Романтическая герменевтика

Универсализация герменевтической проблематики произошла в европейской культуре в эпоху разрыва традиции, вызванного движением романтизма (1789—1848). Он принес с собой принцип историзма: тексты стали интерпретироваться как исторически изменчивые сущности. Развитие этой идеи привело к убеждению о возможности правильного понимания текста лишь в случае знакомства с его историей. Кроме того, романтиков стало интересовать не только корректное истолкование определенного текста, но и возможность истолкования вообще. В этом смысле закономерно, что для Фридриха Шлейермахера (1768—1834), центральной фигуры так называемой романтической герменевтики, трудности понимания носили не случайный, исключительный характер, а были принципиально связаны с непониманием или недопониманием. Утрата единой культурной нормативности привела Шлейермахера к необходимости поиска оснований понимания чужих текстов.

Шлейермахер усматривал эти основания, прежде всего, в реконструкции первоначального замысла автора. Для этого необходимо «настроиться» на ситуацию автора, «перенестись» в его психику, в его душевное состояние, в язык, в мир его идей и представлений, в его интенции. Такая процедура возможна, прежде всего, на пути психологического перенесения. Этот принцип получил название «принципа конгениальности», которая основывается на дивинации, некой бого- вдохновенности, непосредственном вчувствовании интерпретатора в индивидуальность автора. Однако Шлейермахер описал не только чисто психологические процедуры истолкования, но и грамматические правила интерпретации. Он подчеркнул значение «компаративного понимания», которое выводит общий смысл посредством операции «сравнения» из контекста высказывания при опоре на предметное, историческое и грамматическое знание. По мнению Шлейермахера, методы сравнения и дивинации являются взаимодополняющими.

Безусловным теоретическим достижением Шлейермахера в области герменевтики была тематизация эвристической метафоры герменевтического круга, описывающей продуктивное движение мысли. С одной стороны, представляется очевидным, что часть понятна из целого, а целое — из части. С другой стороны, в процессе понимания мы словно движемся в неком круге, ведь понимание целого возникает не из частей, поскольку они лишь из уже понятого целого могут интерпретироваться как его части. Для Шлейермахера понимание было принципиально незавершаемой деятельностью, всегда подчиняющейся правилу циркулярное™, то есть движению по расширяющимся кругам. Повторное возвращение от целого к части и от частей к целому меняет и углубляет понимание смысла части, подчиняя целое постоянному развитию.

Таким образом, понимание у Шлейермахера представляло собой единство нескольких моментов: исторического и дивинаторного метода, с одной стороны, и объективной и субъективной интерпретации, с другой стороны. Однако последователями Шлейермахера (прежде всего Германом Штейнталем (1823—1899) и Вильгельмом Диль- теем (1833—1911) сам он был воспринят прежде всего как основатель психологической герменевтики, т.е. толкования, основанного на диви- нации. Соотношение двух основных процедур герменевтики явилось предметом длительной дискуссии, которая не завершилась и в настоящее время.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >