Введение

Знания о Великом Прошлом своего Отечества являются важнейшей неотъемлемой частью формирования целостного мировоззрения современного образованного человека во всем цивилизованном мире, вступившем в третье тысячелетие новой эры. Без познания основных этапов и закономерностей становления и развития Российского государства невозможно составить объективное, основанное на конкретных фактах представление о давно прошедших эпохах и современных стремительно меняющихся событиях, которые несут в себе определенные объективные типологические черты отдаленного прошлого нашего Отечества, уходящие своими корнями в его тысячелетнюю историю. Более того, без знания отечественной истории нельзя понять и представить основные тенденции дальнейших изменений в жизни нашего государства и общества.

Прошлое каждого народа уникально и бесценно. Исторические судьбы народов и государств складываются под воздействием ряда объективных и субъективных факторов, определяющих специфику и особый тип цивилизационного, общественно-государственного развития. На различных этапах пройденного Российским государством исторического пути то одни факторы выступали в качестве основных компонентов государствостроения, то другие занимали их место, становясь в конкретный период первостепенными. В числе важнейших географических и геополитических факторов в первую очередь следует назвать наличие обширных и малозаселенных пространств Великой Русской равнины. Эта территория, не прерываемая ни морями, ни горными кряжами, с естественными географическими рубежами стала подлинным этнополитическим и хозяйственным центром при формировании российской цивилизации. Сходные природно-климатические условия Русской равнины, особенно на ранних стадиях развития общества, сближали племена, принадлежащие к разным языковым группам и культурам, что обусловило формирование близкого но укладу хозяйства.

Другим фактором, повлиявшим на формирование Древнерусской державы, являлась открытость границ, что в древности делало территорию нашего Отечества местом, но которому проходили волны миграций, перемещения воинственных орд кочевых племен. Это служило причиной постоянной угрозы военных вторжений в Русские земли, которые были добычей для завоевателей как с Востока, так и, позднее, с Запада. Одновременно обширные пространства давали населению возможность отступать в глубь территории, спасаясь от иноземных захватчиков. Частые войны требовали от населявших Восточно-Европейскую равнину народов колоссальных усилий по обеспечению своей безопасности, материальных затрат и мобилизации людских ресурсов. Все это предопределило особую роль

б российской истории государства как организующего начала необходимости сильной централизованной власти, формированию традиций защиты Отечества, а также повлияло на особенности системы управления малосвязанными друг с другом территориями.

Еще одной важной особенностью географического положения нашего Отечества являлось и то, что Русские земли были отрезаны от морей, т.е. от мировой морской торговли, что стало причиной их слабой связи с традиционными центрами мировой цивилизации. Отдаленность от выгодных торговых путей, пролегавших через Мировой океан, порождала необходимость поиска выхода к морям как условия для социально-экономического и культурного развития страны.

Наряду с указанными неблагоприятными факторами, на историческую судьбу России благотворное влияние оказало наличие развитой речной системы. Реки являлись важнейшими путями сообщения, сближавшими и соединявшими между собой различные регионы на бескрайних российских просторах. Более того, именно великий водный путь «из варяг в греки» стал одним из главных факторов при формировании основ российской государственности.

Огромное влияние на судьбу нашего Отечества оказало наличие колоссальных незаселенных территорий, создавших условия для оттока земледельческого населения из европейской части России на новые места. Выдающиеся русские историки XIX в. С. М. Соловьев и В. О. Ключевский считали, что процесс колонизации в России является важнейшим фактором ее истории. Нехватка пахотных земель в европейском центре страны и огромные слабозаселенные пространства в других регионах вынуждали государство, с одной стороны, прикреплять население к земле в центральных частях (что и обусловило значительно более длительный период крепостничества в России, чем в других странах), а с другой стороны, поощрять его отток на новые территории, расширяя тем самым государственные пределы за счет мирной колонизации, подразумевавшей освоение и вовлечение в общие этнокультурные и хозяйственные процессы ранее слабо заселенные и экономически неразвитые районы Сибири и Дальнего Востока.

В процессе эволюции российской государственности происходило образование уникального конгломерата народов и их культур, исторические судьбы которых оказались теснейшим образом переплетены с судьбой России, что позволяет видеть в ней некую модель микромира, представляющую удивительный феномен общерусской культуры. В ней сконцентрировались и преобразовались государственно-правовые, социально-экономические, бытовые, религиозные и иные традиции самых разных народов, цивилизаций и культур.

Важная особенность исторического развития России заключается и в том, что для нашего Отечества одновременно характерны и европейские, и азиатские культурно-исторические традиции. В течение многих столетий Россия остается крупнейшей евразийской державой, в которой тесно переплетаются влияния Востока и Запада. Именно эго определило стремление России выработать свой собственный, самобытный путь цивилизационного развития.

Определяющее влияние на ход российской истории оказала религия, которая послужила мощным катализатором процесса государствообра- зования. Особая роль в этом принадлежит Крещению Руси — принятию христианства в его греко-православной традиции в конце X в. Православие позволило воспринять корни культуры цивилизаций Древней Греции, Рима и Византии. В то же время новая религия вобрала в себя самобытность языческой Руси. Впоследствии на Русские земли значительное воздействие оказала исламская культура, привнесенная в результате двухсотлетнего ордынского владычества. Развитие связей Российского государства с Западной Европой с конца XV в. обусловило также серьезное влияние католицизма и протестантизма. Помимо этого в духовно-религиозном сознании многонациональной российской цивилизации присутствуют также элементы еще двух других религий — иудаизма и буддизма.

Наконец, значительную роль в исторической эволюции России играют особенности национального сознания россиян, специфика их мировосприятия (ментальность), а также укоренившиеся традиции социальной организации: отсутствие жесткой структурированности общества и нераз- деленность (в отличие от Запада) интересов государства и личности — соборность. Вместе с тем это не означает отсутствия корпоративных интересов отдельных групп и слоев населения, особенно тех, которые тесно связаны с обслуживанием институтов государственной власти и управления. Все перечисленные факторы сыграли важную роль в процессе формирования и развития Российской державы как неповторимой цивилизационной и этнокультурной общности, ее национально-государственного устройства и эволюции исторических форм и типов российской государственности.

* * *

Понятие «история» возникло в глубокой древности. В переводе с древнегреческого оно означает «рассказ, повествование о прошедшем». В эпоху античности, примерно в I тыс. до н.э., начинают формироваться представления о прошлом как относительно самостоятельной области человеческих знаний. «Отцом истории» принято считать древнегреческого писа- теля-историка Геродота, которому принадлежит первое описание жизни скифов, обитавших в степях Северного Причерноморья. Его современник Фукидид создал 8-томный труд по истории Пелопонесской войны. В сочинениях еще одного древнегреческого ученого Полибия появляется уже понятие всемирной истории. Называя свою «Историю» прагматической (от pragma — дело) и понимая под этим изложение произошедших политических и военных событий, Полибий считал историю наставницей жизни, а главную задачу историка видел в объяснении событий в их взаимосвязи. Как и другие историки древности, он придавал большое значение деятельности отдельных исторических личностей. Существенное значение для развития античной историографии имели также сочинения Тита Ливия, Тацита, Плутарха, Аиииана и др. Таким образом, исторические знания изначально представляли собой основу мировоззрения, без которого было бы невозможно постичь закономерности развития окружающего мира и человеческой личности в нем.

Постепенно формировались представления об истории народов и государств как циклическом чередовании взаимосвязанных событий. Еще в Древней Греции и Древнем Риме получила признание идея вечного изменения в природе и обществе, было обращено внимание на последовательную смену форм государственного устройства, хозяйственных укладов, нравов и обычаев. В то же время в восточной философии история трактовалась как бесконечная цепь трансформаций человеческой сущности в границах того или иного божественного, космического и социального единения. С распространением христианства в библейской традиции сложились представления об истории как универсальном процессе, ограниченном человеческим бытием в земном мире и продолжающемся спасением души в царствии небесном.

В эпоху европейского Просвещения достижения рационалистической философии позволили определить историю человечества как безграничный процесс познания, а к середине XIX в. это понимание истории расширилось гегельянским определением эволюционизма как прогресса абсолютного духа в осознании свободы. В этот же период крупнейшие представители «государственной школы» российской историографии, прежде всего С. М. Соловьев, Б. Н. Чичерин и К. Д. Кавелин, в своих исследованиях уделяли особое внимание роли личности в истории. Так, выдающийся историк России С. М. Соловьев отмечал: «Для истории нет возможности иметь дело с народными массами, она имеет дело только с представителями народа... когда народные массы приходят в движение... на первом плане являются вожди, с которыми история преимущественно и должна иметь дело». Видный отечественный историк второй половины XIX в. К. Н. Бестужев-Рюмин указывал на необходимость изучения исторического процесса в масштабе всего человечества. Он писал: «Всеобщая история только тогда станет в полном смысле всеобщей, когда она будет обнимать все народы, не пренебрегая и теми, которые почему-либо не успели развиться».

Уже на рубеже XX в. прочно сформировалось представление о неоднозначности и неодномерности познания исторического процесса и самого объекта исторического исследования лишь посредством какой-либо детерминируемой историко-философской системы (например, марксистской абсолютизации эволюции материальной культуры и технологий, определяющей общественное и духовное развитие общества в форме закономерных смен общественно-экономических формаций). Видный социолог и публицист Н. Я. Данилевский сформулировал теорию общей типологии культур, согласно которой всемирной всеобъемлющей истории существовать не может, а в истории человечества выделяются обособленные, локальные культурно-исторические типы (цивилизации), которые находятся в непрерывной борьбе друг с другом и с внешней средой; и так же как биологические виды, они проходят предопределенные стадии становления, старения и неизбежного распада.

Концепция «морфологизма» истории, совмещенная с ницшеанством, в дальнейшем была развита германским философом О. Шпенглером в знаменитой работе «Закат Европы». Он доказывал, что единой общечеловеческой культуры быть не может, а каждому культурному социуму заранее определен срок (около 1 тыс. лет), зависящий от внутреннего цикла жизни. Умирая, культура перерождается в цивилизацию, которая является противоположностью культуры и ее заключительной стадией. С одной стороны, цивилизация — это эквивалент мертвой «протяженности» и бездушного «интеллекта» (технологической революции), а с другой — она порождает «массовое общество» безликих потребителей. Согласно О. Шпенглеру переход от культуры к цивилизации означает переход от творчества к бесплодию.

Сходную теорию исторического процесса в середине XX в. выдвинул английский социолог и историк А. Дж. Тойнби, который известен как автор 12-томного «Исследования истории». В этом труде он стремился переосмыслить все общественно-историческое развитие человечества с точки зрения круговорота локальных цивилизаций. По его мнению, единой истории человечества не существует, а есть лишь история отдельных замкнутых цивилизаций (в первоначальном варианте он насчитывал 21 цивилизацию, а затем сократил это количество до 13). Каждая цивилизация в своем развитии проходит стадии возникновения, роста, надлома и разложения, после чего гибнет, уступая место новой. Считая социальные процессы, последовательно происходящие в этих цивилизациях, аналогичными, А. Тойнби пытался вывести некие закономерности социально- политического бытия, позволяющие предвидеть в том числе и глобальные события в современном мире.

Во второй половине XX в. цивилизационный подход при анализе истории человечества был реализован в крайне интересных, но спорных работах таких абсолютно разных ученых-мыслителей, как отечественный этнограф, историк и публицист Л. Н. Гумилев, выдвинувший и развивший теорию этногенеза (происхождения и развития) народов и их пассионарности в тесной взаимосвязи с состоянием биосферы пашей планеты, и американский исследователь-политолог С. Хантингтон, вычленивший главные конфликтогенные корни современных цивилизационных разломов в четырех мировых религиях: конфуцианстве, буддизме, мусульманстве и христианстве. Следует также отметить и концептуальные взгляды нашего современника, английского историка и политолога II. Кеннеди, обосновавшего цивилизационную парадигму трансформаций исторического развития человечества на основе сравнительного изучения экономического потенциала и военно-политической мощи мировых держав.

Одновременно в середине XX в. видный представитель французской «школы анналов», историк и историософ М. Блок дал весьма емкое определение истории как «науки о людях во времени». А его британский коллега и современник Р. Дж. Коллингвуд, стремясь установить связь между философскими и историческими исследованиями, доказывал, что эти науки имеют общий предмет — исторически развивающееся человеческое мышление (ментальность), которое историк изучает, анализируя факты духовной и материальной культуры, а философ исследует и обобщает данные самосознания и внутренней рефлексии.

Кроме того, в момент крушения СССР с концепцией о «конце истории» и «последнем человеке» выступил известный американский политолог

Ф. Фукуяма. По его мнению, согласно Гегелю и Марксу «эволюция человеческих обществ не бесконечна; она остановится, когда человечество достигнет той формы общественного устройства, которая удовлетворит его фундаментальные чаяния. Таким образом, оба эти мыслителя постулировали “конец истории”: для Гегеля, это либеральное государство, для Маркса — коммунистическое общество». С крахом коммунизма и триумфом либерализма, заключает Фукуяма, эволюционный путь человечества «завершен»: общество фрагментизируется, превращаясь в толпу одиночек.

Таков вкратце анализ нынешних методологических историософских подходов.

* * *

Историческая наука в ее современном понимании, т.е. как исследовательское направление и учебная дисциплина, в целом сложилась в эпоху рационализма в XVII — начале XVIII в. В настоящее время она традиционно разделяется на всеобщую, или всемирную, историю, в рамках которой изучается происхождение человека и его развитие, а также историю отдельных стран, народов, цивилизаций с древнейших времен до наших дней, включая и отечественную, т.е. российскую историю.

* * *

История России — это нау чная и учебная дисциплина, в рамках которой изучается многогранный процесс становления и развития нашего Отечества с древнейших времен до наших дней, складывание его многонационального народа и формирование основных государственных и общественных институтов.

В структуре исторических знаний выделяется несколько относительно самостоятельных направлений, без которых невозможно представить себе эту науку в целом. К таковым прежде всего относится источниковедение, которое разрабатывает теорию, методику, способы изучения и использования исторических источников. В рамках источниковедения получили развитие вспомогательные, или специальные, исторические дисциплины: палеография, изучающая памятники письменности по их внешним особенностям, генеалогия — наука о происхождении и родственных связях отдельных лиц и семей, геральдика — наука о гербах, сфрагистика — наука о печатях, нумизматика — наука о монетах и истории их чеканки, историческая хронология, изучающая системы летоисчисления и календари, историческая география и историческая топонимика, а также другие дисциплины, без которых невозможно представить себе познание прошлого. К одной из традиционных исторических наук относится археология — наука, изучающая историю общества по вещественным памятникам, материальным остаткам жизни и деятельности людей, орудиям труда, предметам домашнего обихода и т.д.

Важнейшей исторической дисциплиной, без сомнения, является историография, изучающая развитие исторических знаний и исторической науки в целом. Благодаря творческому наследию российской историографии, представленному трудами таких выдающихся историков, работавших в XVIII и XIX вв., как В. Н. Татищев и М. М. Щербатов, Н. М. Карамзин, М. II. Погодин и Н. Г. Устрялов, Б. II. Чичерин и К. Д. Кавелин, И. Е. Забелин и С. М. Соловьев, II. II. Павлов-Сильванский и В. О. Ключевский, Н. И. Кареев и II. Н. Милюков, был накоплен удивительно насыщенный фактографией и методически структурированный колоссальный исторический материал, до сих пор являющийся основой для изучения истории России.

В золотой фонд отечественной исторической науки весомый вклад внесли и такие видные историки XX в., как С. Ф. Платонов, А. С. Лаппо- Данилевский, М. Н. Покровский, К). В. Готье, Е. В. Тарле, В. И. Пичета, Б. Д. Греков, Н. М. Дружинин, М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин, М. В. Неч- кина, А. В. Арциховский, П. А. Зайончковский, И. Д. Ковальченко, Н. В. Устюгов, А. А. Зимин, Л. Н. Гумилев, П. В. Волобуев, а также ряд других известных ученых, сформировавших целые направления и школы отечественной историографии. Без их трудов было бы невозможно представить себе богатейшую палитру нынешней отечественной истории. Современная российская историческая паука является достойным продолжением блестящих традиций корифеев отечественной историографии.

В ряде глав учебника и практикума, особенно при изложении проблем внешней политики и участия России в войнах и вооруженных конфликтах в XVIII и XIX вв., в необходимых случаях указываются две даты: первая дается но юлианскому календарю, введенному Петром Великим в России с 1700 г. и действовавшему до февраля 1918 г., а вторая (в скобках) — по григорианскому календарю (согласно реформе папы римского Григория XIII), принятому в Западной Европе с 1582 г. Разница между двумя календарями составляет для XVII в. — 10 дней, для XVI11 в. — 11, для XIX в. — 12, для XX и XXI вв. — 13 дней. Юлианский календарь до сих пор является официальным летоисчислением Русской православной церкви.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >