Конституции германских государств

Конституции, давшие начало развитию германского конституционализма, стали одним из факторов, способствовавших медленному эволюционному превращению абсолютистских монархий в ограниченные.

Н. А. Крашенинникова

С 1816 по 1847 г. в большинстве германских государств были приняты первые конституции, в основном в форме октроированных (дарованных монархами) хартий.

Формы правления, предусматривавшиеся этими конституциями, мало отличались одна от другой. Так, согласно конституционному акту Великого герцогства Баденского, принятому в 1818 г., наследственный великий герцог объединял в своем лице практически всю верховную власть. Он осуществлял исполнительную власть, ему вверялся контроль над законодательной властью. Великий герцог мог созывать, распускать ландтаг (парламент), отсрочивать его заседания, расширять или сужать круг вопросов, подлежащих обсуждению. Ему же предоставлялось право законодательной инициативы, право утверждения и обнародования законов. Болес того, Консти туция предусматривала и прямое законотворчество герцога в форме указов.

Высшая палата ландтага представляла собой сугубо феодальное учреждение, состоявшее из принцев, глав бывших владетельных фамилий, нескольких депутатов земского дворянства, лиц, назначенных герцогом. Нижняя палата избиралась из депутатов городских и сельских округов на основе двухступенчатых выборов лицами, достигшими 25-летнего возраста, с учетом ценза оседлости. Возрастной ценз для самих депутатов повышался до 30 лет[1].

Согласно Конституции правительство за результаты своей деятельности было ответственным только перед монархом. Оно отчитывалось перед ландтагом о расходах при внесении в него проекта очередного бюджета. Отставка и назначение членов правительства осуществлялись только монархом.

Все германские конституции содержали ограниченный перечень демократических прав и свобод, которые, однако, не предусматривали закрепленных законом гарантий их осуществления и содержали оговорки, которые фактически сводили их действие на нет. Так, провозглашенное в баденской Конституции положение о равноправии всех жителей соседствовало с многочисленными привилегиями, предусмотренными для дворянства (например, с положением о нераспространении воинской повинности на членов бывших влиятельных фамилий). В декларируемый перечень прав и свобод входили свобода совести, печати, передвижения, выбора профессии, неприкосновенность частной собственности и личности, независимость судей и право баденцев на ведение их уголовных дел в обычных судах, запрещение произвольных арестов.

В 1848—1849 гг. в Германии произошла незавершенная буржуазно- демократическая революция. Главной ее движущей силой были рабочие, ремесленники, мелкие крестьяне. Революция потерпела поражение. Рабочий класс был неорганизованным и недостаточно зрелым, крестьянство в основной своей массе не поднялось на борьбу с помещиками, а либеральная буржуазия оставалась политически нерешительной. Если во Франции XVIII в. в ходе революции были уничтожены почти все пережитки феодализма, то в Германии сохранилось господство помещиков, а страна осталась политически раздробленной. Буржуазии удалось добиться лишь некоторых реформ.

В 1850 г. в Пруссии была принята Конституция. Она закрепила представительное правление и включила в систему высших государственных органов двухпалатный парламент. Одна его палата (палата депутатов) была выборной, другая (палата господ) состояла из назначенных королевским указом принцев крови, князей и других лиц. Избиратели нижней палаты делились на три курии (разряда) в зависимости от размера уплачиваемых ими прямых государственных налогов. Каждый разряд в целом платил 1/3 часть общей суммы налогов и выбирал 1/3 часть выборщиков, которые, в свою очередь, и избирали депутатов.

Король обладал правом законодательной инициативы, правом вето. Он оставался главой исполнительной власти. Личность короля провозглашалась неприкосновенной, в его руках сосредоточивались командование армией, назначение правительства, и прежде всего министра-нрезидента, ответственного перед ним, всех высших гражданских и военных должностных лиц. Королю вверялся контроль над ландтагом, в том числе он обладал правом его досрочного роспуска.

Конституция декларировала определенный набор демократических прав и свобод: свободу собраний и союзов, свободу слова и неприкосновенность личности. Подробная регламентация всех этих прав и свобод должна была быть осуществлена текущим законодательством, которое так и осталось неразработанным. Перечень демократических прав и свобод сопровождался определенной оговоркой, которая, по сути, сводила его на нет. Свобода собраний, например, ограничивалась одним важным условием, касавшимся лишь «низших слоев общества»: собрания разрешалось проводить только в помещении — под крышей. Люди, не имевшие средств на оплату аренды соответствующих помещений, лишались права на собрания.

Государственные органы получили право запрещать газеты и журналы после двух предупреждений, «если их направленность подвергала опасности общественное благополучие». Такую «направленность» усматривали, например, в осуждении военной политики правительства.

Провозглашалось право на бесплатное обучение в публичных начальных школах. Государство при этом гарантировало выделение необходимых средств для их содержания. Предоставлялось также право учреждать частные школы и руководить ими всем лицам, способным доказать «нравственную, научную и техническую способность» к этому. Вместе с тем Конституция предписывала строгий государственный надзор за школами с целью пресечения всякого вольнодумства. Учителя публичных школ наделялись правами и обязанностями государственных чиновников со всеми вытекающими из этого последствиями.

Особое внимание уделялось армии. Высшее командование ею принадлежало королю. Закреплялись всеобщая воинская повинность и право короля в случае войны созывать народное ополчение, использовать армию для подавления внутренних беспорядков, издавать постановления о воинской дисциплине.

Говоря об ограниченном характере демократических положений первых германских конституций, нельзя не отметить и их исторического значения. Они открывали возможности для формирования политической оппозиции, что явилось серьезным достижением немецкой буржуазии в борьбе за политическую власть.

  • [1] См.: История государства и права зарубежных стран. Т. 2 / под ред. Н. А. Крашенинниковой, О. А. Жидкова. С. 127.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >