образом ведет к смерти (когда лишь искусственно можно продолжать жизнь, без надежды на улучшение и возникновение способности к самостоятельному существованию);
  • • при определенных условиях эвтаназии нет, если «дают спокойно умереть» больному смертельной болезнью, которая естественным образом в краткий срок приведет к смертельному исходу.

Одним из основных критериев, по которому судят, была ли причинена эвтаназивная смерть или нет, является критерий намерения (цели) действия врача. Намерение прекратить жизнь безнадежных больных, детей с неправильным развитием, умственно больным, старикам, людям с неизлечимыми болезнями вдвойне безнравственно, так как это не только намеренное убийство, но и намеренное убийство беспомощных людей.

С принятием в 1993 г. Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» впервые в нашей стране положение об эвтаназии получило законодательное решение. В ст. 45 под недвусмысленным названием «Запрещение эвтаназии» было записано, что медперсоналу запрещается удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти «какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни». Такая позиция сохраняется и в действующем ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Статья 45 «Запрет эвтаназии» констатирует: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, т.е. ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента».

Врачам надо помнить, что побуждение и осуществление любой формы эвтаназии в соответствии с законодательством РФ является преступлением. Отказ же от медицинского вмешательства во избежание неоднозначной трактовки должен быть обоснован и правильно документально оформлен.

По мере ухудшения состояния типичный умирающий последовательно переживает отторжение и изоляцию, гнев, попытки что-то выторговать (проявление «цепляния за жизнь»); депрессию (когда попытки улучшить свое состояние заканчиваются неудачей); признание неизбежности ухода из жизни (по Кюблер-Росс). Ему предстоит принять факт близкой кончины, осознать себя в состоянии умирания и, наконец, разрешив возникшие противоречия, интегрироваться в новой форме существования. Для умирающего важно создать условия для решения накопившихся проблем. Отсутствие условий и неспособность больного справиться с проблемами в одиночку, вызванная страхом и нерешительностью, порождает добровольное желание уйти из жизни, убежать от нее.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >